Жанр: Научная Фантастика » Марина Наумова » Дети полнолуния (страница 21)


И тогда Рудольф решил отомстить. Он догадывался, смутно чуя своей окостеневшей душой, что против него выступили силы большие, чем казалось с первого взгляда. Темные силы. Мрачные. А раз так, то против них должен был сыграть не он. Пусть этот будущий победитель загребет весь выигрыш себе во всяком случае, тогда он не достанется каким-то подозрительным существам, которым и рождаться-то на этот свет не следовало.

Единственной силой такого масштаба в его представлении была некая всем известная организация (или не организация, как любят в последнее время утверждать авторитеты), которую обычно в просторечии именуют кстати, далеко неточно - мафией. Впрочем, организационные стороны этой структуры Рудольфа не интересовали - пусть этим занимаются криминалисты, историки да досужие работники прессы. Рудольфу было достаточно знать то, что в одном пальце какого-нибудь Дона власти и силы побольше, чем у всех ближайших законных властей. Так почему бы не предположить, что этой силы хватит и для нечисти?

И вот, уже приняв решение и напросившись на встречу с одним уважаемым (в определенных кругах) главой, он впервые ощутил свою полную ничтожность. Поначалу это его даже поразило, но вскоре Рудольф заставил себя больше не думать об этом; ему следовало сосредоточиться на том, что произойдет после его встречи с Доном Витторио Реа. А произойти должно было нечто значительное.

Возле подъезда высотного дома, в котором располагался офис Реа, на Рудольфа вдруг снизошло жуткое видение: будто два огромных валуна катятся друг на друга, а он сам - всего лишь крошечная былинка на их дороге. И было это видение настолько реалистичным и ему несвойственным, что Рудольф понял: у него тоже есть душа - иначе чему было бы тогда сдвигаться внутри и уходить в пятки?

В офис он поднялся уже тихим и крошечным. Действительно: был человек Рудольф - даже Большой Рудольф, - а стал - так, мелочь. Былинка та самая...

Дон выглядел молодо - да и был молод. В таких империях, как его собственная, смена династий происходит порой очень быстро. Телохранитель сплоховал или просто попался слишком дерзкий противник - вот уже и новая коронация.

- Ну? - равнодушно спросил молодой человек с орлиным носом и буйными черными кудрями. - Что за проблемы?

- Да вот... - замялся вдруг Рудольф, поглядывая через его плечо на другого человека, с холодными безжалостными глазами. - Эта история слишком невероятна, чтобы бы вы... чтобы я мог претендовать на то, что вы мне поверите. Но, может, вы слышали обо мне...

- Да, все в порядке. Ваша репутация мне известна - иначе вы не стояли бы тут, - снисходительно бросил Реа.

- Дело касается города Фанума. Может, вы слышали о нем?

- Да, - так же равнодушно произнес Реа.

Если бы в комнате присутствовал Эгон, он сразу бы понял, что равнодушие это было более чем показным. Реа уже давно подумывал, что в этом городке надо навести порядок. Плохо, когда какое-то добро валяется без хозяина. Именно поэтому он и знал о существовании Большого Рудольфа. Реа не видел в нем конкурента - таких, как этот Рудольф, он мог вышибить с места запросто. Было бы желание. Но раз этот человек сам пришел к нему, то глупо было его выгонять. Всегда лучше иметь союзников, чем врагов, пусть даже таких ничтожных и мелких. Да и как знать - если этот Рудольф сам готов присягнуть ему в верности, его можно будет использовать там, на месте, как знатока города Фанума. А начнет зарываться - ему же хуже.

- Так что у вас там за проблемы?

- Я на всякий случай еще раз попрошу вас поверить, что я ничего не выдумываю, так как мой рассказ будет звучать очень странно. Но если вы сомневаетесь - я могу подтвердить документально... или указать, где можно получить подтверждение... Разве что за исключением истории с Джоунсом.

- Ладно, говорите по порядку, - ровным и спокойным голосом перебил его Реа. Эгон сразу бы определил, что он теряет терпение выслушивать пустую болтовню, ничем не затрагивающую сути дела.

- Ну, будь что будет...

Рудольф вдохнул побольше воздуха и начал говорить. Его рассказ длился достаточно долго. Холодные глаза убийцы за спиной Реа округлились и выражали недоумение - сам Реа хранил невозмутимый вид. Как-никак, обрывки слухов долетали до него и раньше.

- Ну и что вы предлагаете? - поинтересовался он, когда поток слов у Рудольфа начал истощаться, а затем и вовсе иссяк.

- Этих гадов... их всех надо уничтожить! - подвел итог Рудольф.

- Гадов - это волка и Джоунса?

- И всех, кто с ними! Там полно этих уродов... хотите верьте, хотите - нет...

- Я обычно не верю, а проверяю, - хмыкнул Реа. - И что вы хотите от нас, чтобы навести там порядок? Как я понял, вы предлагаете нам свои услуги... Не так ли?

Это было совсем не так, но при такой формулировке вопроса Рудольф уже не мог ответить "нет".

- Да. Я буду рад служить вам, - выдавил он.

- Ну так что вы хотите?

- Мне нужна помощь. Люди. Только люди - достаточно опытные и умеющие обращаться с оружием. И кроме того - способные понять, что иногда серебро стоит употреблять и на пули.

- Вначале я должен получить наиболее полные сведения об этой организации нечисти - так, надо полагать, вы расшифровываете "невидимок"? Признаться, я и сам был бы рад взглянуть на них в более осязаемом варианте. Вот когда вы мне точно представите данные - где, когда и сколько этих "невидимок" собирается, когда поймете их внутреннюю организацию, тогда мы будем говорить уже всерьез. Кстати, совсем необязательно беспокоить с этим делом меня лично. Я и так удивляюсь, что мне захотелось вас принять... В следующий раз обратитесь к Грана. Все ясно?

- Все... - опустил голову Рудольф и, повинуясь наплыву внезапной робости, добавил совершенно неуместно: - Сэр...

27

- Мы пришли...

- Садитесь.

В затемненной комнате лица казались синими - и вновь при виде Селены у Эла что-то замерло в груди. Замерло - но и встрепенулось, ожило...

- Вы... - чуть слышно выдавил он.

Неужели к нему действительно приходила эта женщина? Не может быть... Сейчас она казалась ему далекой и прекрасной,

как никогда. Так, в человеческом облике, Селена становилась в еще большей степени божеством, чем когда была луной.

- Я не луна... Это случайные фантазии, игра подсознания. Ты видел меня и чувствовал, ощущал связь с луной... Поэтому ты и принял меня за нее, - голос Селены звучал словно издалека. Лунный, смягченный голос.

- Вы тоже читаете мои мысли?

- Я знаю их. Знаю от других. Луна по-разному наделяет нас своими дарами. Но - ты пришел, и потому должен знать.

- Знать - что?

Противное ощущение, что все происходит во сне, а не наяву, уже в который раз овладело им.

- Знать себя. Знать свой народ. Я не знаю, откуда появился ты. По идее, ты не должен был быть нашим - ты слишком похож на человека. И у тебя где-то есть родители, так?

- Нет. - Это короткое слово больно резануло Эла внутри.

- Нет? - веки Селены приподнялись, открывая еще больше и без того ненормально огромные белки.

- Меня взяли из приюта. Никаких следов моих настоящих родителей обнаружить так и не смогли. Начальница говорила потом, что можно было подумать, что я и не рождался вообще.

- Я не знала... - Селена сделала небольшую паузу. - Но это многое объясняет. Эгон уже давно засек тебя - но мы считали, что ты, скорее, обыкновенный случайный мутант. А так... может быть, ты действительно из нашего народа.

- Из вашего народа? - по спине Эла пробежали мурашки.

- Нас называют по-разному. Племенами луны. Ночным народом. Выродками. Нечистью... Есть названия и похуже - у страха богатая фантазия. Мы сами я имею в виду нашу крошечную колонию - называем себя детьми полнолуния. Именно в полнолуние наша хозяйка-луна вступает в свои права, подчиняет нас своему свету, но и дает свои силы. Реакция на полнолуние - это один из тех критериев, по которым мы узнаем своих... Я не знаю, как можно за один раз рассказать тебе все... Слишком всего много, и слишком это сложно. Но, думаю, ты и раньше слышал об отдельных следах нашего существования. Мы жили всегда - столько, сколько существуют и "нормальные", то есть дневные, или "солнечные", люди. Все в какой-то мере зависят от воли светил: когда начинается период солнечной активности, они любят устраивать войны и революции, просто начинают чаще убивать... Но у солнца циклы не так заметны, и жизнь "солнечных" людей кажется более размеренной. Кроме того их больше. Намного больше. Дары луны уникальны, удивительны, и каждый имеет их не так уж много. А когда большинство видит у какого-то существа, похожего на человека, некую особую способность - этого достаточно, чтобы вспыхнула ненависть. И хотя у многих из нас способности намного совершеннее, чем у "солнечных", большинство обычно побеждает. - Селена снова замолчала, переводя дух. - Поэтому борьба между детьми луны и детьми солнца длилась вечно. Их было больше - поэтому они объявили нас злом. Все непонятное следует уничтожать - приблизительно так действовали они. А мы... В этой борьбе было слишком много потерь. Теперь нас остались отдельные горстки... Некоторые из нас собирались в целые города, специально искали своих по всей земле. Но все равно погибали... Недавно прекратил существование еще один город. Может быть - последний. Плохо, когда рядом с обычным, - Элу показалось, что Селена горько и иронически улыбается, - есть необычное; но еще хуже, когда в этом необычном начинают чувствовать силу. Любая сила - уже вызов, враг. Сила необычная - враг вдвойне или втройне... Кроме того, очень многие из наших и сами поддерживают состояние вражды... Что ж, в этом смысле мы тоже люди и не лишены эмоций. Тяжело прощать века гонений.

- Селена... - Эл сам не знал, что хочет у нее спросить настолько, чтобы прервать ее рассказ.

- Да?

- Извините, я так... - он опустил голову.

- Ничего - я уже почти сказала самое основное. Итак, многие из наших дают ответный бой. Убивают. Подстраивают мелкие пакости. Короче, стараются мстить - кто как может. Из-за этого я ушла. И не только я.

- Я понимаю... Желание мести - очень сильное желание.

- Желание жизни - еще сильнее. У нас это понятие не совсем совпадает с общепринятым... У нас другая жизнь и другая смерть - но пока мы живем, мы можем любить, ненавидеть, чувствовать боль. Страдать... Мы можем многое, - значит, и наша жизнь - все же жизнь. Только другая. И я тоже понимаю, во что превратилось бы остальное человечество за миллионы лет, если бы закон кровной мести соблюдался достаточно постоянно и последовательно. Практически все живущие ныне люди являются родственниками друг другу... Кровная месть в абсолюте - это самоуничтожение человечества. И нашего, и их... Тем более, что силы не равны. Я думала о другом: сможем ли мы просто затаиться, постараться влиться в общую массу... Большинство признало это позором. Может быть, если опираться только на мораль, это и так. Но ведь иначе нам грозит полное вымирание... А я хочу, чтобы хоть кто-то из нашего народа уцелел, чтобы однажды, когда вражда забудется (а люди уже настолько привыкли в нас не верить, что она и впрямь начинает забываться), мы смогли выйти друг другу навстречу и поделиться лучшим из того, что есть у наших народов. Но тех, кто так думает, - очень мало. Селена немного помолчала и продолжила: - Это долго объяснять... Жаль, что я не могу сразу передать тебе всю картину, знание в чистом виде. В таком, как я представляю его себе... Короче, вначале я и не думала основывать колонию. Я просто ушла, надеясь влиться в толпу, затеряться в ней. Но потом у меня появилась дочь, затем начали приходить и другие люди... Нашей группе пришлось кочевать, пока мы не нашли Эннансину. Она интересно устроилась - ей помог человек, которому она сама помогла однажды.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать