Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Святой Грааль (страница 78)


Томас, заслышав знакомый голос, с трудом вынырнул из черноты забытья. Затылок все еще болел от удара: грохнули обухом топора, во рту был солоноватый привкус.

Под ним приятно холодил избитое тело гладкий мраморный пол. Они с каликой находились в большом зале, где вместо привычных стен с трех сторон белели высокие мраморные колонны, удерживающие массивный свод, на мозаичном потолке летели амуры, козлами прыгали сатиры в обнимку с наядами, вакханками и прочими нечестивыми персонажами эллинского язычества. Закрывая свод, над Томасом нависло озабоченное лицо калики — темные круги под глазами, кровь на щеке. За его спиной ярко светило солнце, лицо калики казалось совсем темным.

В трех шагах на высоком резном стуле, похожем на трон, сидел краснобородый человек в богатой одежде. Глаза на одутловатом лице были жестокие, холодные. Возле него застыли, выпучив глаза, два коренастых стража с боевыми топорами. Еще двое стражей нетерпеливо топтались возле калики, железные острия угрожающе касались его ребер. Низколобый надсмотрщик и трое охотников держались возле колонн.

Томас шевельнул руками — железные цепи держали цепко. Калика стоял с отведенными назад плечами, пытаясь облегчить боль в скрученных за спиной руках.

— Если не приходит в себя, — донесся новый голос, властный и нетерпеливый, — то бросьте псам!.. А ты ответствуй, почему он в железе, а ты нет?

Двое стражей ухватили Томаса за руки, потащили через зал. Уже вблизи ступеней солнце вынырнуло из-за края свода, брызнуло ему в глаза. Томас зажмурился, наощупь перехватил стражей за руки, дернул на себя. Оба с воплями повалились, Томас с наслаждением сдавил им шеи, тяжело поднялся на ноги. Стражи остались в нелепых позах, головы их вывернулись странно.

Двое с топорами опомнились, бросились к нему. Солнце заблистало на поднятых вскинутых топорах, Человек на резном троне крикнул:

— Всем стоять!

Стража остановилась, глаза их настороженно следили за каждым движением Томаса. Он бросил взгляд на калику, тот не двигался, знаком велел застыть и Томасу. Томас повернулся к хозяину:

— Почему ты держишь нас?

Человек сошел с трона, остановился в трех шагах перед рыцарем. Темные глаза смотрели с непониманием, как смотрел бы волк на зайца, вздумавшего вцепиться ему в лапу своими крупными зубами.

— Ты кто?

— Томас Мальтон из Гисленда, — отрезал Томас с достоинством. — Благородный рыцарь, семь колен высокородных предков! Победитель Черного Рыцаря на турнире в Манчестере, первый из крестоносцев поднялся на башню Давида. Моя сотня ворвалась в Иерусалим.

Человек отмахнулся, словно отогнал назойливую муху:

— О таких не слышал. Башня Давида — это где? Иерусалим — это что?.. Здесь другие земли, благородный пленник. Я человек из Сезуана, меня знают как Тишайшего Рокамболя. Я захватил вас в своих владениях. Волен сделать то, что возжелаю. Я, кстати, так и сделаю. Но сперва готов выслушать ваши оправдания.

— Мы не собираемся оправдываться, — проговорил Томас зло.

Рокамболь чуть повернул голову, крикнул через плечо:

— Гнусак! Готовь пыточную камеру. Огонь разведи как следует, а то при таком как сейчас горит однажды семь шатров цыган вымерзли... Клещи проверь, чем зубы и прочее драть будешь?.. Испанские сапоги не забудь!

Низколобый поклонился, бегом понесся через двор. Рокамболь повернулся к Томасу, губы хищно изогнулись, глаза выпучились, как у редкой морской рыбины:

— Ты все скажешь, доблестный рыцарь!.. Не первый, кого вынесут из моего подвала по частям. Или живого скормят псам, я всегда держу их впроголодь.

Томас смотрел исподлобья, брови сшиблись на переносице:

— Ты же не сарацин, ты из Европы! Как ты можешь...

Рокамболь захохотал:

— Сарацинам не снилось, что у нас творится в подвалах! Мы молодой народ, еще дикий! Нам все можно.

На ступенях послышались быстрые шаги, возник низколобый, крикнул запыхавшись:

— Все готово, хозяин! Палачи ждут, огонь прогорает... Клещи и крючки наточены!

Рокамболь хищно блеснул зубами, кивнул стражам. Томаса и Олега со всех сторон замкнули в кольцо сверкающих копий, двое наконечников кольнули Томаса сзади в спину. Рокамболь кивнул, пленников погнали из зала.

Они сходили по ступеням во двор, когда вдали послышался звонкий цокот подков. Во двор, прыгая через низенький забор, ворвались вооруженные до зубов всадники — пятеро на покрытых попонами конях, в железных шлемах, а впереди всех мчался... Горвель!

Из-под сплошного цилиндрического шлема выглядывали окровавленные тряпки. Правое плечо было туго перевязано белым полотенцем, на нем пламенели широкие пятна крови. За Горвелем неслись хмурые воины, все четверо были рослые, в доспехах, Томас не сразу узнал среди них Павла и Стельму.

Горвель осадил коня перед ступеньками, закричал сорванным голосом:

— Ага, все-таки попались!.. Рубите этих тварей!.. Рубите сейчас же!

Четверо воинов пустили коней шагом к мраморным ступеням, сабли в их руках блестели на солнце яркими искрами.

Рокамболь выступил вперед на верхней ступени, рявкнул злым рассерженным голосом:

— Кто такие? Кто позволил... в моих владениях?

Горвель бросил на него лютый взгляд, свирепо послал разодетого как павлин хозяина роскошного дворца в очень далекие владения. Его люди захохотали, сабли в их руках рассыпали мелкие острые искры.

Рокамболь побагровел, отступил на шаг, резко взмахнул рукой. Стельма подъехал к Томасу,

со злой усмешкой занес над головой рыцаря саблю. Внезапно пальцы разжались, сабля выпала и запрыгала по белому мрамору. Томас поднял голову, отшатнулся. Посреди лба Стельмы, пробив железный шлем, торчала железная арбалетная стрела.

В стороне громко звякнул меч. Павел откинулся в седле, руки раскинул широко, слово пытался обхватить весь мир. Стальной болт торчал прямо между глаз, а за колоннами еще трое арбалетчиков прижали приклады к плечам, держа Горвеля и его людей на прицеле. Первые два арбалетчика поспешно крутили рычаги, натягивая стальные тетивы.

Во дворе из каменных сараев, даже из конюшни появились вооруженные латники — десятка два-три. Горвель и два его уцелевших стража оказались в плотном кольце. Недобро блестели мечи, топоры, зазубренные наконечники копий.

Рокамболь, которого прикрывали с боков щитами, сказал громким холодным голосом, в котором была сама смерть:

— Что скажешь в свое оправдание, червь?.. Я готов выслушать, хотя все равно поступлю так, как возжелаю... Гнусак, горн еще горит?

Низколобый радостно потер руки, взвизгнул от радости:

— Если не хватит дров — в зубах принесу! Вот подвалило: еще трое!.. Сами прибегли, искать не пришлось!

Горвель поерзал в седле, со страхом оглядел жестокие ухмыляющиеся лица. Он был в плотном кольце, к нему тянулись хищные руки, намереваясь стянуть на землю, а проклятые арбалетчики — уже семеро! — держали его на прицеле. Он поспешно вскинул руку, привлекая внимание Рокамболя, сделал странное движение поперек груди, словно нарисовал острый угол.

Глаза Рокамболя расширились, отшатнулся, будто толкнули в грудь. Нерешительно сложил пальцы вместе, нарисовал в воздухе непонятный знак. Горвель наклонил голову, и Рокамболь с великой неохотой сказал хрипловатым, сразу осевшим голосом:

— Все назад!.. Это не враги.

Воины, ворча, как загоняемые в клетку звери, отступили. Вскинутые над головами мечи и топоры опустились, но оружие осталось в руках, ножны болтались пустыми. На угрюмых лицах проступило жестокое разочарование. Четверо подхватили убитых, уволокли, оставляя на белых мраморных ступенях кровавые следы. Следом унесли саблю и меч. Арбалетчики опустили арбалеты, но не ушли, стальные струны остались натянутыми.

Горвель подъехал к Томасу, голос глухо забился в стальном ведре шлема:

— Ты не ушел, наш заклятый... И мой личный враг!

Томас повернулся к Олегу, совершенно игнорируя нависающего над ним тяжелого всадника:

— Этого подлеца ждет ад, но он уже получил ад и здесь, при жизни!

— Плюнь, — посоветовал Олег. — Перестань о нем даже думать.

Горвель с силой ударил Томаса по лицу. Голова рыцаря дернулась, но он устоял, даже не отступил. Горвель, тяжело засопел, замахнулся шире и ударил со страшной силой, стремясь разбить губы железной перчаткой. Томас снова лишь чуть мотнул головой, покосился на калику. Тот невесело проговорил, еле ворочая языком:

— Оживаешь?.. Меня распирает... правда, я нажевался раньше...

Рокамболь звериным чутьем ощутил неладное, закричал обеспокоенно:

— В пыточный подвал!.. Там узнаем все.

Калику ухватили с двух сторон, повисли на плечах. Тот внезапно взревел страшным нечеловеческим голосом, веревки затрещали, взвились как тонкие гибкие змеи. В два огромных прыжка оказался на верхней ступени, взмахнул кулаком, и Рокамболь, описав длинную дугу, упал на землю перед замершими стражами и остался недвижим.

Томас напрягся, рванул цепи. Железо устояло, однако чуял буйную мощь, рванул сильнее, и руки разлетелись в разные стороны! Торопливо наклонился, ухватил цепь на ногах. Звонко хрустнуло, в кулаке остался конец смятой цепи. Не останавливаясь смял насевших стражей, что пытались тащить в подвал, кого-то стоптал, раздавил, бросился вслед за каликой. За ним с криком кинулись остальные. Горвель понуждал коня подниматься по ступеням, подковы скользили по гладкому мрамору, конь пугался, останавливался, пятился.

— Поздно! — закричал Олег громовым голосом.

Он ударился всем телом в белоснежную колонну. По блестящему камню побежали трещины, колонна выгнулась в другую сторону, две-три тяжелые глыбы выпали, как выбитые тараном, с грохотом покатились по ступеням, сбивая с ног и калеча набегающих снизу латников.

Томас ухватился за другую колонну, потряс, подражая калике, но мраморный столб, удерживаемый кровлей, устоял. В трех шагах Олег упал, уворачиваясь от брошенного копья, перевернулся через голову и в прыжке саданулся о другую колонну. Вверху послышался треск, на пол со стеклянным звоном посыпалась цветная мозаика. Покатились тяжелые глыбы, от колонны остался широкий каменный пень. Глыбы раскатились, сбивая с ног стражей, его тяжелая крыша удержалась, лишь просела, оттуда уже не дождем, а цветным градом сыпались стекляшки, мелкие камешки.

Олег с разбега прошиб третью колонну, успел добежать до четвертой, когда страшно загремело, рядом упала тяжелая каменная плита, брызнула мелкими обломками. Послышались крики раздавленных людей, и тут сверху обрушилась каменная лавина.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать