Жанр: Научная Фантастика » Константин Мзареулов » Экстремальные услуги (страница 13)


Военной ценности "Нереида", безусловно, не представляет. Наверное, ей суждено превратиться в музей боевой славы. Давным-давно, когда я только начинал понимать вкус дальних рейдов, у меня появилась навязчивая идея отыскать корабль какой-нибудь древней расы. Например, тех же самых Восьми Царств, о которых так много болтают ксенологи...

Ожившая рация говорит голосом Омара:

- Агасфер Витольдович, я выбрался в центральный коридор.

- Нашел что-нибудь интересное?

- Много трупов. Или вас интересует что-то другое? Хохотнув, начинаю мечтать вслух:

- Ну, к примеру, неплохо, если б оказалось, что "Нереида" перевозила платину в слитках или коллекцию марок последнего императора Брахмы. Призовые двадцать пять процентов нам бы совсем не помешали... - Становлюсь серьезным: Ладно, докладывай по форме.

Он немедленно превращается в матерого служаку, превыше всего прочего почитающего Дисциплинарный Устав.

- Внимание, корабль-база, докладывает дыролаз Сипягин. Обнаруженный корабль - крейсер "Нереида" - тяжело поврежден. Часть агрегатов сорвана с креплений, проходы загромождены обломками. Воздух для дыхания непригоден наверное, кислородные конверторы, а также регенераторы полностью вышли из строя и принялись гнать чистую углекислоту. На борту сильный фон, словно когда-то полетела защита реактора и тут было жарко от нейтронов. Кое-кто успел надеть скафандры, но это их не спасло.

Еще через пять минут, добравшись до рубки, Сипягин включает аварийное энергоснабжение, загружает бортовой компьютер, и мы получаем представление о градиенте массы. На душе становится совсем спокойно. Крейсер нормально сбалансирован, так что буксировка пройдет без осложнений. Даю последние инструкции:

- Омарчик, посмотри, нет ли рукописного борт-журнала, и возвращайся.

Пока он обыскивает рубку "Нереиды", я коротко отчитываясь перед штабом операции. Мне отвечает контрадмирал Нкруба, командир базы. У них снаружи все готово. Ради приличия адмирал интересуется, не нужна ли мне помощь. Отвечаю по возможности вежливо:

- Можете прислать девушку месяца. Все остальное у меня есть.

Они смеются. Вдруг слышу взволнованный шепот Омара:

- Агасфер Витольдович, здесь нечеловек...

Уходят секунды, прежде чем до меня доходит, что он имеет в виду. Шок силен, однако я уверен: Омар не стал бы шутить, у него вообще плохо с чувством юмора.

Перехожу на официальный жаргон:

- Дыролаз Сипягин, доложите обстановку и дайте изображение.

Голограмма показывает тускло освещенную боевую рубку. Омар наводит камеры на фигуру, одетую в скафандр неизвестной мне конструкции. Я вижу человекообразное тело. Сквозь прозрачный щиток шлема можно разглядеть голову жутковатой формы - какой-то гибрид саблезубого тигра с ящером.

- Шеф, других таких трупов нет, - бормочет Омар. - Рядом с ним - командир и старший офицер, оба в скафандрах. По-моему, все убиты радиацией. Борт-журнал у меня - и рукописный, и лазерные кристаллы.

Много ли пользы от кристаллов, если на крейсере бушевал смертельный ливень нейтронов... В полной прострации задаю самый идиотский вопрос сегодняшнего дня.

- Чужак мертв?

- Вроде бы... - Изображение дергается, и я понимаю, что Сипягин пошевелил камеру, пожав плечами. - Скафандр порван, а температура здесь...

Ну, естественно. Мог бы и не спрашивать. Хотя нельзя исключить, что неизвестный науке и разведке гуманоид погиб не вместе с экипажем, но проник на "Нереиду" много позже. Например, за час до появления отставного боцмана Сипягина.

На базе, скорее всего, слышат нашу беседу, но не вмешиваются. Наверное, ждут инструкций с Земли. Или вообще не пришли в себя. Или не слышали... Ответственность незаметно наваливается на меня, поэтому приходится отдать приказ:

- Возвращайся. Иду на стыковку. - И, запустив ионные движки, переключаюсь на штаб: - Адмирал, у нас легкие осложнения. Как только я вытащу "Нереиду", обеспечьте охрану силами военной контрразведки. Никому не входить на борт до прибытия комиссии с Земли. Передайте в Генштаб сигнал "четыре семерки".

Уж теперь-то они просто обязаны смекнуть, что происходит. Неизвестная внеземная раса - это больше чем научное открытие. Это - политическое событие чрезвычайной важности.

Отгоняя прочь посторонние мысли, направляю "Паровоз" к "Нереиде", подхожу на минимальную дистанцию и присоединяюсь магнитным захватом к корме крейсера. Бросив последний взгляд на приборы, убеждаюсь, что оранжевое смещение остается в разумных пределах и медленно колеблется в районе 46 - 48 минут

Прибежав в тамбур, натягиваю скафандр. В это время гудят моторы и лязгают створки люка, потом сквозь переборку проникает слабый шум бурлящей жидкости. Вернувшийся Омар купается в камере биологической обработки. Потоки кипятка смывают с его скафандра следы пребывания на старом корабле - вдруг там завелась какая-нибудь зараза. Наконец Омар выходит, и я говорю:

- Давай к штурвалу. Я пошел резать.

Для постороннего слуха - галиматья, но боцман прекрасно меня понимает, а большего не требуется.

Выбравшись из шлюза, пристегиваю фал к карабину скафандра, перебираюсь на корпус "Нереиды" и бегу в противоположный конец крейсера - туда, где переплелись антенны и прочие торчащие наружу элементы конструкции двух кораблей. Между прочим, здесь опасно: неподалеку нависает вздутие стенки ЧД-канала. Сделаешь неверное движение - и окажешься

в зоне, где гравитация меняется с неприятной резкостью, так что размажет, не спросив имени-отчества.

Стараясь держаться на разумном удалении, кладу на плечо громоздкий контейнер лазерной мортирки и навожу прицел на стойку антенны. Нажатие гашетки выбрасывает очередь сокрушительных импульсов, лучи слепят даже сквозь мгновенно потемневшие светофильтры, так что некоторое время я вообще ничего не вижу. Потом зрение возвращается, и становится понятно, что мои выстрелы разрезали место сцепления.

Теперь нужно разъединить самый гнусный контакт - решетчатый пандус "Звезды Австралии" воткнулся в пробоину, разодравшую борт "Нереиды". Конечно, может оказаться, что достаточно как следует дернуть, и крейсер освободится, но лучше не рисковать.

Целюсь в решетку и вдруг замечаю, как зализанный выступ стенки, который только что был зеленым, начинает желтеть прямо на глазах. Одновременно корабль колонистов плавно отодвигается куда-то вбок, а потом возвращается обратно. Поскольку баржа плотно засела в складке, двигаться она не способна, а это означает, что "Нереиде" вздумалось покачаться. Такое всегда не к добру.

- Агасфер Витольдович, смещение скользит! - хлещет из наушников вопль Омара. - И крейсер вибрирует. Возвращайся, пока не поздно.

Рявкаю в ответ:

- Сколько? Смещение сколько?

- Двадцать три... Нет, чуть поднялось - двадцать четыре и семь.

- Отставить панику.

Стреляю длинными очередями. Видимость снова ухудшается, перед глазами мельтешат яркие кольца и темные пятна. Вдобавок подо мной бесится палуба, а дьявольская гравитация искривляет лучи лазера. Немалая часть импульсов уходит мимо, но попадания все-таки есть. После трех минут такой пальбы сделана почти половина работы - перерезаны четыре стержня из семи.

Омар продолжает бубнить, считывая показания сигнализатора. Величина оранжевого смещения колеблется, сохраняя тенденцию к падению: 23,2... 22,7... 20,4... 20,8... 19,1... Это уже не пресловутая квазистабильность. Это самая настоящая нестабильность в наиболее отвратительном проявлении. У нас в запасе не больше сорока минут, после чего может разразиться классический шторм, от которого нет спасения в гиперспейсе.

Делаю два осторожных шага в сторону, очень тщательно прицеливаюсь и жду, когда корпус крейсера застынет на мгновение, прежде чем начнет движение в обратную сторону. Есть остановка! Выстрел. Браво, Агасфер, ты настоящий снайпер - перебиты сразу две титановые трубки.

Хотя время поджимает, я долго-долго - целую минуту! - выжидаю, прежде чем выпустить длинную очередь, которая попадает точно в цель. Все! Корабли расцепились.

Ни черта не вижу, глаза горят, но остальное может сделать Омар. Боцман включает лебедку, и фал втягивает в шлюзовую камеру. Едва захлопываются створки внешнего люка, корабль начинает нервно дрожать - это мой помощник, запустив двигатели, пятится задним ходом к ЧД-воронке.

Мои зрительные нервы прекратили забастовку протеста, когда "Паровоз" выполз из черной дыры и выволок за собой беспомощную "Нереиду". Мы отработали пару тысяч километров, после чего к покалеченному крейсеру бросились буксиры здешней базы.

- Зря ты рисковал, - плаксиво ворчит Сипягин. - Надо было рвать когти. Вернулись бы в другой раз, когда проклятая дыра успокоится.

- Другого раза может не быть, - назидательно изрекаю я. - Сам должен понимать, как важна твоя находка. Новая раса чужаков - это... Это больше, чем Нобелевская премия!

- В гробу я видел всех чужих и все премии, - бурчит Омар, но видно, что мысль о славе первооткрывателя пришлась ему по душе, - Шеф, я беру курс на Трою?

- Я тебе возьму! - строго говорю я. - Контракт еще не выполнен. Так что тормози.

Эфир наполнили голоса. Вокруг слишком много кораблей, и каждый спешит передать приказ или рапорт. Из-за этого очень шумно, трудно сосредоточиться.

Адмирал Нкруба пытается железной рукой навести порядок, и кое-что даже получается. Два малых корабля берут "Нереиду" на буксир и ведут малым ходом к причалам орбитальной крепости. Штаб без конца повторяет предупреждение: ни в коем случае не приближаться к освобожденному из ЧД крейсеру, поскольку на борту имеется источник биологической угрозы.

Все голоса перекрывает возмущенный женский крик:

- Почему прессу не подпускают к спасенному кораблю?!

Ну да, только этих стервятников там не хватало!

Кто-то из штабных снова объясняет про опасность инфекции. В ответ корреспонденты ведущих информационных агентств хором вопят: дескать, на то есть скафандры высокой защиты. В конце концов штаб сдает позицию и разрешает кораблю с журналистами приблизиться на полтора километра, чтобы отснять видеоряд для ближайших выпусков новостей.

Пока они склочничают, я просчитываю варианты и решаю рискнуть. Поняв, что "Паровоз" снова направился к воронке, Омар бросает на меня тоскливый взгляд. Я жизнерадостно говорю:

- Ерунда, не переживай. Всего-то и нужно - пройти одну шестую ламорра и дернуть посильнее.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать