Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Святой Грааль (страница 54)


— Какого? — спросил Томас.

— Великой Рыбы, что спасла нашу страну, — ответил Самота торжественно.

Томас открыл было рот, чтобы сказать, что думает о языческих обрядах, но, перехватив насмешливый взгляд калики, прикусил язык. Пусть живут по своим обрядам. Этот народ окрестят те, у кого больше свободного времени и меньше забот.

— Спасибо, — ответил он хмуро. — Но завтра с восходом солнца мы выступим в путь. Как зовут, говоришь, твоего родственника?

— Гелонг. Мы напишем, что ты наш друг, он сделает все, чтобы твое путешествие было приятным.

Томас оглядел их лохмотья, изможденные лица и босые ноги, спросил недоверчиво:

— Знаете грамоту?

Вождь засмеялся, показав желтые выщербленные зубы:

— Все до единого! Только два народа на свете вынуждены знать грамоту, ибо так велят боги: мы, великие урюпинцы, и эти, как их... некие иудеи.

Телеги поставили кольцом, протянули цепи. Как объяснили Томасу, так защищаются от внезапного нападения разбойников — после разрушительной войны ими кишат дороги и караванные пути. В середине стены из телег разожгли костры, поставили два десятка шатров — бедных, сшитых из обрезков шкур и старых одеял, грязных полотнищ. На кострах в котелках варили жидкую мучную похлебку, на углях пекли съедобные коренья. Томас выложил мясо и лакомства, что дали в дорогу мерефянцы, засмеялся, видя как распахнулись от восторга глаза детей и взрослых.

Спасенная девушка, ее звали Игуанда, не отходила от Томаса, смотрела влюбленными глазами. Олег ухмыльнулся. Внучатая племянница, как он высчитал по пальцам, довольно высокая степень родства, если считать по матери, ибо урюпинцы и иудеи ведут счет родства по материнской линии. Народ здесь бедный, зато их не ограбишь. Выглядят счастливыми, а что человеку еще надо?

Томас сердился, опять все шишки на него, а калика снова в сторонке: сидит у костра, пьет с урюпинцами кислое вино, слушает истории. Как с гуся вода! А урюпинцы простодушно спрашивают, не думает ли могучий воин примкнуть к ним: Игуанда пойдет за него, если хорошо попросит, а со временем мог бы и вождем стать, если все обычаи запомнит!

Раздраженный Томас, чтобы не слушать такие разговоры, прошелся по стану, взглядом военного умельца оглядел как поставили телеги, как сложили оружие. Прямо посреди стана

из песка торчали остатки древних строений, почти засыпанные. Томас пощупал, с удивлением сообщил калике:

— Видать, тут было их святилище. Или даже столица. А что? Могли же эти оборванцы быть древним и мудрым народом? Как халдеи, а потом одичать! Но что за сила разрушила такие стены? Из гранитных глыб, не обожженная глина.

— Какая разница, — буркнул Олег.

— Большая, — возразил Томас. — Из-за такой же промашки когда-то такое началось... Сарацины говорят, что Иблис был ангелом, но отказался поклониться Адаму: «Ты создал меня из огня, а его из глины!» Ну, Господь турнул его вверх тормашками с небес. А что вышло? Иблис с тех пор ненавидит человека и постоянно вредит. Да ты сам помнишь что проклятый вытворял с нами!

Олег удивился:

— Ты ж христианин! Как тебе может вредить Иблис, он же шайтан?

— Как-как, — оскорбился Томас, ему почудилось, что сер калика заподозрил в трусости, — Как и сам Сатана со своими слугами! Он же Иблис, Дьявол, Везельвул, Шайтан, Локи, Люцифер... что я, прелат, чтобы все имена помнить?

Он отмахнулся, ушел к кочевникам. Олег с интересом посматривал как рыцарь принял пиалу из рук вождя, что-то ответил, коснулся сердца, затем лба, а лишь потом отпил из чаши. Когда они снова оказались вдвоем, Олег поинтересовался ехидно:

— А тебе не перепадет?

— От кого? — удивился Томас.

— От своего бога.

— За что?

— Ты ж поклонялся, можно сказать, чужому богу.

Томас посмотрел покровительственно. Даже голос стал поблажливым:

— Сер калика... ты учен, но знаешь не все. Видать, все же мало тебя по свету носило. Одного бога... вернее, один лик бога знают лишь те, кто не слезает с печи, как ты говоришь. А я побывал, побывал... И понимаю, что бог, приходя в новую страну, для понятности говорит на местном языке и одевает местные одежды, а то даже имя берет местное! Обычаи же везде разные. Ну и пусть. Лишь бы учили добру, рыцарской доблести, справедливости. Так что я-то понимаю, что у нас зовется Христом, у сарацин — Аллахом, у кого-то вовсе Буддой... Но бог-то един. Да и не поклоняюсь вовсе! Просто салютую Верховному Сюзерену.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать