Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Святой Грааль (страница 59)


Елена подошла к окну, теми же замедленными движениями повязала пояс на крючки, не давая створкам распахнуться. Олег с удовольствием смотрел на ее гибкую фигуру с тонкой талией и широкими бедрами на длинных стройных ногах, тем более что она ожидала от него именно такого пристального взгляда и учащенного дыхания.

Повернувшись, она сказала все еще улыбаясь:

— Думаю, так будет лучше...

Даже дураку, который не рассмотрел бы ее пояс, хорошо видна ее фигура на фоне освещенного окна.

Олег сел на краю ложа, чтобы быть ближе к двери, не пропуская шорохи. Елена все еще стояла у окна. Олег сказал мирно:

— Чем ты занималась раньше, Елена?

В ее красивых глазах мелькнуло удивление:

— Ты хочешь поговорить?

— Разве ты сама этого не хочешь?

— Да, конечно!.. Но я слышала, что северные гости города почти не отличаются от зверей: сразу тащат в постель!

Олег улыбнулся:

— Теперь ты ждешь, что я начну доказывать обратное и проболтаю с тобой о философии всю ночь?

Она весело захохотала, запрокидывая головку, обнажая прекрасную белую шею, созданную для поцелуев:

— Я была бы серьезно разочарована!

— Тогда иди ко мне, — позвал Олег. — Займемcя любовью, а в промежутках... если они будут, — поговорим о философии.

Она кивнула, смех еще дрожал в ее лучистых глазах, медленно шагнула к нему и медленно, стоя перед ним, начала снимать платье. Олег держал на лице выражение восхищения ее юным гибким телом, но весь был на кончике ушей. Деревянные половицы в коридоре поскрипывали все громче и ближе.

Елена тоже услышала, губы раздвинулись шире, а глаза раскрылись обольстительнее. Она уже держала рубашку в одной руке, смотрела дразняще. Олег сказал быстро:

— Кто-то подходит к двери! Быстро спрячься вон за той дверью.

Она широко распахнула глаза:

— А что там?

— Там кладовка, — ответил он нетерпеливо. — Тесно, но ты побудешь там недолго. Я отделаюсь от друга, с которым приехал, это наверняка он.

Она с негодующим видом пошла к двери кладовой, фыркая, провоцирующе двигая бедрами — рубашку по-прежнему держала в руке. Как мозговая косточка перед носом пса, которого ведут на живодерню, подумал Олег...

Она скрылась за дверью, Олег задвинул щеколду, быстро швырнул плащ на лук и колчан со стрелами, провел кончиками пальцев по рукоятям ножей.

В дверь громко постучали. Олег торопливо плеснул вина прямо на стол, разбросал остатки еды, крикнул хриплым недовольным голосом:

— Кого леший носит ночью?

Из-за двери донесся веселый полный жизни мужской голос:

— Какая ночь, дорогой?

Олег неторопливо потащился к двери, грузно топая, подволакивая ноги. Долго возился с запором, громко ворчал, изображая пьяного варвара. В коридоре стоял крепко сбитый мужчина в легком доспехе, прокаленный ветрами и морем. На загорелом лице играла широкая улыбка, белые зубы блестели, но глаза цепко охватили поверх плеча Олега всю комнату, заметили разлитое вино, обглоданные кости, лежащую на боку амфору, как и вторую, что стояла на подоконнике.

Олег отодвинулся, покачнулся, широким жестом пригласил гостя войти. Тот с готовностью шагнул, все также широко улыбаясь — веселый, налитый здоровьем и силой. На поясе болтался небольшой меч в красиво украшенных ножнах.

Олег спросил хрипло:

— У меня только хиосское, будешь?

Гость ответил после крохотной паузы:

— Я больше привык к медовухе. Или хлебнул бы пива. Бочонок с темным пивом стоял в кладовке, туда затолкал Томас, и Олег буркнул:

— Пей вино, не сдохнешь. Или убирайся.

— Вино так вино, — легко согласился гость. Он опустился за стол, смахнув брезгливо крошки с лавки. — Меня зовут Рыба. Я профессиональный солдат, наемник. Из легионов ушел, отыскалась работа получше. Сейчас, например, я командую тремя десятками головорезов, которых отбирал сам... и которые сейчас окружили этот дом. Отчаянные парни, но главное — умелые! Я в людях разбираюсь, отобрал лучших, поверь! Плата высокая, так что проблем не было. Муху не выпустят, не то что тебя с приятелем. Кстати, где он прячется?..

Он зорко огляделся, взгляд упал на дверь кладовки. Олег лениво почесывался, хмыкал, с трудом переваривая сказанное. Внезапно его кулак метнулся вперед. Рыба оказался быстрым, невероятно быстрым: успел дернуть головой, одновременно его пальцы звучно хлопнули по рукояти меча. Кулак Олега послал его через всю комнату. Падая, Рыба разнес спиной стол в щепки.

Олег поднял за воротник, бросил на лавку. Полуоглушенного связал приготовленной веревкой, отобрал меч и два потайных ножа с утяжеленными концами.

Рыба тряхнул головой, приходя в себя потрогал языком кровоточащие десны:

— Варвар, ты вышиб мне передний зуб!

— Не надо дергаться, — буркнул Олег. — Влупил бы как кроля между ушей, никаких следов. А так... золотой вставишь.

— Ты быстр, — заметил Рыба. Глаза его остро обшаривали мощную фигуру варвара, в котором не было и следа пьяной заторможенности. — И силен. Я бы взял тебя за двойную плату, а это немало!

— Уже нанят, — сообщил Олег. — Сам понимаешь, я не хотел разбивать тебе губы.

— Мне за это платят, — ответил Рыба философски. — Но постоялый двор окружен, как ты слышал, а мои люди меня ждут. Я должен появиться с ответом.

— Каким?

— С чашей.

— А мы?

— Вы нашего хозяина не интересуете, — ответил Рыба неодобрительно. — Впрочем, это не мое дело. Только чаша, а сами можете убираться к дьяволу!

Олег нахмурился, быстро прогнал галопом по памяти имена верховных магов Семи. Ветераны не в

счет, кто-то из новых. Молодое поколение Семи Тайных бывает жестоким, куда более жестоким, чем старики, но зато без необходимости не убивают. Только для дела, никогда — для мести или других чувств.

— Настоящий хозяин ожидает где-то на улице? — спросил он медленно.

Рыба сплюнул на пол темный сгусток крови, снова озабоченно пощупал кончиком языка кровоточащие десны:

— Тот, кто заказывал. А настоящий или нет, не наше дело, верно?

Олег придвинул лавку с привязанным Рыбой ближе к окну, чтобы с улицы были видны его плечи и голова. Рыба посматривал насмешливо в улыбке, обнажал зубы, их у него оставалось еще много — хороших, красивых.

Олег наполнив кубок вином, протянул Рыбе:

— Держи.

Рыба удивленно поиграл бровями:

— Мне кто-то привязал руки. Кто бы это, не знаешь?

— Я не заставляю пить, — бросил Олег жестко, — только держи. У тебя привязаны локти, но не пальцы. Когда дверь откроется, пусть увидят тебя спокойно сидящим с кубком вина в руке!

— Но держу кубок на колене?

— Значит, налакался. Не бросаешь, еще хочешь.

— На меня похоже, — согласился Рыба. — А если не возьму?

Олег быстро приставил острие ножа к его правому глазу:

— Выколю один глаз, затем другой, а после...

— Давай чашу, — перебил Рыба. — но учти, потом окажешься в наших руках! Если хозяин вами не заинтересован, то я уже начинаю... Как у вас, северных варваров говорят: зуб за зуб? Так что обращайся со мной почтительно.

Олег прислушался к шагам в коридоре, но они прозвучали в другом конце и быстро затихли:

— Нас еще надо взять, — напомнил он.

— Со мной солдаты, с которыми я прошел нумидийскую войну!

— Что нумидийцы супротив древлян? Считай, настоящей войны ты еще не видел.

Он ухмыльнулся, по-волчьи показав зубы, видя недоверие на лице профессионального наемника. Тот держал кубок, опустив высокую ножку на бедро, зыркал то на окно, где висел шелковый пояс, то на дверь.

Они ждали недолго. В коридоре послышались уверенные шаги, затем дверь без стука, звонко лязгнув о стену, распахнулась, словно из коридора ударили ногой. В дверном проеме возникли двое с обнаженными мечами, а когда шагнули в комнату и увидели Рыбу, что сидел, небрежно откинувшись и держа в руке кубок с вином, один что-то сказал через плечо, вошел третий и захлопнул пинком дверь, не оборачиваясь, в его руках поблескивал металлическими частями арбалет со взведенной тетивой.

Рыба сидел спиной к окну, лицо оставалось в тени. Двое подошли почти вплотную, когда передний ахнул, быстро развернулся с поднятым мечом к Олегу, что с сонным видом сидел на постели. Олег одновременно швырнул оба ножа: правой и левой рукой — трудный трюк, но с пяти шагов промахнуться еще труднее. Тут же быстро пригнулся, будто нырнул в воду — над ним жутко свистнула железная стрела из механического лука, — цапнул из угла свой меч.

Арбалетчик выхватил саблю. Олег прыгнул через трупы, спеша закончить схватку как можно быстрее. Сабля парировала первый удар, тут же умело скользнула под руку — Олег едва успел отшатнуться. С ревом он нанес страшный удар, солдат искусно уклонился, но Олег на это и ловил: его колено хрястнуло наемника в нижнюю челюсть. Наемник подпрыгнул, чувствуя во рту крошево зубов, Олег ударом кулака послал его в угол. Перевел дыхание, чутье заставило резко пригнуться, над головой просвистело железо, звякнуло о его поставленный меч. Он ударил вслепую локтем, в то место, где должен быть противник, услышал хруст и всхлип, но в шею вцепились сильные пальцы. Задыхаясь, Олег захватил невидимого противника за голову, рванул на себя, одновременно выворачивая шею. Хрустнуло, пальцы на шее разом обмякли. Он резко повернулся, выпустил нападающего.

На пол тяжело рухнул Рыба, он все еще был привязан к лавке, но на руках болтались перехваченные острым ножом веревки. Один из солдат — нож Олега торчал в его горле — корчился на полу, в руке зажата сабля, которой он, умирая, успел перерезать веревки на руках начальника.

— Добрых солдат подобрал, — согласился Олег, он тяжело дышал. — Но я не хотел тебя убивать, дурень!

В комнате среди разбросанных вещей, обломков стола и стульев лежали три трупа, а четвертый, если выживет, до конца жизни не сможет наслаждаться чисто мужской радостью: разгрызать кости, извлекая сладкий мозг, выплевывать такие мелкие огрызки, что даже умирающий от голода пес не возьмется грызть заново.

Олег поднял кубок из лужи вина и крови, отряхнул, поставил на подоконник. Внезапно послышался стон, Олег спохватился, бросился к запертой кладовке. В толстой дощатой двери, в самой середине, расщепив сосновую доску мощным ударом, торчал короткий железный хвост стрелы из арбалета. Хвост стрелы глядел почти в потолок, словно стреляли оттуда.

Олег крикнул в тревоге:

— Елена!.. Все кончилось!

Он поспешно отодвинул засов, открыл дверь, уже чувствуя по ее тяжести неладное. Елена почти висела, наколотая на стрелу: стараясь не пропустить ни слова, прижалась к двери, и когда арбалетчик нажал на спусковой крючок, железная стрела со страшной силой пронзила мертвую дверь и живое тело, созданное для поцелуев...



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать