Жанр: Научная Фантастика » Владимир Немцов » Рекорд высоты (страница 17)


- Тоже дежурного посадили, холера ему в бок! Поучився бы здесь, який должен быть дежурный...

И Микола с остервенением стал снова крутить ручку телефона.

***

В кабине летающей метеостанции, на горячем металлическом полу, лежал техник лаборатории № 9 Тимофей Бабкин.

Как вытащенная из воды рыба, он широко раскрытым ртом жадно глотал воздух и смотрел на ребристый потолок, где дрожал синий отблеск то ли далекой земли, то ли облаков.

Жара постепенно спадала. Стенки кабины остывали, и Бабкин чувствовал, что и раскаленная плита под ним (таким казался ему пол кабины) тоже стала холоднее. Тимофей привстал и, цепляясь за ребра каркаса, пододвинулся к приборам.

Он стал придирчиво осматривать стеклянные трубки, не лопнула ли какая из них? Нет, как будто всё в порядке. Только вот заклеенная им трубка слегка пропускает жидкость. Надо исправить. Он еще раз туго обернул ее пропитанной в масле от конденсатора бумагой и стал осматривать аккумуляторы. Удивительно, как это они не испортились от жары?

Но откуда появилась такая дьявольская температура? Надо записать. Он раскрыл димкину тетрадь и, взглянув на часы, стал записывать. Мало ли что с ним может случиться на этой чертовой высоте. Так никто и не узнает, что за странные явления происходили в летающей лаборатории.

Мучительно хотелось пить, трудно было пошевелить языком, словно горячий песок наполнил весь рот. Он проник в горло. Тяжело дышать.

Тимофей закрыл глаза и снова увидел Димку... Он размахивал руками и что-то беззвучно говорил...

Знакомое с детства жужжание послышалось над самым ухом. Оно каким-то чудом прорвалось сквозь яростное шипение и вой реактивных моторов.

Бабкин машинально взмахнул рукой, и на тетрадь упала пчела обыкновенная пчела с желтым полосатым брюшком. Неуклюже перебирая лапками, она торопливо поползла по исписанной странице.

Видимо, эта неожиданная гостья земли выдержала мороз, спрятавшись где-либо у теплого работающего мотора метеостанции.

Техник с тайной радостью следил за пчелой. Он не был сентиментален, но это живое существо, так же случайно, как и он, Бабкин, оказавшееся в ионосфере, почему-то растрогало его.

Он смотрел на ее трепещущие слюдяные крылышки, на мохнатые лапки и боялся пошевельнуться, чтобы не спугнуть пчелу.

Бабкин невольно подумал, что, собственно говоря, и он сам похож на нее. Он так же беспомощен здесь, на высоте. Он ничего не может сделать, даже если эта дискообразная ракета помчится навстречу холоду космических пространств. Навстречу смерти...

Тим вспомнил, что прерыватель, который он монтировал, испытывался в термокамере при особых условиях, при температуре минус сто пятьдесят градусов! Он еще тогда удивился этому, но только сейчас понял, зачем это было нужно. Правда, кабина, видимо, сделана с тепловой изоляцией, а также окружена газом, но насколько всего этого достаточно, чтобы защитить живое существо от холода в двести семьдесять градусов?

Бабкин вздрогнул и поежился. Действительно, что-то стало холодно. Он взглянул на зеркальный люк и увидел, что стекло снова покрылось инеем.

Осторожно опустив тетрадь с ползавшей по ней пчелой на пол, Тимофей подвинулся к окну и стал слизывать освежающую снежную пыль.

***

Дискообразная ракета вертикально поднималась вверх со скоростью пассажирского самолета. Ей не нужно было мчаться, обгоняя звук. Неторопливо и методично она несла свои многочисленные приборы сначала сквозь плотный воздух тропосферы, затем миновала слой озона, спокойно прошла сквозь невидимый ионизированный слой "Д", являющийся надежной преградой для длинных радиоволн, и теперь подбиралась к слою "Е".

Наша атмосфера - словно слоеный пирог; причем только нижние его слои тоненькая корочка (если придерживаться сравнения с пирогом) - более или менее исследованы, все остальные пока еще темны и загадочны. Поэтому произвести своеобразный "разрез атмосферы" при помощи ракеты с приборами было очень полезно для исследования "темных слоев".

Ракета, в которой сейчас находился техник Бабкин, точно сообщала на землю все особенности неисследованных слоев. Инженер Дерябин предполагал, что эти данные, полученные только за одни сутки испытаний летающего диска, могут составить целый том. Ничего похожего не было в истории исследований воздушного океана.

Может быть, только сейчас Бабкин вполне ясно осознал, что представляют собой испытания, невольным свидетелем которых он стал.

...Как в сказке, где от волшебного слова мгновенно наступает весна, так и сейчас в обледеневшей кабине снова настала даже не весна, а жаркое лето.

Недоверчивый и рассудительный Бабкин меньше всего этого ожидал. Он не верил в сказки. С презрительной усмешкой он смотрел, как на пушистом инее, покрывавшем окно, в самом центре его показались тонкие светлые прожилки, затем, постепенно расширяясь, они стали ручейками и разбежались в стороны.

Выпуклое стекло очищалось от снега, как пригорок под весенним солнцем.

Стало тепло. Исчез мороз космических пространств, о котором только что думал Тимофей. Он не мог поверить в эти чудеса. Он знал, что ракета не опускается, она летит вверх.

Нагнувшись над мокрым стеклом, Бабкин увидел землю.

В первый момент он даже не понял, что там, внизу... То ли облака, то ли горы? Да, конечно, облака.

Но как они далеко!.. Повернув голову вправо, Тимофей, наконец, заметил, что у самой кромки облаков выступает земля. Именно "выступает", потому что она действительно кругла. Может быть, только начиная с этой высоты, земля кажется шарообразной. Ее край пропадает в лиловой глубине... Да, таким здесь кажется горизонт. И невольно возникает странная мысль: "Может быть, это и есть "край земли"?.." Шагнешь,

оступишься - и полетишь в космос.

Бабкину опять стало холодно. Но это было только нервное ощущение. В кабину снова возвращались тропики. Они властно заполнили ее всю, высушили и подогрели воздух. Пчела словно ожила от зимней спячки и, взлетев с тетради, ударилась о стекло. Внизу, в сотне километров от этого круглого окна, распускались под солнцем медвяные цветы.

Лютый мороз - и тропическая жара! Холод - и опять нестерпимый зной!.. Тяжелый и нелепый сон! Бабкин не понимал, что с ним происходит.

Вдруг в стеклянных трубках, идущих к приборам, на потолке появилось фиолетовое сияние. Ярко-зеленым светом вспыхнули толстостенные колбы с жидкостями. В колбе у самого потолка задрожал переливающийся всеми цветами радуги огонек.

Бабкин в первый момент растерялся; он подумал, что сейчас может быть взрыв. Но это скверное ощущение быстро прошло, и, собравшись с мыслями, он решил отметить все эти непонятные явления в тетради.

Скрупулезно и точно Бабкин записывал время, продолжительность свечения и характер реакции. Он был уверен, что всё это нужно.

Бабкин взглянул на окно. По стеклу металась пчела.

Неожиданно карандаш выпал у него из рук, а в глазах помутилось, он едва не упал с перекладины аккумуляторного каркаса, где он сидел.

Нет, это ничего... Жара, наверное, так действует.

Однако новые страшные и непонятные ощущения заставили Бабкина собрать все свои силы, чтобы не потерять сознания.

Ему казалось, что сверху на него льется расплавленный металл. Обжигающие струи огненными змеями поползли по телу.

Страшная догадка мелькнула у Бабкина: "Не космические ли лучи?" Они, как бумагу, пронизали своими смертоносными иглами металлический каркас кабины.

От них никуда не денешься. Ни мороз, ни зной не остановили Бабкина: он всё испытал, он всё перенес, чтобы только не помешать этому небывалому полету. Но что же делать сейчас? Остановить?

Но как? Где находятся реле, выключающие моторы, он не знает.

Выключить питание? Невозможно. Замрут все аппараты, и тогда, наверное, прекратятся все начавшиеся реакции.

Нет, всё это не спасет его. Стоит только выключить мотор, и вся лаборатория ринется вниз, уже ничем не удерживаемая в разреженной атмосфере. Где-нибудь у земли она ударится о плотный воздух и разобьется.

Надо лететь вверх, навстречу смертельным лучам!

Бабкин бессильно сполз на пол, к люку. На стекле лежала застывшая пчела.

Ракета продолжала свой полет.

***

Дежурный по сельсовету Микола Горобец, наконец, снова дозвонился до дежурного по научно-исследовательскому институту.

Тот ему сообщил, что он и сейчас не может подозвать к телефону ни инженера Дерябина, ни его помощницу.

- Почему? - опешил Горобец.- Опять заняты. Но мне...

- Они выехали в командировку,- спокойно сообщил дежурный.

Испытания продолжаются

На маленький аэродром летного училища, расположенного в нескольких десятках километров от колхоза, где дежурил Горобец, садился большой транспортный самолет.

Учлеты выбежали из помещения и с недоумением смотрели на странного гостя. Что с ним случилось? Может быть, вынужденная посадка?

Однако, как потом стало известно, начальник школы еще рано утром получил радиограмму, где его предупреждали о прибытии на аэродром самолета со специальным заданием.

Вот самолет уже на земле. Винты лениво вычерчивают в воздухе блестящие полосы и останавливаются.

Учлеты спешат к двери кабины. Оттуда вылезает трубчатая лесенка, и по ней спускается строгая на вид девушка. Она сурово окидывает взглядом улыбающихся юношей в летных комбинезонах, и те мгновенно становятся серьезными.

Видимо, эта пассажирка имеет самое непосредственное отношение к специальному заданию.

Несомненно, ребята были правы, Аня играла немаловажную роль в заключительном этапе испытаний.

Из кабины вышли конструктор Поярков, инженер Дерябин и профессор Демидов. За ними постепенно выходили и другие сотрудники института, принимающие участие в испытаниях летающей лаборатории.

Основные исследования были закончены, и теперь, уже на месте посадки лаборатории, оставалось повторить лишь некоторые пункты обширной программы испытаний.

Демидов сразу же отошел в сторону и, стараясь скрыть непонятное для его друзей волнение, углубился в записи последнего часа испытаний.

- Ничего, аэродром подходящий,- радостно проговорил Поярков, осматриваясь по сторонам.- Главное, защищен от ветра. Я думаю, что сегодня к вечеру мы спокойненько спустим диск, можно сказать, прямо на мачту радиостанции.

- Надо сначала ее поставить,- заметил Дерябин.- И потом я не думаю, чтобы Алексей Фомич стал особенно торопиться с этим делом. Он хотел еще проверить температурную кривую на больших высотах, а затем уже при спуске вновь зафиксировать ее. Правда,- инженер понизил голос,- это для него не главное. Вы заметили, как он был взволнован перед отлетом сюда. Редко я таким видел Алексея Фомича... Что касается меня, то я бы тоже еще раз посмотрел своими глазами на вновь записанную на ленте температуру в стратосфере и ионосфере. К погоде это имеет прямое отношение. Впрочем,усмехнулся он,- может быть, после всех этих испытаний у вас есть какие-нибудь сомнения в надежности конструкции при длительном подъеме?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать