Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Святой Грааль (страница 63)


«Контрабандист» сел поблизости за стол, Олег косил глазом, глядя поверх пивной кружки, а в это время распахнулась дверь, вошли еще двое. Олег едва не поперхнулся: то ни одного, а то сразу три агента Тайных! Крепкие, мускулистые, с холодными глазами и точными движениями, выверенными в изнуряющих упражнениях с оружием, боях голыми руками, не слишком молодые, а как раз в самом опасном возрасте — матерые, опытные, умелые.

Он наклонился над кружкой, пряча заблестевшие глаза. Надо бы предупредить Томаса: тот упросился выйти на улицу, в эти минуты расхаживает перед таверной, закутавшись в плащ и нахлобучив капюшон на голову. Не свой с красным крестом, а серый плащ простолюдина. Впрочем, именно он и может привлечь внимание шпионов — доспехи не снял, огромные рыцарские шпоры тренькают при каждом шаге... Но сразу нельзя подняться из-за стола, в первые мгновения шпионы особо настороже, заметят.

Последний из тройки окинул с порога внимательным взглядом зал, пошел по тесному проходу, присматриваясь и прислушиваясь, внезапно свернул, оказался перед столом, где одиноко и угрюмо тянул пиво могучего сложения варвар в грубо выделанной волчьей шкуре. Садиться не стал, уперся обеими кулаками в крышку стола, уставился на Олега. Чувствуя, как неистово заколотилось сердце, нагоняя горячую кровь в ожидании короткой лютой схватки, Олег медленно повернул голову, проревел злым голосом:

— Чего уставился, рыжая обезьяна?.. В будние дни не подаю, а к праздникам хоть сам проси... Пшел вон, не засти свет!

— Дружище, — сказал агент успокаивающе, — не кипятись, не кипятись...

— Дружище? — вскипел Олег. — Кто сказал, что у меня может быть другом рыжая обезьяна? Да еще с таким лошадиным... я хотел сказать, свинячьим рылом! Я хоть не сар... сар... сарацин, но свиней не выношу, разве что в жареном виде посреди стола с хреном...

Он сбился на пьяное бормотание, уронил голову на стол, тут же вскинул, уставился на стоящего перед ним агента мутным взглядом, пытаясь вспомнить откуда тот взялся. Агент даже не поморщился, сказал благодушно:

— Не кипятись... Если я задел нечаянно, прости. С меня причитается, я покупаю тебе выпивку. Эй, женщина, кружку хорошего вина!

Олег пьяно улыбнулся, помахал грязным пальцем у агента перед носом:

— Кто сказал, что я... я не в состоянии заплатить за выпивку? Думаешь, только тебе удается возить разные штучки мимо портовых крыс?

Женщина поставила перед Олегом большой бокал с красным вином — хрустальный, в толстой медной оправе. Олег незаметно потянул ноздрями, поймал кроме запаха перебродившего виноградного сока, что именуется вином, странный аромат — сладко отвратительный, красивый и опасный, такими красивыми и опасными бывают молодые гадюки. В вине растворен либо яд, либо какая-то гадость, от которого человек сначала теряет рассудок, выбалтывает потаенное, скрытое, а потом все равно отбрасывает хвост и копыта.

Олег задержал дыхание, напрягся, чтобы лицо налилось кровью, а уши побагровели, в таком разъяренном виде поднялся: лохматый страшный варвар, заговорил громче и громче, взвинчивая себя, переходя на крик:

— Что во мне такого... что показалось, что я не могу купить себе вина? Да я куплю всю эту лачугу, ежели возжелаю!.. Да я тебя самого куплю, перекуплю и выкуплю с потрохами, твоим геморроем и плешью!.. Ты вон последнюю монету истратил на штаны, на поясе проколол последнюю дырку!.. И вот такая гнида берется угощать меня? Меня, викинга с дракара «Большой змей»?

Агент мерил его недружелюбным взглядом, но держал себя в руках, не поддавался на брань и драку с пьяным варваром, которому для нормального завершения попойки и крепкого сна недостает именно хорошей драки, разбитой морды и кровавых соплей. Олег же чувствовал, что агент подозревает его, но лишь подозревает, надо выдерживать роль, а если придется драться, то драться как викингу с дракара «Большой Змей», а не мирному отшельнику, который, впрочем, не всегда был отшельником.

Агент сказал с терпеливой злостью, но уже сам наливаясь дурной кровью:

— Я не каждый день приглашаю забулдыгу выпить. Но если приглашаю, он не откажется! Ты выпьешь, дурак. Если пикнешь, то сперва изуродуем, а потом все равно выпьешь, даже если проглотишь это вино вместе с зубами!

Краем глаза Олег заметил, что сбоку заходят двое. Он заставил кровь отхлынуть

от лица, пусть видят, как он побледнел от страха, протрезвел. Протянул дрожащую руку к стакану, с мольбой взглянул на агента. Тот победно скалил зубы, подозрительность улетучилась: варвар лишь на словах неистов, они все неистовы, пока разогревают себя вином и руганью, а вот так смело глаза в глаза...

Олег сомкнул пальцы на бокале, медленно начал поднимать дрожащей рукой, вдруг от груди швырнул агенту в лицо. Тот отшатнулся, правая рука мгновенно выдернула длинный кривой кинжал, но едкое вино залило глаза, тут же сильный удар послал его через стол в глубину корчмы. Олег локтем, не глядя, саданул второго в живот, тут же пригнулся, ожидая удара в затылок от третьего, подхватил тяжелую дубовую лавку, замахнулся над головой.

Дважды сухо стукнуло, успел увидеть рукояти швыряльных ножей, возникших в толстом сидении, тут же лавка с грохотом обрушилась на третьего агента, сплющила, ломая кости. Олег все еще в роли пьяного викинга размахивал лавкой, ревел, ругался на свейском языке, сыпал проклятия на норманнском, лишь глаза его в суматошном вихре выхватывали те немногие лица, которые отличались выражением ли, взглядом.

Внезапно насели со всех сторон, он дрался уже без личины, потому что из-за дальнего столика вдруг встал немолодой скромно одетый человек и без видимой спешки вышел из таверны. Олег бил ногами, локтями, головой — все способы хороши, если хочешь выжить, а научиться в подлом деле убивать и калечить можно многому, если не брезговать грязными приемами египтян, хеттов, ариев, скифов и кончая нынешними монахами-воинами.

На полу осталось семь или восемь ползающих, стонущих, когда дверь с грохотом распахнулась, ворвался Томас. В руке у рыцаря мгновенно блеснул меч, он прыгнул вперед, одним ударом зачем-то перерубил дубовую лавку, возопил возмущенно:

— Опять сам?.. Это честно?

— Они не достойны рыцарского меча, — объяснил Олег торопливо. — Сплошь простолюдины, аж чудно!

Он пробежал мимо Томаса, выскочил на ночную улицу. Огромный город был погружен во тьму, лишь на башнях полыхали багровые костры, а в верхних окнах богатых домов горели оранжевые светильники. Вдоль темной стены скользнула сгорбленная фигура, Олег насторожился, но продолжал нюхать затхлый городской воздух, вслушивался в шорохи, далекие крики, замечал в закоулках и подворотнях притихших шлюх, что обособленным чутьем мелких хищных зверьков, привыкших к опасности, уловили кровавую драку за толстыми дверями таверны.

— Туда, — бросил наконец. — Он побежал туда!

Томас удержал проклятия, сунул меч в ножны, понесся за каликой. Тот мчался вдоль стены неслышно, как огромная летучая мышь, его руки рассекали воздух бесшумно, а под ногами не скрипнуло, не щелкнуло, в то время как под Томасом гремело и грохотало, словно ворвался в посудную лавку на боевом коне.

— Сэр калика, кого ловим?

— Вора, который за чашей...

Томас испуганно пощупал суму, с которой теперь не расставался, отстал, а когда с огромным трудом догнал Олега, чуть глаза не вылезли на лоб, а сердце бешено колотилось. Калика на бегу бросил, не поворачивая головы:

— Сэр Томас, возвращайся в гостиницу! Клянусь, я только прослежу за одним неясным человеком. Сразу вернусь! А штурмовать крепость врага будем вместе, клянусь бородой Рода! Или невинностью Пречистой Девы, если хочешь.

С этими словами он так наддал, что Томас сразу потерял из виду его мелькающую в темных переулках спину. Сплюнул, чувствуя плотную загустевшую слюну, остановился. Сердце трепетало, как маленькая птичка в горле, вот-вот выпорхнет. Пот катил градом, в ушах шумел прибой. Его раскачивало — давно в полных доспехах не бегал. Калика затеял драку, чтобы спугнуть неизвестного агента, а затем погнаться за ним — ясно. Он, Томас Мальтон из Гисленда, сделал бы точно так же, применив изощренную военную хитрость. Но о какой крепости он говорит? Неужто придется штурмовать замок базилевса, как здешние ромеи зовут императора? Но зачем им император?

Ничего не придумав, Томас побрел обратно.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать