Жанр: Русская Классика » Е Натали » Миражи (страница 6)


ВАРЯГИ

Знаешь, в большом городе бездетная семья - это часто тюремная камера на двоих.

Чувства коверкаются. Нерастраченная привязанность (при отсутствии детей) направляется на животных, птиц, рыб - на все живое. Но "дыхание рядом" не спасает от ощущения смрадного холода смерти.

Усиливается предчувствие обрыва нити жизни. И нет сил вырваться из трясины.

Существует, правда выпад налево - внебрачные дети. Наверное, поэтому каждый из этих несчастных супругов (одиноких вдвоем) ждет тайно варягов пусть они "вызволяют". Даже ценою разрушенных стен и гаснущего очага. * * *

ВАЛЬС ВЕСЕННЕГО ВЕТРА Ветер сквозь лес пробирался, Волосами за ветки цепляясь. (Ф. Г. Лорка) ОБМАН ЗРЕНИЯ

Подумаем вместе: почему во многих неистребимо стремление к власти? Их опасный девиз: хватай, пока хватается.

Обманом зрения всегда было то, что вель-можа "многое может сделать", словно он - хозяин жизни. На самом же деле не может практически ничего из-за жестких ограничений и затхлых условностей.

А если учесть, что зачастую имеет трухлявое нутрецо, тронутое разложением его самого и всех близких, то куда уж взлетать на высоты. Крылышки подрезаны, трудовое пузцо тянет к низу, руки трясутся от страха потерять заветную кормушку.

Вельможи - бельма в народных глазах.

ЦВЕТАМ

Испокон вросших в землю веков смотрели в тревожные лица людей черные оружейные дула, удивлявшие и поражавшие своей внезапно возникающей жестокостью и зияющей пустотой.

Люди шли против них с впаянными в души молитвами и согретыми поцелуями иконами. Иконы разлетались в щепки, а молитвы забывались в веках. Шли с раскаленными револьверами и охлажденными ножами - и семафорами виселиц покрывалась скорбная, сиротливая земля.

Люди устремлялись против занозящего сердце оружия со словом и здравым смыслом - этих людей высылали малою скоростью прочь в одном вагоне с убийцами.

Цветы вытаптывались на планете кованными сапогами. Взрывы вырывали их с корнем. Облучение выжигало их семена.

И тогда цветы стали вырастать в глубине Будущего - в детских сердцах.

Вздрогнем и остановимся хотя бы над пастью пропасти.

ПЫТЛИВОЕ ДЕТСТВО

Мечтаю о том, чтобы за ночь каждый раз очищалось зрение от опыта предыдущего дня, а утром видел жизнь совсем новой. Состояние удивления человеку необходимо.

Воображение и мечта раздвигают горизонты нежным плечом. В душу проникает особенно-красочный мир. И сама душа тогда принадлежит целой вселенной, гармонична с ней и прекрасна.

Что может удивить сердце, постоянно находящееся в удивлении? Хочу, чтобы мне было присуще ежечасно, ежесекундно состояние пытливого детства, когда вокруг множество обыденных мелочей кажутся трепетными тайнами, до которых, кажется, можно дотянуться рукой.

ПОЛЕ

Сегодня мне навстречу неожиданно раскрыло руки "Русское поле".

Выйдя из переплетения веток и тропок леса на этот роскошный простор, словно рыба глотал свежий воздух, освобожденный от каждодневной тяготы снежных навалов.

Всем существом отдался его белоснежному и бескрайнему телу. Сошел с проторенной тропы. И сразу ноги стали чуть ватными, и румянец обозначил на коже полузабытый детский узор.

А сердце, не внимая клапанным перебоям, хочет и будет горланить на всю не потревоженную с утра окрестность. Снова весна в душе.

СМЕЯТЬСЯ НАД СОБОЙ

Задумывался ли ты по поводу того, что истинная культура человека измеряется не количеством потребленных ценностей и идей, а в первую очередь - его отношением к другим? Овеществляет ли он окружающих, безразличен к ним или же любит их. Хотя возможны и другие оттенки отношений.

Умение смеяться в первую очередь над собой - не это ли важное свойство является залогом духовного здоровья? Ведь дерущиеся не смеются.

А смех людей, задумавших дурное, звучит как-то особенно.

ИНТУИЦИЯ

Каждая серьезная научная теория считает своими родителями верную посылку и логическое рассуждение.

И казалось бы, что трепетной интуиции здесь места нет. Но при этом именно она, переодеваясь в безукоризненно чистые и строгие логические одежды, обманывает ненасытного исследователя словно влюбчивого мальчишку.

Одновременно и ослепительно вознаграждает, как бы нехотя являя ему блуждающий болотный огонек или привораживающий свет далекой звезды. Результат интуитивного всплеска в момент высечения нежаркой искорки открытия можно назвать верной гипотезой, необходимым допущением, или удачною аналогией. Эта личина не так уж важна. Но здесь царит именно интуиция, а не логический холод.

Конечно, мы с тобой восхищаемся неукротимым процессом познания Вселенной, однако более очаровывают и сердечнее греют накопленные предыдущими веками мудрость и опыт людской. Перед Интуицией преклоняю колена.

ПЕЧАЛЬ ДУШИ

Мне кажется, что неудержимо стареющее человечество совсем не умеет радоваться и быть счастливым. Это даже стало казаться чем-то противоестественным - вот до чего добрела наша многовековая история ужасов, инцестов и убийств, масштаб которых все возрастает.

Иное дело - страдание, горе. "Во многие печали многия мудрости есть". Упорно воспевали это чувство художники. Ему, распятому на кресте, цивилизованное общество молилось бездну лет. Изучены почти все тончайшие оттенки, ажурные нюансы, причудливые коралловые наросты.

Стремление к счастью было и остается болезненной разновидностью страдания, тоскующей жаждой взаимопонимания и

солнечного ветерка. Печаль души неиссякаема - как родник среди бурелома страстей.

Радость всегда притягивала. Волновала мгновенностью и таинственностью исчезновения. Но и всегда будет отталкивать неустойчивостью, испепеляющей горечью близкой потери.

Как слепой, продолжаю осторожно скользить по булыжным мостовым недель, месяцев и лет, плутать среди заголенных корней леса желаний. А замутится сердце, отнимутся руки - буду вышептывать сокровенное губами, заклиная недоверчивых богов и желая счастья слабейшим. Пусть закат будет алым. Клянусь выпить жизнь до самого дна, а потом научить тому, что успел узнать сам, всех других.

ВЕТРУ

Приветствую тебя, очищающий ветер. Вот и отнято большинство лепестков из простывшего на дороге жизни букета. А они так обрадовались этой встрече, не ведая, что их ждет.

Ветер юности, ты силен и порывист. Пытаешься много взвалить на свои сутулые плечи, но ведь главная ноша - в душе. Не дай бог, одолеют внутренние сквозняки.

Со временем прочувствуешь цену и ураганным ударам, и штилю. Не забуду, как управлялся на яхте со спинчем, сердясь, что порыв запоздал. Рябь на воде обошла подготовленную "сеть", и улов был за пазухой у другой яхты.

Помню и то, как звенел в парусах чистый твой голос, заставляя матроса парить на трапеции за нашим бортом - словно птицу. Но это была не борьба, а игра.

Что мне с тобою делить.

Прошу, сыграй совсем несложную шутку - подари моей милой одну из лучших причесок юности: Ветерок.

МАСТЕР

Мне кажется, что сейчас наступило необыкновенное, какое-то беременное время. Растерявшееся было общество наэлектризовано.

У людей появляются зияющие возможности проявить себя: каждый не засвеченный кадр своей жизни и совести - ежедневно и многогранно. Особенно ярки примеры подвижников. Они пробуждают и побуждают других к творчеству, намагничивают, заставляют думать и страдать сердцем.

Но освоение нами все новых и новых рутинных ролей (муж - работник покупатель - пассажир - читатель - ...) - еще не готовность воспринять душою ренессансную всесторонность. Не означает устремленности к гармонии.

Есть вырубленные за тысячи лет ступени другого пути - приобщение к культуре. Шаткая "ступень потребителя" позволяет через книги, театр, кинофильмы присвоить переживания, жизненный опыт других - багаж многих поколений. Ступень творца, мастера более высока - она позволяет человеку вобрать в себя мир-вселенную полностью, сотворив его. В этом космосе автор и вседержитель, и участник диалога с другим человеком, с иным сознанием одновременно.

ПОНИМАНИЕ

Еще раз позволю себе вернуться вместе с тобою к фундаментальной мысли: знаешь то, что любишь и любишь то, что знаешь.

Поверхностная влюбленность, не имеющая глубоких корней в сердце, не позволяет развить способность глубоко чувствовать, и обрекает на засуху едва пробившийся на поверхность росток.

Здесь велика опасность стать травой "перекати-поле" в голодной степи души. Причем не оросят, не спасут ни слезы сожаления, ни попытки рыть расчетливые арыки вслед убегающему чувству, ни холод ревности. Все бессмысленно, если сердце человека замкнулось, а душа так и осталась чужой.

А может шагнуть самому и найти силы пройти двойной путь навстречу пусть милое сердце узнает тебя и поймет.

РУИНЫ ДУШИ

Душа человека, как всякое стихийное бедствие, действует неподотчетно, взрывно и подсознательно, словно талантливый полководец.

Супостату на первом вздохе боя, в начальный момент он противопоставляет крайне слабые, незащищенные позиции - теряется с борзым ответом, как бы шарит по карманам, подбирая фразы посолонее.

И вот уже кажется, что его жизненный нерв поврежден бритвенным словом, зубодробительным напором, чихом в сторону авторитетов.

Да и как обидишь дорогого гостенька - тем паче, если сам почти что в гостях.

Победитель потеет и отдувается на лаврах. Он многозначительно спокоен, готов даже скупо пожалеть и, томясь душою, возлюбить этого представителя человечества, скормить крохи с праздничного стола. Но сбитые в кучу брови и бегающие глаза (по инерции злобы) настороже - а вдруг пепелище души еще не безлюдно.

Он опасливо косится на жмущегося напротив него и повергнутого человека. Хоть один в поле и не воин, но все же... И внутри триумфатора (надолго) гадко и срамно.

Кажется - бал окончен. Шутовские колпаки розданы и надеты, ржавый меч вынут из узкой темноты и опять возвращен в утробно клацнувшие ножны... И бредет неприкаянный среди всеобщего, внешнего и чужого изобилия человек в запрещенно-убогую мансарду, изредка останавливаясь, чтобы стряхнуть то ли пепел горечи, то ли жирные брызги из луж от проносящихся мимо шумливых экипажей безрадостного успеха.

Но обязательно будет слегка заспанное Завтра.

Человек думает о перспективе открывшейся новой жизни. Впереди пульсирует и скрежещет железом бессонная ночь, подтаивает свечной огарок. Что в ней, в этой ночи? Разложение по косточкам и анализ давешней ретирады? Ничуть ни бывало.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать