Жанры: Иронический Детектив, Боевики » Фредерик Дар » Не мешайте девушке упасть (страница 18)


Глава 13

Мы приезжаем к Ренарам уже в темноте. Нас задержала бомбардировка парижского района, и я боюсь, что мы можем опоздать.

Перед дверью стоит машина.

– Садитесь быстрее! – говорит нам Ренар. – Все готово, можем ехать.

Я несколько смущен необходимостью представлять Жизель Флоранс. Я опасаюсь неуместного замечания или жеста, но дочка моего спасителя первоклассная девчонка. Она даже не моргает и держит свой хорошенький ротик на замке. Жизель я представляю как свою сотрудницу.

– Мы вас проводим все вчетвером, – заявляет Ренар. – Соседи могут удивиться, что мы отвозим по ночам незнакомых. Надо соблюдать большую осторожность.

Я полностью с ним согласен. Мы набиваемся в старый «рено» и отправляемся в путь.

Ведет старший сын. Ренар и младший сидят спереди. Ваш Сан-Антонио, как паша, восседает на заднем, между двумя кисками. Я с облегчением вздыхаю. Поскольку в машине темно, беру обеих малышек за руку. Таким образом, не будет никакой ревности. Я бы даже начал с ними сеанс лизания, но боюсь, это коллективное развлечение придется им не по вкусу и они устроят шухер, как на четырнадцатое июля.

Три четверти часа спустя мы останавливаемся.

– Конечная! – объявляет Ренар.

Только тут я смотрю на пейзаж и вздрагиваю: мы находимся в широком мощеном дворе, окруженном высокими стенами.

Темные фигуры подходят к машине и окружают ее.

Мне кажется, я сплю: это немецкие солдаты, да еще вооруженные до зубов.

Я молчу, потому что бывают моменты, когда язык надо придавить чем-нибудь тяжелым. Жизель тоже даже не моргнула. Я смотрю на семейство Ренар и вижу, что все они веселятся как ненормальные.

Если бы сейчас, зимой, грянул гром, я бы и тогда не удивился до такой степени.

Пытаюсь выхватить пушку, но Флоранс говорит своим волшебным голоском:

– Если ты ищешь свой пистолет, то он в кармане моего пальто. Я его вытащила, пока ты меня лапал.

Согласитесь, что сработано отлично... Мастерски! Меня еще никогда так не проводили. Это сразу опрокидывает мои представления о доверии, любви и прочей бредятине!

Есть от чего сравнить себя с тушеным бараном! Уйти в монахи! Раздолбать себе башку и все остальное! Тереться задницей об лед до тех пор, пока она не начнет искриться.

– Выходите! – сурово приказывает Ренар.

У меня в голове осталась всего одна мысль: лампа! Надо спасти лампу. Наплевать на меня и на девчонку, но нельзя, чтобы фрицы заполучили свое изобретение. В сотую долю секунды я придумываю сто с лишним планов, и все крепкие, как кефир.

Я погорел, Жизель тоже и лампа вместе с нами. Эти сволочи сожрут нас с луком. У меня такое ощущение, что, когда они закончат с нами заниматься, мы будем на удивление похожи на яблочный компот.

– Выходите! – повторяет Ренар.

Флоранс уже вышла и держит для меня дверцу открытой.

Солдаты подходят с автоматами наизготовку. Они понимают, что имеют дело не с фраером, и это мне льстит. Я выхожу с поднятыми руками, Жижи следует за мной. Нас сразу окружают.

Ренар – или, по крайней мере, сволочь, называющая себя так, – что-то говорит солдатам по-немецки. Они щелкают каблуками и уводят нас к строениям.

Подгоняя нас, они не церемонятся! Пинки сыплются градом. Я-то привык к этому настолько, что моя задница напоминает шагреневую кожу, но мне больно смотреть, что также обходятся с моей бедной малышкой... Не будь здесь целого полка, стерегущего нас, я бы провел маленький сеанс смертельных мулине... Знаете, что такое смертельное мулине? Сейчас объясню. Этот рецепт может быть вам так же полезен, как рецепт приготовления рагу под белым соусом. Когда несколько придурков окружают вас с недобрыми намерениями, изобразите нечто вроде эпилептического припадка, но вместо того, чтобы упасть на пол, присядьте на корточки и лупите в животы, находящиеся перед вами. Это застает противников врасплох, потому что вся сцена происходит внизу и они не знают, за что вас ухватить... Очень веселое занятие, клянусь!

Но в данный момент в наши почки наставлен целый лес автоматов и лучше подождать развития событий. Немцы вводят нас в мрачное здание и ведут в помещение, похожее на классную комнату. Может, до войны здесь и правда был класс.

Мы ждем в разных углах комнаты под присмотром полудюжины солдат. В комнате стоит собачий холод, но мы не мерзнем. Страх включает в заднице маленький обогреватель.

Вдруг слышатся шаги, и дверь открывается перед псевдо-Ренаром. Этот гад входит в сопровождении своей так называемой дочечки и двух немецких офицеров.

Милая компания садится за стол и начинает тихо разговаривать, потом Ренар, кажется председательствующий на совещании, поворачивается

к солдатам и приказывает обыскать меня. Длинный блондин, похожий на клизму, опустошает мои карманы. Их содержимое он относит своим начальникам. Ренар быстро хватает драгоценный сверток, лихорадочно срывает обертку и открывает картонную коробку. С его губ срывается восклицание. В коробке лежит стекляшка, служащая для того, чтобы ставить банки.

Запомните, что больше всех ошарашен я.

Я видел номера лучших иллюзионистов, но банка в коробке, куда я сам положил лампу... до такого фокуса им далеко! Если вы умнее пары штиблет, попытайтесь дать мне разумное объяснение! Я только полицейский, и если в дело влезает черная магия, то предпочитаю записаться в ряды чистильщиков туалетов...

А пока у Ренара полностью обалдевшая физия. Он весь бледный и смотрит на меня белыми глазами.

– Подойдите, – говорит он мне.

Я делаю несколько шагов к ареопагу.

– Решили нас одурачить? – скрипит он.

Тут я начинаю возмущенно орать:

– Нет, каково! Кто кого одурачил?! Кто прикидывался спасителем, отцом семейства и таким патриотом, что затмевал Жанну д'Арк? Кто себя вел, как последняя мразь? Кто гнусными комедиями заманивает доверчивых людей в ловушки?

Знаешь, гнида, я понимаю, что на войне допустимо применение разных средств, разрешены разные подлости, но чтобы сделать эту, надо иметь вместо сердца кусок камня и быть сыном волка и красной гадюки... Я тебе скажу одну вещь: страна, развлекающаяся таким образом, должна приготовиться к худшим неприятностям. Ее песенка спета.

Пока я говорил, Ренар меня ни разу не перебил. Его лицо невозмутимо, как консервный нож.

– Карл, – говорит Флоранс, – вам не кажется, что этот малый нуждается в уроке?

Я ей мило улыбаюсь.

– А тебе, шлюха дешевая, я так надеру задницу...

Она краснеет, подходит ко мне с горящими глазами и со всего маху влепляет мне пощечину.

Солдатам приходится удерживать меня силой, иначе я превратил бы эту подстилку в отбивную.

– Успокойся, Грета, – приказывает Ренар.

Он тоже подходит ко мне и говорит совершенно спокойным голосом:

– Мой дорогой комиссар, я понимаю ваше возмущение. Оно совершенно естественно... Признаюсь, что с вами мы использовали очень необычный метод. Когда мы нашли вас той ночью у моста Пуасси прицепившимся к лодке, вы были без сознания. Поскольку у нас в районе есть друзья, мы отвезли вас к ним, чтобы вы не умерли. Мы дорожили вашим здоровьем. Вы долго не приходили в себя, и тогда нам пришла в голову идея сыграть маленькую комедию, которая вам так не понравилась. Мы надеялись хитростью получить лучший результат, чем силой. Видимо, я допустил ошибку. Вот только не могу понять одну вещь, господин комиссар: если бы вы поняли, что мы вас обманываем, или хотя бы заподозрили это, то не стали бы рисковать своей жизнью и жизнью девушки, не так ли? Значит, вы нам полностью доверяли. Тогда почему вы не взяли с собой лампу?

Я размышляю.

Я, ребята, попал в ту еще переделку. Не забывайте, что я обалдел больше всех. Кто-то забрал лампу из комиссариата на Этуаль. Но почему капрал мне ничего не сказал? Потому что он сообщник похитителя? Но главное – кто, кто мог знать, что я спрятал лампу в этом месте?!

Сколько неразрешимых вопросов, ответов на которые я, по всей видимости, уже никогда не найду. Вы знаете, я всегда был оптимистом, но на этот раз у меня не осталось ни грамма иллюзий...

– Слушайте внимательно, – говорю я Ренару. – Мне неизвестно, куда делась лампа. Я спрятал ее у себя дома. Наверное, кто-то выкрал ее, а я даже не подумал проверить содержимое коробки...

– Это все, что вы можете заявить?

Его вопрос меня удивляет.

– Все!

– Нам прекрасно известно, что вы не заходили к себе домой...

Ай! Какой же я идиот, что сказал это. Конечно, они следили за мной и знают, что я не совался в свой дом...

Ренар (я продолжаю называть его этой фамилией) приказывает своим людям обыскать Жизель. Несмотря на протесты бедной девочки, ее ощупывают с ног до головы.

Обыск, естественно, ничего не дает.

Фрицы недолго совещаются. Один из офицеров делает знак их людям, и нас тащат по ледяным коридорам. Я хочу шепнуть малышке несколько ободряющих слов, но эти хамы разделяют нас на одном из перекрестков.

Меня вталкивают в узкую темную комнатушку без окон, и дверь за мной закрывается.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать