Жанр: Русская Классика » Е Натали » Миражи (страница 14)


Условия жизни в суровой северной России всегда задавали наилучший режим выживания - в сплочении, в общине, под руководством духовных водителей. И все же началось все с того, что всегда жили большими семьями, по три-четыре поколения вместе: деды-родители-внуки. Изгнанный из дома (вне его) практически сразу опускался на дно жизни или попросту не выживал. Общинный демократизм до сих пор не оценен нами, не понят и поэтому - недостижим.

Когда рушатся целые (цельные, казалось бы, монолитные) миры, то долгое время поверхность бытия остается пустынной, прежде, чем появятся первые, робкие и хилые росточки нового. Но проходит неспешное Время, а уроки из прошлого не извлекаются. И снова ликом - в назем? 17

Французы верят, что именно во Франции - абсолютные вершины для всех времен и народов. Вера эта достойна известного уважения.

Ну, а как же Эль-Греко, музыкальные гении, Сервантес, Шекспир, Достоевский? Гиганты человеческого духа распределены фортуной во времени и в пространстве. Ни у одной из наций в этом не может быть монополии.

Не ослабевающее с течением времени чувство отечественного космизма передается всему человечеству. Вибрации космоса интуитивно чувствовались всегда, но главным образом здесь наиболее последовательно и полно удалось выразить космическое чувство и зафиксировать его в культурном наследии человечества.

Мировой вклад мыслителей России (писателей и философов) уже по достоинству оценен на Западе, а в веках видится триумфальное шествие и безусловно-доброе восприятие новых идей. 18

Исконное фиксируется и слышится, чувствуется всем миром в неповторимом аромате народных песен.

Испокон веков служилые люди ненароком "подставляли" верховную власть: то ли в лице царствующих монархов, то ли в лице генсеков. Свежи в памяти, например, кукурузная и антиалкогольная эпопеи. Причем здравые в общем-то идеи настолько топорно и вывернуто реализуются, что народ только диву дается. А ему лучше на зуб не попадаться...

Государственная власть в нашей стране всегда символизировала апофеоз неволи и принуждения: крестьянина ли, рабочего ли, или интеллигента. Для всего этого нашлось меткое и едкое слово: казенщина. Шипящее слово. А если в звучании слова нет песни и музыки, то нет и души. 19

Наиболее интересной представляется работа с пограничными областями сознания, в прикосновении к грани здоровья и нездоровья. Когда пришпорена фантазия, расторможена мысль, тело пружиняще-легко, то велик риск для души - риск разлуки с телом.

Сны сменяются видениями и возможно - кошмарами. Возникает мощный и пророческий момент - заработал "подсознательный потенциал". Ирреальность порою захватывает - словно чтение в детстве волшебных сказок. Уехать, уйти от близких, из города, из страны - значит умереть, исчезнуть (навсегда или очень надолго). Но требуются определенные силы, чтобы разорвать цепь жизни, нарушить устоявшиеся жизненные связи. А надо ли? 20

Путешествие по России - это всегда волнующее открытие новой вселенной, новых людей, себя самого-нового. Это радует и настораживает мобилизует. Кожа как бы сдернута: все нервы оголены, восприимчивы, словно чуткий радар.

Не стоит класть на одни весы чувства к конкретному (любимому или просто знакомому) человеку и чувства по отношению к Системе - к той "галактике", откуда все мы, современники, произошли. * * *

МИРАЖИ БЫЛОГО Счастье всегда - за плечами. З О В

Целью моей устремленности однажды стал таинственный мираж - что-то непонятное, невероятное и неведомое.

Это видение словно обладало исполинской силой - оно влекло меня вперед против течения, навстречу какому-то далекому мерцанию огонька, который то и дело терялся в тумане и на поворотах. И когда его не было видно, то я шел на неясный зов, на зов биения сердца.

НЕ ИДТИ - было выше моих сил.

Более того, постепенно стал чувствовать в себе какую-то необъятную мощь, огромный подъем чувств, желаний и воображения: все могу, я этого хочу, не могу действовать иначе. Так и только так.

По-видимому, каждому из нас наиболее трудно дается преодоление сознания "собственной никому ненужности". В народной сказке эта мысль выражена выпукло и просто: нужно время посидеть-подумать, нужен "пенек в глухом лесу". И тут же голос - внутренний, но из-за спины: не садись на пенек, не ешь пирожок. Неси бабушке, неси дедушке... *

ДВУЕДИНАЯ ЗВЕЗДА

Никому не узнать, как в полдень в горном озере льдинка растает.

Впрочем нет. Зоркое сердце способно увидеть все - потому что видит землю и воду насквозь. А эта льдинка - ледок непонимания друг друга, который лукаво посверкивает в нашей, уже смешавшейся крови.

Когда над головами встанет двуединая звезда, будь то полдень или полночь, - кровь раскалится, душа свернется как свиток, и буквы сольются в слова. Единственно верные, отзывчивые, бесконечно нежные.

Рядом с тобой чувствую себя будто в Крыму - у моря.

Верю, что скоро окажемся там наяву.

Окунаюсь в пшеничный ворох волос, растворяюсь в волнах, погружаюсь в неведомые доныне глубины.

Еще никогда на суше через тысячи километров не ощущал так остро близости моря.

Только руку к нему протянуть.

Лед тронулся: наконец-то мы нашли друг друга - чаемых и желанных.

И семья наша - тихая бухта, где можно укрыться от нескончаемых жизненных штормов. *

Х О Л О Д А

На холоде любовь моя болит.

И жмется под крыло мое.

И шепчет о лете мне. О каплях пота на упрямом лбу, и о моих губах на золоте рассыпчатых волос.

Трепещут лепестки

как лепет детский.

Любовь моя - ребенок беззащитный.

Она - летящие по ветру лепестки, большие удивленные глаза, в которых отразился и взвился пресветлый мир.

Не отогрев любовь, рискую я навек лишиться чуда: безумства и бесчинства красоты, и доброты, и нежности, и чести - всего того, что есть моя любовь. *

С Н Ы

Отправимся вдоль памяти вдвоем и только месяц позовем с собою.

Увяжутся за нами чувства-дети.

Мы будем прятаться от них в цветах и в сене - то в лепестки одевшись, то взлетев.

Они же на своих коротких ножках за нами несуразно топать будут, настойчиво ловя мизинцы наши и прижимаясь, словно на дороге - под светофора красною иглой.

Возьмем с собой корзинку сладких снов.

Ведь скоро утро, и они растают.

Но посмотри - она почти пуста.

И солнечные зайцы как морковку, как сочную морковку догрызают последний, самый вкусный сладкий сон. * ДОЛГОЖДАННЫЙ ЗВОНОК

Сейчас звонок окликнет телефонный, и милая к щеке моей прижмется.

И ласково зашепчет:

- Как дела, скучаешь сильно, любишь ли, здоров ли? Ну подожди, еще поговорим... Вот так. Еще чуть-чуть. Скорее возвращайся к нам, домой. Какими дальними представились мне "Дали". Скучаем по тебе. Целуем крепко.

- Прости, меня торопят. До завтра, крепко спи.

- И я с тобой прощаюсь - до завтра, милый.

Вспугнули птицу - и далеким эхом короткие, упрямые гудки. *

З А П А Л

На пути искания смысла порой зарождается новая мысль, будто оконце, словно прорыв через облака и туман - к новому небу. Она может стать импульсом к последовательности единственно верных действий.

Человек из века в век возвращается к тем же вопросам : материальна ли мысль? Есть ли в холодном и жестком мире любовь, или она - только дразнящий мираж, выдуманный бродягами и поэтами вроде Христа ?

Только живое рождает живое.

А любовь - нежный запал к другим сильным чувствам, которые иногда поднимаются до силы стихийного бедствия. *

В О П Р О С Ы

Предельно выразителен жест Христа на гениальной картине Николая Ге "Что есть Истина?", явственно говорящий: "Я и только Я знаю ответ, а для всех - до времени - сокрыто".

С тех пор в каждом слове человека, задающего любой вопрос, силюсь угадать соль, оселок, истинный глубинный риф.

Отвечаю не на сам вопрос, а найдя - на сокровенный смысл этого вопроса. Длящееся искание Смысла. *

ССАДИНЫ И РУБЦЫ

У человека, заглянувшего за перегиб, побывавшего на том свете или у его дверей, душа как бы вывернута наизнанку.

Сердце стало совершенней.

Оно особенно чутко и восприимчиво к потенциальным несчастьям.

К чужой боли и беде.

Такой человек встает заслоном у "черной калитки" и бьется за то, чтобы живое не погибало от стихии, от незнания чего-то принципиально важного, жизненно необходимого, или от случайности.

Пусть юным не избежать ошибок, пусть будут шишки, ушибы, ссадины и рубцы - живое должно жить. Это он знает твердо. И становится убежденным жизнепоклонником, утвердителем жизни во всех ее проявлениях. *

ЮНОСТЬ - ПАДАЮЩАЯ ЗВЕЗДА

Юность - это падающая в назем жизни звезда.

Природа, отчаянно защищаясь, отталкивает человека от себя, и он постепенно дичает у края пропасти одиночества.

Уменьшается возможность (ухватившись за космическую паутинку) размотать клубок жизни.

А над головою вседневно подвешен тяжелый меч.

Чем меньше человек получил от рождения природных способностей сохранять и поддерживать жизнь, тем сильнее ощущает он временность пребывания на Земле.

Как плодотворно развить издревле сложившиеся устои, не поломав себе хребта, не вывихнув души ?

Нет простого ответа.

На циклопические пирамиды (окаменелый нижний конус часов) дряхлое время сыплет "песок" в виде дождя-звездопада.

Юность нашей Земля - это падающая с неба звезда.

Успеем ли желание загадать ? *

УГОЛЕК НАДЕЖДЫ

Недовольный всем вокруг человек вдруг становится бесконечно терпеливым в предчувствии мимолетной удачи.

Но он должен уметь лелеять и оберегать уголек надежды всем существом, тончайшей тканью души, своим теплом.

Если хотите - своей кровью, жизнью, любовью. *

У Д А Р

От работы никогда не бегал, да и собственные проблемы решал сам и только сам. На этот счет будем покойны. При спокойной душе работается прекрасно и зло. Нахожу каждый день больше, чем некогда катастрофически потерял и ежеминутно теряю.

Чаще смотрю в небо.

Вдруг замираю - и все деревья вокруг будто цепенеют. А потом ни с того, ни с сего начинаю метаться, царапать землю и людей. Но ведь никто, кроме меня, ни в чем не виноват. Все это потом проходит, только в горле горько. Наверное, хлебнул (вместе с горем) немного ангины. Полощу горло содой и солью.

Губы вывернуты надтреснутые. Соль и йод раздирают рот. Чувства распяты - как воскреснуть им ? Тонет мой, трубя, пароход. *

Н Е Л Ю Б О В Ь

Если человек хронически болен или более того, умер не от дряхлости значит его недостаточно любили родные, близкие и все общество.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать