Жанр: Русская Классика » Игорь Наталик » Миражи (страница 14)


человек проживает совсем иную, новую свою жизнь в этой музыке.

Нет, музыкальные образы остались теми же.

Просто их "произносит" уже совсем иной человек. Силу его изменений

за сутки-месяц-год могут оценить лишь те же самые слушатели, которые могут

быть потрясены принципиально новым "музыкальным прибоем". Но открытия

может и не произойти, если в душе автора-исполнителя не успела произойти

необходимая работа, если душа не изменилась, не вырвалась в космос, не

обрела нового импульса, качества, широты.

Если душа в это время съежилась, скукожилась, полузачахла, то все

обнаружат перед собой морального урода, а не человека-творца.

12

Он был фанатик великой культуры и

ее творцов: к нашей катастрофической

эпохе совсем не был приспособлен.

Он мучился в поисках разгадки собственной души.

Мастера "театра теней" настолько изысканны и виртуозны, а

разыгрываемая драма настолько остра, что становится порою интереснее самой

жизни. "Искусство" это обретает самодовлеющее значение.

Изложение мысли парадоксально и утонченно.

Будто оживают духовные миражи: мифы Древней Греции из детства, когда

ребенок бывает погружен в переживания за богов и героев настолько, что не

хочет возвращаться оттуда назад - в непривычную, холодную и "чужую" ему

реальность.

13

Свежесть восприятия и ощущение загадочности мира - это также одна из

замечательных черточек детства. И гениальность живет в русском человеке

пропорционально тому, насколько он сохраняет в себе в течение жизни свой

"гений детства" - всю свежесть и непосредственность мира, незашлакованную,

молодую Вселенную. Насколько свеж его глаз, остер язык и крепка рука

настолько удачно разрешение новых и новых проблем, загадок мироздания,

получение ответов на "вопросы из детства": удача в "путешествиях" по

грядущей взрослой жизни.

14

Простейшие, естественные порывы души, обнажают незамутненное

цивилизацией народное сердце. Токи души пронизывают гигантскую толщу

Времени. Их импульсы передаются из поколения в поколение и порою вызывают

резонанс в душах прежде совершенно незнакомых землян...

Размах, удаль, кураж - столь свойственные русичу, - западному

человеку кажутся сродни пылающему костру, у которого разумный греется в

отдалении, а неразумный, прикоснувшись, жалуется, что получил ожог на теле

или в душе.

15

Ведь подмечено "что такое человек есть" - каждый из нас постигает

наедине с собою: ничтожный ощущает свое ничтожество, а великий ум - всю

свою глубину.

И тщетно в конце своей жизни ссылаться на помехи ввиду

неблагоприятных внешних обстоятельств - каждый должен сам снимать урожай с

собственного поля, приберегая и на семена, и на прикорм тела, и на прокорм

души. Как говорится, из сосуда может вытечь только то, что было в нем...

16

Мне пришлось в моей жизни видеть

крушение целых миров и нарождение

новых миров. Видел необычайные

трансформации людей, первые

делались последними,

последние делались первыми...

Условия жизни в суровой северной России всегда задавали наилучший

режим выживания - в сплочении, в общине, под руководством духовных

водителей. И все же началось все с того, что всегда жили большими семьями,

по три-четыре поколения вместе: деды-родители-внуки. Изгнанный из дома

(вне его) практически сразу опускался на дно жизни или попросту не

выживал. Общинный демократизм до сих пор не оценен нами, не понят и

поэтому - недостижим.

Когда рушатся целые (цельные, казалось бы, монолитные) миры, то

долгое время поверхность бытия остается пустынной, прежде, чем появятся

первые, робкие и хилые росточки нового. Но проходит неспешное Время, а

уроки из прошлого не извлекаются. И снова ликом - в назем?

17

Французы верят, что именно во Франции - абсолютные вершины для всех

времен и народов. Вера эта достойна известного уважения.

Ну, а как же Эль-Греко, музыкальные гении, Сервантес, Шекспир,

Достоевский? Гиганты человеческого духа распределены фортуной во времени и

в пространстве. Ни у одной из наций в этом не может быть монополии.

Не ослабевающее с течением времени чувство отечественного космизма

передается всему человечеству. Вибрации космоса интуитивно чувствовались

всегда, но главным образом здесь наиболее последовательно и полно удалось

выразить космическое чувство и зафиксировать его в культурном наследии

человечества.

Мировой вклад мыслителей России (писателей и философов) уже по

достоинству оценен на Западе, а в веках видится триумфальное шествие и

безусловно-доброе восприятие новых идей.

18

Исконное фиксируется и слышится, чувствуется всем миром в

неповторимом аромате народных песен.

Испокон веков служилые люди ненароком "подставляли" верховную

власть: то ли в лице царствующих монархов, то ли в лице генсеков. Свежи в

памяти, например, кукурузная и антиалкогольная эпопеи. Причем здравые в

общем-то идеи настолько топорно и вывернуто реализуются, что народ только

диву дается. А ему лучше на зуб не попадаться...

Государственная власть в нашей стране всегда символизировала апофеоз

неволи и принуждения: крестьянина ли, рабочего ли, или интеллигента. Для

всего этого нашлось меткое и едкое слово: казенщина. Шипящее слово. А если

в звучании слова нет песни и музыки, то нет и души.

19

Наиболее интересной представляется работа с пограничными областями

сознания, в прикосновении к грани здоровья и нездоровья. Когда пришпорена

фантазия, расторможена

мысль, тело пружиняще-легко, то велик риск для души

- риск разлуки с телом.

Сны сменяются видениями и возможно - кошмарами. Возникает мощный и

пророческий момент - заработал "подсознательный потенциал". Ирреальность

порою захватывает - словно чтение в детстве волшебных сказок. Уехать, уйти

от близких, из города, из страны - значит умереть, исчезнуть (навсегда или

очень надолго). Но требуются определенные силы, чтобы разорвать цепь

жизни, нарушить устоявшиеся жизненные связи. А надо ли?

20

Путешествие по России - это всегда волнующее открытие новой

вселенной, новых людей, себя самого-нового. Это радует и настораживает

мобилизует. Кожа как бы сдернута: все нервы оголены, восприимчивы, словно

чуткий радар.

Не стоит класть на одни весы чувства к конкретному (любимому или

просто знакомому) человеку и чувства по отношению к Системе - к той

"галактике", откуда все мы, современники, произошли.

* * *

Миражи былого З О ВМИРАЖИ БЫЛОГО

Счастье всегда - за плечами.

З О В

Целью моей устремленности однажды стал таинственный мираж - что-то

непонятное, невероятное и неведомое.

Это видение словно обладало исполинской силой - оно влекло меня

вперед против течения, навстречу какому-то далекому мерцанию огонька,

который то и дело терялся в тумане и на поворотах. И когда его не было

видно, то я шел на неясный зов, на зов биения сердца.

НЕ ИДТИ - было выше моих сил.

Более того, постепенно стал чувствовать в себе какую-то необъятную

мощь, огромный подъем чувств, желаний и воображения: все могу, я этого

хочу, не могу действовать иначе. Так и только так.

По-видимому, каждому из нас наиболее трудно дается преодоление

сознания "собственной никому ненужности". В народной сказке эта мысль

выражена выпукло и просто: нужно время посидеть-подумать, нужен "пенек в

глухом лесу". И тут же голос - внутренний, но из-за спины: не садись на

пенек, не ешь пирожок. Неси бабушке, неси дедушке...

*

ДВУЕДИНАЯ ЗВЕЗДА

Никому не узнать, как в полдень в горном озере льдинка растает.

Впрочем нет. Зоркое сердце способно увидеть все - потому что видит

землю и воду насквозь. А эта льдинка - ледок непонимания друг друга,

который лукаво посверкивает в нашей, уже смешавшейся крови.

Когда над головами встанет двуединая звезда, будь то полдень или

полночь, - кровь раскалится, душа свернется как свиток, и буквы сольются в

слова. Единственно верные, отзывчивые, бесконечно нежные.

Рядом с тобой чувствую себя будто в Крыму - у моря.

Верю, что скоро окажемся там наяву.

Окунаюсь в пшеничный ворох волос, растворяюсь в волнах, погружаюсь в

неведомые доныне глубины.

Еще никогда на суше через тысячи километров не ощущал так остро

близости моря.

Только руку к нему протянуть.

Лед тронулся: наконец-то мы нашли друг друга - чаемых и желанных.

И семья наша - тихая бухта, где можно укрыться от нескончаемых

жизненных штормов.

*

Миражи былого Х О Л О Д АМИРАЖИ БЫЛОГО

Х О Л О Д А

На холоде любовь моя болит.

И жмется под крыло мое.

И шепчет о лете мне. О каплях пота на упрямом лбу, и о моих губах на

золоте рассыпчатых волос.

Трепещут лепестки как лепет детский.

Любовь моя - ребенок беззащитный.

Она - летящие по ветру лепестки, большие удивленные глаза, в которых

отразился и взвился пресветлый мир.

Не отогрев любовь, рискую я навек лишиться чуда: безумства и

бесчинства красоты, и доброты, и нежности, и чести - всего того, что есть

моя любовь.

*

С Н Ы

Отправимся вдоль памяти вдвоем и только месяц позовем с собою.

Увяжутся за нами чувства-дети.

Мы будем прятаться от них в цветах и в сене - то в лепестки

одевшись, то взлетев.

Они же на своих коротких ножках за нами несуразно топать будут,

настойчиво ловя мизинцы наши и прижимаясь, словно на дороге - под

светофора красною иглой.

Возьмем с собой корзинку сладких снов.

Ведь скоро утро, и они растают.

Но посмотри - она почти пуста.

И солнечные зайцы как морковку, как сочную морковку догрызают

последний, самый вкусный сладкий сон.

*

ДОЛГОЖДАННЫЙ ЗВОНОК

Сейчас звонок окликнет телефонный, и милая к щеке моей прижмется.

И ласково зашепчет:

- Как дела, скучаешь сильно, любишь ли, здоров ли? Ну подожди, еще

поговорим... Вот так. Еще чуть-чуть. Скорее возвращайся к нам, домой.

Какими дальними представились мне "Дали". Скучаем по тебе. Целуем крепко.

- Прости, меня торопят. До завтра, крепко спи.

- И я с тобой прощаюсь - до завтра, милый.

Вспугнули птицу - и далеким эхом короткие, упрямые гудки.

*

З А П А Л

На пути искания смысла порой зарождается новая мысль, будто оконце,

словно прорыв через облака и туман - к новому небу. Она может стать

импульсом к последовательности единственно верных действий.

Человек из века в век возвращается к тем же вопросам : материальна

ли мысль? Есть ли в холодном и жестком мире любовь, или она - только

дразнящий мираж, выдуманный бродягами и поэтами вроде Христа ?

Только живое рождает живое.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать