Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Святой Грааль (страница 68)


Томас крикнул отчаянно:

— Сэр калика! С великой скорбью должен сообщить, что вам придется рассчитывать только на себя!.. я не смогу быть полезен, мой конь падает через сорок восемь шагов...

— А сто не вытянет? — заорал калика, резко притормозив коня.

— Я знаю свой вес, доспехи...

— Тогда остальные пятьдесят два — на своих двоих!

Конь зашатался на бегу, рухнул. Томас уже вытащил тяжелые сапоги из кованых стремян, тяжело спрыгнул. Ноги от усталости подкосились, он упал лицом в дорожную грязь и пыль, сильная рука рванула за плечо, едва не вывихнув, страшный голос проревел в ухо:

— Бегом во-о-он до того дуба!

Томас заставил себя бежать во всю мочь. Прав или не прав калика, но он барахтается, а не ждет покорно гибели, Томас несся как олень, прыгал через камни и валежины, начал было удивляться своей мощи, когда оказалось, что рядом скачет конь калики, а сам калика крепко держит рыцаря сзади за плащ, помогая бежать, прыгать. Сзади нарастал рев, грохот, пахнуло жаром и гарью. Томас пытался на ходу вытащить меч, но та же рука больно ударила по локтю, и Томас уже не спорил, лишь старался не умереть на бегу, что было бы позором для рыцаря, несколько лет бегавшего вокруг замка с тяжеленным обломком скалы на плечах, как положено в упражнениях для юного англа.

Дуб приближался, но в глазах качалось, расплывалось. Колени подламывались, однако упасть Томас не мог, сильная рука волокла дальше. Внезапно обдало леденящим холодом, Томас завяз как муха в янтаре, но калика орал и дергал вперед, Томас в смутном удивлении обнаружил себя по горло в воде. Рядом разгоряченный конь калики фыркал, бил копытами, захлестывая Томаса. Ему показалось, что раскаленные от бешеного бега доспехи шипят в воде, поднимается белесый пар.

Олег выволок Томаса на берег, бросил хрипло, задыхаясь от усилий:

— На косогор!.. Вода задержит.

Он соскочил с коня, тот остался на дрожащих ногах, растопырив все четыре, а они побежали вдвоем... Точнее, побежал калика, тут же вернулся, ухватил Томаса, у которого изо всех щелей в доспехах хлестали тугие струи воды, потащил, заставил двигаться, тяжелого как гору. Томас часто падал в изнеможении, на мокрые доспехи налипла земля, сухие листья, щепки, в открытое забрало влетела разъяренная оса и сразу впилась в губу.

Калика орал, торопил, наконец Томас вломился за ним в густые зеленые кусты, упал без движения. В голове стоял гул, в ушах стучали молотки, а сердце изнутри разламывало стальные доспехи.

Впереди из куста торчали ноги калики. Томас с трудом подтянул тяжелое, как павший в доспехах конь, тело, упал рядом. Калика, раздвинув ветви, смотрел на дорогу. Томас кое-как повернулся на бок, смутно удивляясь своей живучести, выглянул.

Внизу в сотне шагов от них блестел под ярким солнцем широкий ручей, такой мелкий, что отчетливо просматривались цветные камешки на дне, галька, водяные растения и даже блистающие в солнечных лучах рыбешки. Томас застонал от досады: намучался будто море переплывал, чуть не утонул!

На том берегу ручья, стукаясь каменными панцирями и механически взревывая, топталось около десятка огромных чудовищ. Томаса передернуло, он покрепче врылся железными локтями в землю, сжал челюсти и сцепил кулаки. Когда-то видел огнедышащую гору, из срезанной вершины со страшным грохотом вылетали огромные камни, поднимался адский огонь и черный дым, а по склонам горы стекала огненная земля — горящая, расплавленная. Так вот эти звери словно вылезли из той горы, называемой вулканом, по имени языческого бога-кузнеца, но на самом-то деле в преисподней находится не кузница, а адские печи для грешников. Господь Бог в своей милости иногда показывает людям издали, что лежит под землей, дабы устрашились и перестали грешить...

— Семеро Тайных, — произнес калика с невыносимой горечью. — Расковать этих чудовищ! Дикость.

— Теперь уже шестеро, — ответил Томас как можно тверже. Сердце дрогнуло, никогда не слышал от калики такого отчаянного голоса. — А где их заковали?

— Там, внизу. Во времена древних богов это зверье населяло землю. Их было как кроликов... Потом герои истребили. Первый из Тайных спрятал уцелевших, заключив в каменную гору...

— Для такого случая?

— Просто спасал от истребления. Не задумывался, просто спасал... Первые Тайные были могучими волхвами, с ними постоянно воевали великие герои, основатели новых племен и народов.

— Тайные всегда были демонами?

Олег замялся, искоса посмотрел на честное лицо рыцаря. Отвел глаза, ответил неохотно, словно принуждал себя:

— Войны никогда не длились бы так долго... и не начинались бы так часто, если бы права была только одна из сторон. Отдохнул?

Томас сказал жалким голосом:

— Мне надо отдыхать годика два-три...

— Вставай, сэр Томас! Тебя ждет прекрасная Крижина. Эти звери соображают медленно, но вот-вот додумаются свалить вон тот исполинский дуб. Бобры уже сообразили бы. А потом притащат и перекинут с берега на берег.

Олег встал, Томас со стоном поднялся на дрожащих ногах. Олег смотрел с восхищением, сочувствием: рыцарь не сбросил ни малейшей железки, мужественно таскает два пуда закаленного железа и тяжелый двуручный меч!

Томас спросил прерывающимся голосом:

— А почему не перейдут... как мы?

— Родились в жаркой пустыне. Древней, настолько знойной что... Они мерзнут сейчас, сэр Томас! Очень мерзнут! Умирающий от жары Томас

всхлипнул то ли от изнеможения, то ли от зависти к мерзнущим зверям, потащился за каликой. Продрались сквозь кустарник, долго карабкались по каменистому склону, затем куда-то спешили по крутому косогору. Усталый Томас постоянно натыкался на громадные валуны, гремел доспехами, будто падал со стены дома патриция на вымощенную камнем улицу Константинополя, шипел как разъяренный змей от бессильной злости.

— Куда бежим?

— Не сбивай дыхание!

Калика проламывался сквозь зеленые заросли, придерживая ветки, ожидая Томаса, забыв, что панцирь саблей не просечь, копьем не проткнуть, а забрало рыцарь опустил, чтобы сучки не вышибли глаза. Под ним как под зверем дрожала земля, и Олегу порой казалось, что чудовища вот-вот прыгнут на плечи.

Томас хрипел как загнанный конь, на губах выступила желтая пена. Ноги заплетались, он кое-как нащупал рукоять меча, просипел:

— Сэр калика... я... останусь...

— Быстрее!

Позади внезапно страшно взревело, послышался тяжелый удар. Земля завибрировала, донесся частый треск деревьев, кустарника. Олег ухватил Томаса, потащил, пиная и подталкивая, через кусты вверх по косогору:

— Они переправились!

— Я не пойду... — выдавил Томас. — Все равно догонят... я видел их лапы... А так с честью... Грудь в грудь...

— Если бы!.. Их меч не берет!

— Я р-рыцарь... Недостойно аки заяц...

— Сэр Томас, укрепись сердцем! Отвага в бегстве, а трусость в схватке!

Томас не понял, в голове снова стоял грохот, но, понукаемый каликой, уже не помня себя, дотащился до гребня длинного как ящерица холма. Далеко внизу извивалась у подножия широкая дорога, ветерок гнал столб ржавой пыли. По ту сторону желтела стена доспевающей пшеницы, а по самой дороге как раз у подножия холма, на вершине которого они стояли полумертвые, медленно и уныло брели по двое-трое в ряд паломники — в лохмотьях, полуголые и в дырявых плащах, наголо обритые и обросшие длинными волосами. Их было три-четыре десятка, все выглядели жалко, но почти все тащили огромные цепи, вериги, железные кольца.

Олег выдохнул пересохшим голосом:

— Ежели хочешь, чтобы Крижина не выплакала очи, успей добежать!

— Но я не...

Томас ощутил сильный толчок в спину, невольно сделал пару шагов, чтобы не упасть, а дальше повлекло как на канате — деревца и кусты помчались навстречу, он часто-часто перебирал ногами, страшась врезаться в толстое дерево или споткнуться о валун. На бегу отчаянно хватался за ветви, но это раньше кустарник был как кустарник, а нынешний хилый рвался как гнилой ситец, оставляя в руках зеленые ветки: девять пудов костей, жил и стали неслись по склону как лавина, и он снова задыхался от жары и мелькания в глазах, уже мечтал встретить любое дерево, пусть даже огромный валун в человеческий рост...

Зелень внезапно кончилась, он промчался по пыли, ноги не выдержали внезапно потяжелевшего тела, земля прыгнула навстречу, он сшибся с ней грудь в грудь. Хрустнуло, затрещало. Он ощутил во рту горячее и соленое, перекатило, наконец распластало с горячей пыли. Когда поднял ошалелый взгляд, перед ним стоял лохматый с бородой как веник — одет в тряпичный плащ, латка на латке, в прорехах, а через плечо перекинута железная цепь, каждое звено с ладонь, конец тащится по дороге, загребая пыль.

— Что за диво? — спросил старик ошеломленно.

Томас с трудом сел, упираясь в землю обеими руками. В ребра кольнуло, он мотнул головой, стараясь прийти в себя. С косогора стремительно катилось тяжелое, трещали кусты. Томас услышал вопль:

— Именем великого Рода! Во имя Христа, Будды, Магомета, Войдана и всех богов! Помогите!!!

Олег выскочил на дорогу с дико вытаращенными глазами, взлохмаченный, мокрый как выброшенная прибоем мышь. Седой старик степенно огладил роскошную бороду, в которой однако виднелись репья и колючки, остро взглянул из-под нависших колючих бровей:

— Ежели в наших силах... Что за беда?

— За нами погоня!

— На белом свете завсегда кто-то за кем-то гонится. Переходи в наш мир.

— Я уже был в нем, — ответил Олег быстро, его широкая грудь бурно вздымалась, он часто оглядывался через плечо. — Сейчас я в Большом подвижничестве.

Он сделал странный знак пальцами, Томас не углядел — слишком быстро, но глаза старика расширились. Он наклонил голову, без особой охоты, как заметил Томас, сказал уже другим тоном:

— Признаем... Но мы еще в малом отшельничестве. А в нем, как ты знаешь, надо уходить от мирских дел.

— Особый случай! — вскрикнул Олег.

Он снова пугливо оглянулся через плечо. В той стороне уже слышался глухой гул, земля подрагивала. Старик ответил сурово, Томасу в скрипучем голосе послышалась насмешка:

— Для тебя? Соблазны принимают разные личины, сам знаешь... Мы вышли из мирских деяний...

Из-за гребня донесся мощный рев, послышался треск ломаемых кустов, со склона вниз на дорогу вылетели камни, обгоняя обрушивших их чудовищ. Томас поднялся на слабых ногах, вытащил меч и встал на краю дороги:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать