Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Святой Грааль (страница 48)


— Я ж тебе говорил! Здесь ценности могут быть другие!

Томас покраснел, сказал крайне оскорбленным тоном:

— Мы пришли на помощь слабейшей стороне! Так поступают благородные люди на моем Севере, верно. Надеюсь, здесь тоже благородство появится... хотя бы на остриях наших мечей.

— Кто вы? — спросила золотоволосая принцесса.

Конь под ней перебирал тонкими точеными ногами, гордясь прекрасной всадницей. Корона на золотых волосах рассыпала разноцветные искры — там блестели изумруды, бриллианты, сапфиры, даже редкий камень из северных стран — янтарь. Всадники смотрели на Томаса и Олега со смесью страха и надежды. Еще трое спешились и пошли с ножами в руках, переворачивая врагов, перехватывая глотки, собирая оружие. Пятеро всадников ловили чужих коней.

— Я рыцарь-крестоносец, — ответил Томас гордо. — Сэр Томас Мальтон из Гисленда. Я убивал великанов, побивал сарацинов, сражался с драконом, ел жаркое из печени льва, убитого своими руками. Сейчас возвращаюсь на свою северную родину. Со мной идет мой друг благородный сэр калика из скифской Руси... или Русской Скифии... Словом, из Гипербореи. Он великий воин, величайший отшельник и аскет, а его осанка и речи, исполненные достоинства, говорят о его благородном происхождении, хотя он его и отрицает всячески.

Принцесса бросила на Олега мимолетный взгляд, тут же забыв о калике, сказала Томасу страстно и с великой мольбой:

— В мой город, прекрасную мирную Мерефу, ворвались враги! Вам нужно уходить, ибо они не щадят никого. Я думаю, вам лучше уйти с нами.

— Что за враги? — надменно спросил Томас.

— Я королева, — ответила золотоволоска. — Изоснежда, дочь Крыга. Враги тайком вошли в город и сумели ворваться во дворец! Их вел дворцовый казначей, он знал о подземном ходе. Мой отец ему доверял как себе, а он, после смерти моего отца, пожелал жениться на мне и стать королем! Я отказала, тогда он раздал казну варварским вождям, а те прислали своих воинов. В городе резня!

Олег пошел к своему коню, бросил Томасу:

— Похоже, Мерефу придется обойти стороной!

Томас вспыхнул до корней волос, голос его был резким, как лезвие меча:

— Резня там или майские пляски, но мне надо увидеть великого мага Пивня!

Он послал коня вперед по дороге к городу. Олег оглянулся на остолбеневших в неподвижности воинов, тяжело вздохнул и полез в седло. Томас остановил коня у распахнутых ворот, требовательно оглянулся, словно у Олега не было выбора, как ехать следом. Олег ехал мелкой рысью, по очереди трогал рукояти швыряльных ножей, меча, пощупал кончики стрел: чужие стрелы, которые забрал у всадников в мохнатых шапках оказались на три пальца короче.

Когда он подъехал к воротам, сзади послышался конский топот. Их догнали двое угрюмых воинов, он их раньше видел рядом с прекрасной королевой. Один буркнул хмуро:

— Поедем с вами. Вы не знаете города.

Томас широко улыбнулся, подмигнул Олегу. Оба воина явились явно против воли: королева сама послала их в помощь странным северным паломникам-рыцарям!

Вчетвером они ворвались через распахнутые ворота, понеслись по главной улице. Везде стоял крик, злобный хохот. Воины в мохнатых шапках врывались в дома, разбивали двери и окна торговых лавок, из разбитых окон домов вышвыривали на улицу вещи, одежду, мебель. Прямо на улице насиловали двух женщин, а чуть дальше голого старика распинали на дверях его дома, женщины и дети визжали, плакали.

На главной площади перед дворцом еще догорал бой — около сотни воинов в красных плащах, став в круг и закрывшись щитами, отражали вялые атаки. Их прижали к дворцу, но дальше не шло — воины ощетинились копьями и мечами, а враги с завистью оглядывались на тех, кто уже волочил награбленное, срывал с женщин платья, вырывал из ушей серьги и выламывал пальцы, унизанные кольцами. Вождь племени, тоже в мохнатой шапке, огромный и толстый, люто орал, гнал сражение, но большинство предпочитало грабеж в уже захваченном городе, чем добивать последних защитников.

Четверка проскакала по краю площади, миновала привязанного к столбу древнего деда, двое тыкали в него горящими факелами, старик страшно кричал, воины орали. Олег успел услышать: «Деньги! Где спрятал золото?..» На другом конце площади зажатые в угол, десяток воинов в красных плащах отчаянно отбивались от огромного паука, размером с раскормленного верблюда. Паук умело и быстро плел сеть, взмахом передних лап, похожих на потолочные балки, набрасывал на жертву, тот безуспешно рубил мечом серебряную веревку, меч прилипал намертво, и паук быстро втаскивал отчаянно кричащего человека в страшную пасть.

Томас яростно заорал, увидя, как огромные челюсти паука сомкнулись на голове несчастного — кровь брызнула во все стороны, забрызгав камни. Воины, присланные королевой, забежали с боков, изо всех сил рубили мечами, но толстая шерсть паука не поддавалась, а хищные лапы ухватили второго, подтащили к жадно раздвинувшимся жвалам, откуда капала человеческая кровь.

Томас вскрикнул:

— Пресвятая Дева, не допусти поругания человека насекомым!

Он выставил копье, наклонился к конской шее. Паук, заслышав грозный топот тяжелого коня, мгновенно развернулся,

угрожающе поднял лапы. Два крупных немигающих глаза неотрывно смотрели на скачущего рыцаря, остальные шесть, поменьше, холодно наблюдали за воинами в красных плащах, что тоже замерли в недоумении и полном изнеможении.

Томас налетел как падающая с горы каменная лавина. Длинный широкий стальной наконечник копья с хрустом врезался в широкую грудь чудовища. Мохнатые лапы вытянулись, дотянулись когтями до рыцаря. Конь в диком страхе завизжал, как придушенный поросенок, взвился на дыбы, молотя копытами по мохнатым лапам. Томас выпустил копье, поводьями заставил коня попятиться.

Паук быстро и как-то бесшумно шагнул за ними, но копье уперлось древком в землю, удержало. Чудовище тянулось за отступающей добычей, такой хрупкой, копье погружалось все глубже, Томас слышал треск. Верхние лапы почти коснулись лица Томаса, однако остальные внезапно подогнулись, паук грузно осел всем мохнатым телом. Воины в красных плащах, тяжело дыша, уронили мечи и щиты, смотрели на неожиданного спасителя в стальном панцире.

Двое мрачных воинов, посланные с Томасом и Олегом, выехали вперед, один крикнул радостно:

— Тилак?.. Тилак, королева спасена! — Уходите через восточные ворота.

Передний из воинов, забрызганный кровью и желтой слюной паука, быстро спросил:

— Кто этот могучий?

Мрачный помедлил с ответом, в глазах еще была неприязнь:

— Странник... как и его друг. Вон тот, что в волчьей шкуре, как лесной зверь. Им нужен маг Пивень. Он не ушел?

— Я видел его в башне, — ответил Тилак. — Но он запечатал ее заклятием. Никто не войдет!

Воины начали выдвигаться из закоулка, куда их загнал паук, один прислушался к далекому шуму, крикам, вдруг вскричал:

— На площади все еще бой!..

— Отряд Атта, — угрюмо сказал мрачный. — По крайней мере, треть была цела...

Тилак быстро повернулся к своим воинам:

— Уйдем через восточные ворота или пойдем на помощь Атту?.. Забудем межклановую вражду перед лицом общего врага!

Воины вскинули мечи. Тилак подбежал к Томасу, на Олега внимания почти не обращал:

— Поможете?

— Вам самим делать нечего, — ответил Томас вежливо. — Все ушли грабить, вокруг отряда вашего Атта не воины, а пастухи. Сторожат, чтобы не разбежались.

Он стегнул коня, помчался к виднеющейся на другом конце города башне, на которую указал Тилак. Сперва слышал только цокот копыт своего коня, затем зазвенели тяжелые подковы жеребца калики. Оглянулся: двое хмурых воинов что-то горячо объясняли воинам Тилака, наконец те бегом ринулись на площадь, а оба мрачных телохранителя золотоволосой королевы помчались настегивая коней, вдогонку за северными воинами.

Томас победно ухмыльнулся: не двое воинов нужны, хотя два меча не лишние, — льстит тревога юной красавицы за жизнь неизвестного спасителя, таинственного рыцаря из чужой северной страны!

Они пронеслись по узким улочкам, кое-где на ходу сминая конями грабителей, почти не пуская в ход оружия. Башня медленно вырастала, оказывалась то справа, то слева, уже можно рассмотреть серые кирпичи и круговую площадку на самом верху. Первый мрачный догнал Томаса, сказал угрюмо:

— Вам не войти. Маг запечатывает башню заклятием.

— Разве маг не видит, что здесь творится? — воскликнул Томас.

— Ему все равно, — ответил угрюмый. — Кто бы ни был на троне, все равно принесет магу дары, даст рабов и слуг.

Башня была приземистая, древняя, каменные глыбы выщербились, став похожими на серый неопрятный творог. Справа виднелась массивная железная дверь, зеленой краской были нарисованы странные знаки, фигуры.

Оба угрюмых воина ожидающе оглянулись на рыцаря, — на двери башни ни засова, ни замка, держится на магии, а Томас в затруднении повернулся к молчаливому сэру калике, отшельнику и великому аскету благородного происхождения. Олег, не слезая с коня, порылся в мешке с лечебными и другими травами, выудил полузасохший стебель травы, наклонился к двери и сунул листок в железную щель.

Громко щелкнуло, дверь распахнулась как от могучего пинка ногой. Угрюмые разинули рты и застыли, а Томас, словно калика всю жизнь открывал перед ним двери знаменитой славянской разрыв-травой, нетерпеливо тронул поводья, и конь вдвинулся в дверной проем. Томас пригнулся, чтобы не шарахнуться о низкий свод, на свету мелькнул хвост его коня. Олег поехал следом, пригнувшись еще ниже.

— Великие воины! — услышал он сзади поспешное. — К магу вообще нельзя, а вы на конях!

Олег смолчал, вскоре услышал сзади стук копыт. Оба телохранителя, бледные и с перекошенными лицами, мужественно ехали следом, держась, впрочем, на почтительном расстоянии. Олег посматривал по сторонам с удивлением: не думал, что поместятся даже вдвоем, но въехал и четвертый, после чего дверь с металлическим лязгом вернулась на место.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать