Жанры: Иронический Детектив, Боевики » Фредерик Дар » Не мешайте девушке упасть (страница 27)


Глава 22

На следующий день, с утра пораньше, звонит Грета. Девочка жутко взволнована. Я слушаю разговор через отводной наушник и веселюсь от души... Фрэд играет свой скетч мастерски. Он рассказывает, что справился, как король, что диски у него, и спрашивает, что с ними делать. Грета отвечает, что большой босс пришлет за ними человека еще до обеда. Эта малышка неподражаема. Как она говорит! Голос равнодушный. Простая посредница, да и только. Надо знать ее, как я, чтобы уловить в тоне беспокойство, а потом облегчение.

Старая продавщица газет – мать одного кореша Тома – приносит нам теплое вино. Отличная идея! Мы выпиваем несколько рюмашек. С ломтиком лимона это самое лучшее средство привести нас в форму зимним утром...

В десять старуха кричит нам сверху лестницы:

– К вам пришли!

Это сигнал. Я встаю за дверь. Том растягивается на кровати в лучшем стиле американских фильмов. Длинный Фрэд садится за стол.

Входит Грета. Она одета неброско, на голове широкополая шляпа, на глазах черные очки.

– Привет, – говорит она. – Я пришла за известным вам товаром.

Меня она не замечает. Я подкрадываюсь сзади на цыпочках и вырываю у нее из руки сумочку.

Она вздрагивает.

– Что это значит?

– То, что ты слишком натянула веревку, она и лопнула. Не надо думать, Грета, что разрешены все удары.

– Почему вы не выполнили мой приказ? – спрашивает она Фрэда.

Фрэд не отвечает. Том усмехается и обращается ко мне:

– Слушай, Сан-Антонио, эта та самая потаскушка, что играет в Гитлера? Мне хочется надрать ей задницу. Дай мне повеселиться! Я так давно не лупил бабу!

Я, смеясь, смотрю на Грету.

– Ты, кажется, не пользуешься большим авторитетом у своих войск.

Она совершенно белая.

– Вы сильно рискуете! – говорит она. – Если вы, двое, не подчинитесь мне немедленно, я прикажу вас арестовать и расстрелять.

– Не утомляйся, – останавливает ее Фрэд. – Комиссар дал нам прослушать пластинку. Мы знаем, что ты из себя представляешь.

Том, на которого безделье давит, подходит и влепляет Грете пару звонких пощечин.

– Девкам, которые меня накалывают, – извиняется он, – я превращаю морду в кашу.

Мы его успокаиваем, потому что для успеха моего плана надо, чтобы красотка была не слишком попорчена.

Не теряя времени, я излагаю этот план моим собеседникам.

– Грета, тебе пора подумать о своей судьбе. Кончай делать глупости, если хочешь увидеть сегодня закат. Сейчас ты позвонишь Карлу и скажешь, чтобы он ехал с усиленной группой в район Фонтенбло. Скажи, что я нашел лампу. Он поедет. Главное, чтобы его не было в тюрьме, когда мы двинем освобождать Жизель.

– Ты хочешь ехать в гестапо! – изумленно вскрикивает она.

– Да, мы туда поедем все вчетвером.

– Вчетвером?

– Совершенно верно. У тебя есть машина?

– Да, но...

– Тогда все отлично. Мы возьмем пластинки под мышку, улавливаешь? Если мы попадемся, твои друзья получат вместе с нами и твою исповедь...

Ей это явно не нравится. Она поняла, что в этот раз выкрутиться не удастся.

– Ты прикажешь освободить

Жизель, и мы отвалим. Если все пройдет без сучка без задоринки, я тебе обещаю, что мы разобьем пластинки у тебя на глазах и свяжем тебя, чтобы дать возможность убедить их, что ты действовала по принуждению. Время поджимает. Ты все поняла?

Чтобы поторопить ее, толстый Том залепляет ей новую оплеуху, от которой она отлетает к стене.

Мы ведем ее к телефону. Я достаю дудору, переданную мне Берлие, и приставляю ствол к ее желудку.

– Если сваляешь дурака, голубка моя, получишь маслину прямо в то место, которое я сейчас щекочу. Это так же верно, как то, что меня зовут Сан-Антонио. Тебе потребуются минимум два часа, чтобы отдать душу дьяволу, а ощущения, которые ты будешь при этом испытывать, заставят тебя пожалеть, что ты родилась на свет...

Она набирает номер и начинает говорить по-немецки. О господи! Я потею, как кусок швейцарского сыра. Я не знаю ни единого слова на этом собачьем языке. Она может нести все, что ей придет в голову, даже сказать, что у меня рожа рогоносца, а я этого не пойму. Фрэд встает сзади Греты и шепчет ей несколько слов тоже по-немецки, потом поворачивается ко мне и подмигивает.

– Лучше подстраховаться, – шепчет он.

Телефонный разговор оказывается коротким.

– Прошло? – спрашиваю я Фрэда, не упустившего ни единого слова, сказанного говорившими.

– Кажется, да...

– Ладно, поехали!

Грета ведет машину и жмет на всю катушку. Чувствуется, что она спешит закончить, хотя нам этого хочется куда больше. Через полчаса мы подъезжаем к зданию гестапо.

– Вы в форме?

Фрэд и толстый Том утвердительно бурчат.

– Тогда вперед!

Подъехав к воротам, Грета подает условный сигнал клаксоном. Ворота открываются. Часовой подходит к машине, и. после коротких переговоров мы въезжаем в широкий мощеный двор, по которому ходят несколько офицеров.

Грета описывает широкий вираж и останавливается перед крыльцом. Мы выходим следом за ней. Никто у нас ничего не спрашивает. Мы нормальным шагом идем по широким коридорам здания. Еще несколько метров, и караулка. Грета открывает дверь. Игравшие в карты солдаты вскакивают и отдают честь.

Грета приказывает им привести Жизель. Она разговаривает сухо. Эта стерва умеет заставить себя слушаться Фрицы выполняют приказ. На лестнице появляется малышка. Она так ослабла, что вся трясется, а цвет кожи напоминает картофельное пюре. Я прикладываю палец к губам, чтобы приказать ей молчать. Сейчас было бы совсем некстати, если бы она бросилась мне на шею. Хоть эти солдафоны глупы, как табуретки, они все-таки поймут, что происходит что-то не то...

Мы выходим из караулки, следуем в обратном направлении по тому же коридору и выходим на крыльцо. Там нас ждет небольшой сюрприз: десятка два солдат с автоматами наизготовку стоят полукругом во дворе. Перед ними стоит Карл. Его честное лицо освещено доброй улыбкой.

– Собрались на прогулку? – спрашивает он.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать