Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Святой Грааль (страница 95)


Зверь остановился, мотнул огромной мордой, щурясь от яркого солнца. Солнечные лучи преломились в выпуклых глазах, затянутых прозрачной кожистой пленкой, зверь ревнул снова, начал пятиться, втягивая голову в плечи. Дряблая шея в выцветших, потертых костяных щитках пошла толстыми складками.

Глава 16

Томас, дрожа всем телом, громко читал молитву Пресвятой Деве, защитнице и заступнице отважных воинов, умолял загнать дракона обратно, с таким огромным зверем не справился бы даже Ланселот вместе с остальными рыцарями Круглого Стола... Внезапно оборвал молитву, зло выругался, помянув недобрым словом всех святых, их матерей, детей и родственников: калика вскарабкался на карниз, подхватил скомканную шкуру, бегом несся к зверю!

Томас заорал, призывая глупого язычника не лезть в пасть своему звериному богу, Христос отменил жертвоприношения, став сам последней жертвой, потому не дури, стой, подожди... Если бы добрый конь да длинное копье, подумал со злостью, можно было бы ринуться на дракона: убить не убить, а погиб бы с честью, а теперь остается лишь сложить голову рядом с язычником...

Дракон распахнул пасть, похожую на погреб, требовательно ревнул. Олег с разбегу зашвырнул в нее шкуру. Дракон со стуком, от которого дрогнула почва, захлопнул челюсти, задвигал, перетирая мясо вместе со шкурой, как огромными мельничьими жерновами.

Олег тяжело дышал, когда Томас вскарабкался к нему на карниз, обернулся, обрадовался:

— Сэр Томас?.. Как кстати! А почему мясо не захватил? Неси, пожалуйста, только побольше.

Томас запыхался, глаза горели отвагой мученика, пролепетал, задыхаясь:

— Сэр калика... это... странные игры...

— Игры? — не понял Олег. — Сэр Томас, мне бы твое веселье! Работы поверх головы, не до игр.

— А...а... дракон?

— Дракон? — опять не понял Олег, — А, смок?.. Это и есть конячка, про которую говорил. Или я забыл упомянуть?

Томас опустил тяжеленный меч, чувствуя себя несколько глупо:

— Конячка?.. Сражаться... не надо?

— Не больше, сэр Томас, чем со своим конем. Разве что когда приучаешь к узде... Если будем кормить, не сожрет. Если же проголодается...

— Бегу! — крикнул Томас.

Он не решился бросить тяжелый меч, задвинул в ножны, торопливо кинулся со всех ног вниз по косогору. В голове сшибались дикие мысли, мелькали странные лица. Томас заставлял себя не о чем не думать, чтобы не рехнуться, а то в длинном мучительном походе из северных стран к Иерусалиму всякое случалось с людьми, попавшими в странный мир, где никогда не бывало зимы, люди ходили черные как вымазанные смолой — их сперва принимали за чертей, вырвавшихся из ада, — все было не так...

Он таскал мясо наверх, обливаясь потом, но так и не решившись снять хотя бы перевязь с двуручным мечом, не говоря уже о двухпудовом панцире. Олег швырял мясо дракону в пасть, тот раздвигал челюсти все неохотнее. Наконец распахнуть пасть отказался, Олег потыкал кровоточащим ломтем прямо в ноздри, дракон с отвращением посмотрел мутным взором и отвернулся, ибо век у него не оказалось, закрыть глаза, как понял Томас, не мог.

— Достаточно? — спросил Томас. Его шатало, мутный пот заливал глаза, а ноги подкашивались от беспрерывного карабканья вверх-вниз. Томас уже жалел обезьян, что целыми днями скачут по деревьям.

— Что ты! — удивился Олег. — Теперь самое время перенести сюда все мясо. Он нажрался, не кинется. Все не сожрал бы, но раскидает, растопчет... Все-таки это очень глупое животное. Бог создавал его давно, молодой еще был, не знал как лучше.

Томас на ватных ногах потащился обратно. Хорошо, успел отоспаться и отдохнуть, теперь, правда, хоть выжми и брось под ноги подошвы вытирать, но пока есть хоть капля сил...

Он таскал из расщелины мясо наверх, сквозь зубы проклиная глупого дракона, который не догадался вырыть нору пониже, там и земля мягче, свою нелепую судьбу, погнавшую на край света, хотя мудрый наставник говорил, что Бога можно встретить, не выходя из дома, ругал жару, а калика тем временем увязывал кровоточащие ломти мяса в шкуры, один такой узел закинул за спину, подошел к дракону и бесстрашно полез по огромной зеленой лапе, цепляясь за костяные пластины, вскарабкался на покрытую толстыми плитами спину. Томасу он показался вороной на крестьянской лошади: те вперемежку с грачами постоянно ездят на спинах коней, склевывают слепней и оводов, а то и белых червей, что в жару заводятся под кожей бедных животных. Такой конь ходит осторожно, старается не спугнуть остроклювых пришельцев, что облегчают его мучения.

Калика поерзал, устраиваясь, быстро привязал узел к широкому костяному шипу, заорал Томасу:

— Сэр Томас, отсель хорошо видать!.. Тащи остальное мясо.

Томас оглянулся на огромную морду дракона, тот положил ее на лапы и сонно опустил на глаза кожистую пленку. Из ноздрей струился пар.

— Сэр калика... Ты в самом деле хочешь на нем ехать?

— Ехать? — переспросил Олег озабоченно. — Смоки не очень хороши в беге. Потому первые семь лет вовсе прячутся в пещерах, а скот воруют только по ночам. Ждут, когда отрастут крылья.

— Крылья?

— Летают они все же лучше, чем бегают, — объяснил калика с гримасой.

Томас, ошалев от пережитого, устало таскал последние тюки с мясом, подавал калике, тот умащивал на спине дракона — там были расщелины между плитами, шипы, выросты, и калика сплел буквально настоящую паутину из веревок, где было место для мяса и для людей. Он ходил по загривку дракона, как по крыше сарая, дракон осоловел от сытной еды, дремал, на топчущегося

по голове калику обращал внимания не больше, чем пес на муху. Томас, подавая мясо наверх, всякий раз косился на темный зев пещеры, откуда высунулся дракон: там угадывалось что-то огромное, страшное, из глубины сильно пахло тиной, застоявшейся водой и лягушками.

Дракон вдруг пошевелился, грозно открыл глаза. Зевнул, широко распахнув пасть, захлопнул с таким жутким стуком, что у Томаса кровь похолодела в жилах. Даже в стальных доспехах сплющился бы в тонкую металлическую пластинку, даже кости размололись бы в кашицу...

— Сэр Томас, — вскрикнул Олег обеспокоенно. — Полезай сюда!

Дракон выпустил струйки пара, медленно пополз из пещеры, каменный свод скрежетал, вне его распрямлялся прижатый по всей длине спины в темной пещере огромный костяной гребень.

— Сэр Томас! — закричал Олег. — Дракон сейчас улетит!

По бокам выползающего дракона торчали огромные выцветшие бревна костей, длинные, как корабельные мачты, с натянутой на них толстой кожей, а вся масса кожи, сложенной широкими рядами, лежала на длинной спине дракона, что не как не кончалась, а калика сидел всего лишь на загривке, дракон же в самом деле был огромной длинной ящерицей...

Олег закричал яростно:

— Быстрее! Сейчас поднимется в воздух!!!

Он свесился вниз головой, зацепившись ногами, протянул руку. Томас, чувствуя в животе смертный холод, ухватился за покрытое костяными чешуйками бревно, что пронеслось мимо. Его мотнуло, но удержался, а бревно ударилось в землю, огромные, как ножи, когти скрежетнули по камню. Томас дотянулся до протянутой руки, его хрястнуло лицом о костяную пластину.

Олег взволок рыцаря наверх, набросил ремень вокруг пояса, закрепил за гребень, а для надежности еще и за костяные шипы и выросты. За спиной гребень все еще распрямлялся по мере того как дракон выползал из пещеры, в своде толстые иглы уже процарапали канавку. Томас громко читал все молитвы, которые знал, а знал он из каждой начальные слова, потому начинал снова и снова, наконец гребень стал укорачиваться, однако иглы тянулись до самого кончика — выглядели особенно острыми, свежими, словно хвост был намного моложе хозяина.

Дракон подполз к краю карниза, свесил голову на дряблой шее, уныло помотал из стороны в сторону. Олег вытащил кинжал, внезапно воткнул между пластинками, налег всей тяжестью. Дракон взвизгнул поросячьим голосом, сорвался с обрыва, лишь когти царапнули камень, а крупные глыбы покатились к подножию.

Воздух засвистел вокруг Томаса. Они падали в жутком ветре и криках перепуганных птиц. Томас уже похолодел, умер, видел место на камнях, где ляпнется, как болотная жаба, которую выронила в полете дура-цапля, только доспехи звякнут... Но внезапно его так прижало к костяной плите, что глаза на лоб полезли, он отяжелел, челюсть отвисла (вдруг представил, каким будет в семьдесят лет), упал на спину дракона. Ветер перестал свистеть в ушах, Томас услышал другой звук: мощные и широкие хлопки по воздуху, словно в шторм бился под ветром корабельный парус. Томас закрыл глаза и горячо взмолился Пречистой Деве, чтобы полотно не лопнуло, ибо потеря паруса почти всегда гибельна для моряков...

Его распластало по костяной плите, — потертой, исцарапанной, побелевшей под дождями, ветром, снегами, но вдруг хлопки прекратились, как отрезало. Тяжесть исчезла, негромкий голос над ухом произнес:

— Взгляни...

Спереди, справа и слева, даже сзади было синее небо. Томас непонимающе смотрел на белую гору ваты, что плыла в полумиле слева, вдруг в страхе понял, что никакая не вата, а облако! Повернул голову, справа тянулась целая россыпь облаков, а далеко внизу торчали скалистые горы, виднелись тоненькие ленточки дорог, крохотные рощи, похожие на кустики травы, а еще дальше тянулась пугающе ровная и безлюдная степь!

С боков дракона простирались огромные кожистые паруса, толстая кожа натянулась на перемычках, как на боевых барабанах. Летящий дракон был похож на огромную старую ящерицу с крыльями летучей мыши. Томас видел такую в дальних странствиях: ящерка сигала с дерева на дерево, распустив кожистые крылья с боков, только та ящерка была с голубя, а летящий дракон напоминал летящий амбар богатого сеньора.

Олег озабоченно потыкал кинжалом, выбирая уязвимое место, сказал нехотя:

— Воробьи часто хлопают крыльями, а чем крупнее птица, тем чаще парит... Орел машет редко.

Орлы, подумал Томас зажато, для этого дракона что мухи для ласточек. При его весе и громадных крыльях он в несколько взмахов набирает высоту, а потом полдня парит, растопырив крылья!

— Мы полетим туда, куда надо нам? — спросил он дрожащим голосом. — Или куда захочет дракон?

Олег пожал плечами, он внимательно изучал зазоры между костяными плитами на загривке и шее дракона. Ветер трепал волосы, но зеленые глаза волхва смотрели пристально, серьезно.

— Раньше на них гонки устраивали... Поединки!.. Но пришли новые боги...

Вдруг он страшно вскрикнул. Лицо стало белым как мел, он опрокинулся навзничь, его передернуло в конвульсиях, затрясся, глаза стали безумными. Он с криком прыгнул с дракона, но веревки удержали. Калика захрипел, зубы обнажились как у зверя. Он стал торопливо развязывать.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать