Жанр: Русская Классика » Игорь Наталик » Миражи (страница 5)


необходим - как рука или голова. Кто же захочет отрезать нужный орган

(стать калекой душою и телом) и отбросить его прочь от себя?

Думаю, здесь секрет и загадка успешного завоевания.

ПУШКИНУ

Пушкин умел слушать материнский голос природы, прислушиваться к

вскрикам и всплескам жизни, как никто другой полно ощущал ее вихревое,

космическое течение. Волею судьбы мы катастрофически разминулись во

времени с Александром Сергеичем. Нет случайного у великих: поэт сделал то,

что считал нужным. Сказал ровно столько, сколько счел необходимым сказать.

А потом произнес слово человека в предчувствии ухода: "Мне надо

привести все в порядок". И дом окружающий - бумаги, и дом внутренний

душу.

Во мне с давних времен звучит камертоном чувство виновности перед

Пушкиным - человеком с высоким челом, взлетом легкой души, с максимальной

бескорыстностью и открытостью всему миру. Думаю, что его хватит на всех

нас и наших отдаленных потомков. Но все же в истинном чуде разобраться

очень трудно. Позднейшие поэты пошли лишь вслед - никто не пытается, да и

не хочет опережать. Это - долг не стираемой памяти.

Слушаешь трепетные те строки, и светлеет чело. Воспарение души

Пушкина - постоянное движение вверх по ступеням духа. У Никитских ворот

церковь его Вознесения. Возвратимся еще раз к мысли о том, что у гениев не

бывает бездумных поступков. Вся жизнь и даже смерть были выстроены им

безупречно.

Возможно, в последнее лето было так: веще кукует кукушка. Серость от

желчи не спит. Гасит огарок старушка, вяжет петлю из тоски. А зимою...

Мы с тобою уже знаем, что стало ТОЙ страшной зимою. Выстрел кричит

бестолково. Снег на морозе скрипит. В синюю Вечность багровый, тихий

возочек скользит. Наступает новое лето, но уже щемяще-пустое. Без него.

Отзвуком грома ночного - гулко кукушка молчит. Тихо поэтово слово миру под

сердце стучит.

ХОРОШО ЗНАКОМОЕ

Что означает, когда человек проявляет концентрированный интерес и

пристрастие только к тому, что выходит из ряда вон? Будь это какая-либо

сенсация, неожиданные явления в природе или в людях. Сюда можно отнести

также все течения и подводные рифы в одежде, в обстановке, в развлечениях

и так далее.

Возникает ощущение, что ему в жизни постоянно нужен допинг, сильный

раздражитель - зрительный, звуковой или иной. Как корове - колокольчик на

шею, соска - ребенку или сигарета во рту. Это - словно сигнал среди

вязкого, монотонного потока обыденности о том, что человек еще не уснул,

что он жив - не одеревенел.

Однако, мне больше по душе личности иного склада и восприятия

окружающего. Те, которые относятся с особым вниманием ко всему хорошо

знакомому, внешне рядовому - ведь они первыми видят намечающиеся

изменения, структурные сдвиги в жизни, в природе, в человеке - другие

равнодушно проходят мимо всего этого. Их занимает отыскание

закономерностей и формулировка законов, поиск контрпримеров, исключений из

правил, и выход на новое понимание мира.

Но подобный путь труден, тернист, не всем по плечу.

МОЛОДЫЕ ЧУДАКИ

Как представляю себе современных молодых людей? Одних: в уличном

потоке - по колено, головой упершихся в небосвод. У других на ногах

обычные ботинки, что крылышками легкими скрипят. Это - расторопные, с

торговой жилкой в глубине. Третьи бросили опостылевшие родные стены и,

вырвавшись в гущу огромного города, начинают потреблять его, но ведь и

город тоже незримо потребляет их самих.

Массовость порождает многомиллионные типовые точные отливки,

неразличимые в мельчайших деталях. Иные, не выдерживая конвейера, с

заусенцами на сердце возвращаются в родные места. Многие сгоряча уходят из

жизни. Иногда дают прощальный гудок - будто поезд в старину. Нещадно раня

в самую душу своих родных и близких .

ЗАБВЕНИЕ

Чувствую, что мое сердце, выпав из восходящих воздушных струй,

безнадежно запуталось среди рвущих покровы веток безлистных кустарников.

Разбивается в кровь о встречные каменюги непонимания. И вдруг является

непостижимое чудо.

Раздвигаешь нависшие горы плечом. Ввинчиваешься в накачанный

туманом, холодеющий от ужаса ночи воздух. Устремляешься вслед за знобящим

ветром - на помощь томительному ожиданию. За спиной вместо крыл

фиолетовая, змеистая дымка. Ты прохладна и уже безнадежно близка. И хотя

все глубже и глубже погружаюсь в потаенный колодец - спрятаться до конца

не успею. Слышны наглые и жестяно скребущие слух и самую душу, колкие

голоса наверху.

Почему они рядом с нами (потеряны для всех) в эту минуту? Разве

безраздельные хозяева этих голосов тебя знали? Любила ты их или

ненавидела, почему неотступно тащатся вслед? Касалась ли их? Вот они

смазались: черно блеснули под солнцем и стали слизью безликой на

колодезных бревнах. Но приходится протискиваться навстречу тебе между их

скользких тел. Омерзительно, гадко. Теперь зато знаю - почему бежала от

них прежде, чем были залиты слезами уголья жгучей надежды. Ведь она

основа нашей веры друг в друга, ее главный несгибаемый символ.

Бога ради, не губи свой таинственный лес. Хочу понять трепет листьев

и настойчивость сучьев, и глубинные животворные корни, ведь все это - ты.

Осиновый кол забвенья, мертвый штиль души слишком знаком и почти

ненавистен, потому что годами бередил в моем сердце воспоминания

взъерошенного детства и, словно пугало, отгонял дальше прочь от него таких

же

бездомных людей. Но главного - вытравить и погубить корневую

систему-забвению все-таки не удалось.

ВРЕМЯ РАЗМЫШЛЕНИЙ

Когда в тихой заводи или в безумном водопаде жизни скрываются и

тонут наши красота, дерзость и многие дарования, не родившись порою, то

нам остаются только жалкие крохи здоровья, да порядочно изношенная одежда

привязанностей и причуд. Хорошо было бы не утрачивать ничего из былого. Но

после высоты и камней водопада можно выловить лишь жалкие обломки и

окровавленные куски.

Утраченное вряд ли могут заменить доброе имя, богатство и власть.

Первое панически боится клеветы. Власть не властна над смертью.

Смешон и старик, крадущий при помощи богатства девушку у прекрасного

юноши, покупая ее. Верная лань всегда вернется к хозяину ее сердца, а

величавый олень-ветеран останется один на безмолвной опушке. Давно уже

сказано: каждой вещи под солнцем - свое быстротечное время.

Ты подмечаешь протяжную и очень опасную нотку, все сильнее звучащую

в мире? Нотку разрыва.

Опыт, не отлитый в слово, пропадает для будущего поколения почти

бесследно, стирается вместе с разрушением памятников старины. Тщетность

опустошенной жизни или суетливая погоня за сиюминутной выгодой жадно

пожирает наше богатство - Время Размышлений.

Дает увянуть памяти о прошлом. Испепеляет душу.

СТАРОСТЬ ДУШИ

Посмотрим, как изменяются в течение жизни человеческие отношения.

Робость молодости не всегда позволяет смело шагнуть навстречу людям,

познающим друг другу. На первых порах у них во владении огромное

богатство: юность, здоровье и целая жизнь впереди. И как же все это

транжирят? Щедро и безоглядно. По отношению к тем, кто на закате, они

большей частью снисходительны, редко - непримиримы.

А эти опытные, особенно старцы, агрессивны - ведь богатство

промотано, жизнь на излете, терять нечего.

И тогда вечно брюзжащий, но хваткий старик, используя свое

положение, возможности и деньги, то есть мертвую часть своей души,

пытается предпринять штурм юности.

Если союз двух шаток, то опыт, расчет и корысть на корню подрывает

неокрепшее чувство. Возможно, потом будет отрезвление, ужас перед

содеянным, но время заячьей лапкой безвозвратно смахнет со стола немногие

"золоченые крошки счастья".

Разбитые сердца невосстановимы. А старость души у самих искромсанных

молодых уже не так далеко.

БЕЗДНА

Даже самый закоренелый неудачник или безответный калека надеются,

что произойдет чудо, и они выберутся из властно поглощающей и высасывающей

их жизненную силу бездны.

Вот снова мелькнул болотный огонек удачи, и человек устремляется к

нему сквозь бурелом и внезапную топь под ногами. На мгновение разошлись

сдавливавшие воздух тучи, и путник просветленно подставил лицо неверному

бархатному лучу, закрывая глаза, чтобы не видеть трясины вокруг.

И хотя он - на мушке прицела, уже звякнул затвор, но есть

возможность сделать еще две-три затяжки, а там глядишь - и осечка.

Озлобленный на все вокруг человек становится бесконечно терпеливым в

предчувствии мимолетной удачи, если только научится великой науке жизни

оберегать и питать надежду всем существом. Тончайшей тканью души. Своим

теплом. Вскипающей кровью.

ОРГАНЧИК

Не кажется ли тебе, что каждый из нас - это живой орган. На боль и

горе дальних и близких людей отзывается трубочками-костями, продувает

тревожный воздух через мехи легких. Напряженно стучит в известняковые

ребра его сердце. А во время болезни из горла вырываются лязги и хрипы. У

него дребезжат и поскрипывают все косточки, с неимоверным усилием

сокращаются ослабевшие мышцы.

Все здание, вмещающее орган, напрягается, требует внимания и ухода.

Иначе оно может уйти от нас само.

В системе "Человек" каждый элемент (орган) издает свои звуки,

слышные только чуткому уху. А весь организм - гармоническое соединение и

функционирование нескольких (многих) частей: рук - ног, сердца и головы, и

всего остального.

Как я рад, что иногда удается вести с тобою беседы. Ведь ты

генератор новых идей. Разбрасываешь их щедрой рукой с легкомысленностью

юности, и иные крохи оказываются на моем скудном столе. Отшлифовав ночами

эти камушки, наутро возвращаю их. Радуешься, как ребенок, даже не

подозревая, что эти мысли - твои.

И, сталкивая самые разные, порою фантастические идеи между собой или

- со здравым смыслом, удается высечь искры, поджигающие совсем

обленившееся воображение. Однако, уже увлеченный другим, ты улетаешь все

дальше и дальше. Призывно-лукаво машешь из этой космической выси. Что буду

делать я без тебя?

ОСТАВАЯСЬ , УЙТИ

Заметил, что если любишь до обожания, то хочется, "оставаясь, уйти"

- тогда можно было бы всласть помечтать.

Удалиться от сердца далеко-дальше, чтобы мечтать еще и еще - без

конца.

И все же разбегание Галактики Душ нестерпимо.

Наверное, я чудовищно слаб. Каждый день без всякой надежды

устремляюсь вслед тебе. Спасибо судьбе за то, что явила чудо: ты есть на



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать