Жанр: Научная Фантастика » Константин Мзареулов » Экстремальные услуги (страница 57)


Шаттл возвращает нас на "Паровоз", и я веду космолет в места, которые принято называть "обычным пространством". Хотя, если хорошенько подумать, понятие "обычного пространства" совершенно условно и ничего не выражает.

Когда мы покидаем гиперкокон, Гай-Юлий спрашивает, что я собираюсь делать с этой порцией булыжников. Равнодушно отвечаю:

- Часть отвезу родне на Монтеплато, часть оставлю себе... - После паузы развиваю тему: - У нас прекрасные ювелиры. Сделают для вас симпатичные безделушки. Будете в центре внимания, когда появитесь перед кланом.

Миранда опасливо интересуется:

- А меня не заставят выйти замуж за кого-нибудь из членов клана?

- Смешная ты. Можно подумать, на дворе какой-нибудь двадцать первый век... Кланы не вмешиваются в личную жизнь. Наоборот, желательно искать супругов на стороне, тем самым расширяя влияние клана. А заодно и генофонд... Правда, родственники без конца делают мне мозги: мол, жениться надо.

- У тебя кто-нибудь есть? - немедленно спрашивает любознательный сын.

Я решительно отметаю любые происки в этом направлении:

- Это еще не повод, чтобы жениться! Миранда, хихикнув, сообщает:

- Мои девчонки увидели папочку, когда он в последний раз был на Земле, так потом целую неделю выпытывали, что за чувака я подцепила. И намекали, чтобы познакомила. Две даже обиделись, когда я сказала: мол, не про вас товар.

- Зря ты так, - говорит Гай-Юлий, осуждающе присвистнув. - Старику бы твои подружки вполне пригодились. В его возрасте самый резон на малолеток бросаться.

- Точно. - Я энергично киваю. - Помню этих девиц - среди них были очень даже пригодные к употреблению экземпляры. Надеюсь, они совершеннолетние?

- Ты серьезно? - ужаснувшись, восклицает Миранда. - Они ж в три раза младше тебя!

- Возраст в наши дни суть понятие относительное, вроде "обычного пространства". Все, решено. Через месяц приеду к тебе на день рождения.

По дороге меня потянуло на лирику, и я в общих чертах рассказываю кое-что про старые войны, в которых довелось участвовать.

- Жутенькие истории, - резюмирует Гай-Юлий. - Что заставляет тебя вести такую жизнь на грани смерти? Неужели только желание восстановить справедливость, которой так не хватало в дни твоей первой молодости?

Его вопрос застал меня врасплох. Но, поразмыслив, я утвердительно киваю.

- Пожалуй... Стремление к справедливости - одно из самых могучих в человеке. Из-за него случаются революции, из-за него я готов рисковать шкурой, лишь бы привести в исполнение приговор.

- И поэтому ты так ревностно служишь Империи?

Неожиданно для себя самого я разражаюсь длиннющей - наверное, это еще один признак старости - речью:

- Мне кажется, Империя - почти мистическая идея. Наша общественная модель на практике реализовала извечную мечту человечества о золотом веке. Этим царством добра и справедливости грезили еще люди античности, создавшие - пусть только в легендах - счастливый мир первой Утопии. Ту же идею в разной степени предлагали мировые религии. Затем, отбросив мистику, Золотой Век пытались построить коммунисты и унитаристы. И - обрати внимание - во все времена люди стремились к имперскому устройству, объединяющему в одной державе множество несхожих народов. Александр Великий, Юлий Цезарь, Алларих, Мохаммед, Наполеон, Ленин и другие вожди прошлых веков - все они пытались создать новый мир из смеси различных культур, спаянных общей целью. Многие из этих правителей были кровожадными маньяками, но массы принимали и поддерживали их, потому что тяга к великой державе заложена в нас на генетическом уровне. В двадцать первом веке это почти удалось Аркадскому и его партии унитарчстов, но окончательное рождение государства мечты случилось двести лет назад, когда четырнадцать планет сплотились, выбрав себе идеальную систему власти...

- Единые Миры, единый этнос, единая цель, - процитировал Гай-Юлий. - Мне всегда нравился этот лозунг.

На этом пришлось прерваться, потому что "Паровоз" завершил последний зигзаг по ЧД-каналам, и мы вышли в трехмерность. За кормой светит багровой бахромой черная дыра, расположенная всего в миллионе километров от планеты, на которой сейчас гостит экспедиционный корпус Единых Миров. Если я не слишком ошибся с отклонением осей времени, здесь прошло не

больше часа.

На полпути к планете Миранпа издает дикий вопль и захлопывает одну за другой голограммы блокнота. Надо же, она работала до последней минуты Я как раз собрался спросить о результатах, но помешал вызов коммуникатора.

Появившийся на мониторе Фаттах небрежно интересуется, почему я возвращаюсь так скоро. Потом сообщает:

- Я только что разговаривал с Мендосой. Пятнадцатого августа состоится большой сбор клана. Нас с тобой приглашают особо.

Повернувшись к детям, и говорю:

- Слышали? Нас ждут. Советую прихватить выходные шмотки. Будет бал, надо блеснуть.

Укоризненно посмотрев на меня, Миранда произносит нараспев:

- Папочка, ну о чем ты думаешь в такой момент... Ведь я расколола координаты Древних. Хоть сейчас собирайся и лети к любой из девяти цивилизаций.

5. Локальный конфликт

Я отдохнул, побыв немного с родными, так что вполне могу отправиться туда, где назревает новая война, к которой, кстати сказать, мы не очень-то готовы.

Локаторы и передовые дозоры следят за перемещением неприятельских флотов. Корабли ангелоидов по-прежнему стоят на границе национальной зоны Драй. Соединение орионцев движется от окраин Малой Галактики в сторону

артефакт-канала. Наши силы тоже подтягиваются к Зеленой Пирамиде.

Оливейра показывает на схеме расположение сторон:

- Они надеялись, что их отряд, посланный к Ульсу, оттянет на себя целую эскадру. Но мы побили их, немного улучшив соотношение сил...

- Вы? - переспрашиваю я. - Кого это вы побили?

- Ну, ты. Ты их побил. - Фаттах смеется. - Ты тщеславен, горец.

- Просто я люблю справедливость. Оливейра медлит, потом говорит немного напряженно:

- Поступило донесение разведчиков. Ангелоиды послали флот к Зеленой Пирамиде.

Этого следовало ожидать. Не зря же они сосредоточили на нашей границе свои лучшие корабли. Для того и построили рокаду для переброски войск между Орионом и Драй. Из этого сектора открывается кратчайший путь для вторжения в Империю. На пути у флота вторжения лишь Улла с ее недостроенной базой, а за ней ЧД-канал, ведуший в центральные губернии Единых Миров.

Ничего, мы все равно успеем.

"Паровоз" идет в центре эскадренного ордера. Передовой отряд уже сосредоточен в Белой Химере, чтобы преградить путь орионской эскадре. Там сейчас развернуты сильные отряды крейсеров и линкоры-ветераны "Анчар" и "Террор". Более современные "Кентавр", "Сфинкс" и "Грифон" мчатся по артефакт-каналу к Зеленой Пирамиде навстречу, ангелоидам. Наш отряд "Дракон", "Паровоз" и "Акула" - торопится туда же по каналу, который я проложил от Ориона-47. Немного отставая от нас, идет из Уллы новейший "Колдун". Похоже, мы будем на месте, обогнав Главные силы на час. И часа на три - эскадру Драй.

- Мы опережаем противника, - говорит Оливейра.

Он сейчас в своем штабе на борту "Дракона". Я на "Паровозе" один. Одиночество давно стало для меня нормой. Естественной формой существования.

Снова накатывает апатия. За последнюю неделю я пережил слишком много: артефакт Восьми Царств, плен, разгром мятежа. И вдобавок выполнено практически до конца дело, много лет отнимавшее столько сил и нервов.

И вот после всех этих успехов я снова брошен в войну. Наверное, глупо погибать в день собственного триумфа, но судьба вообще глупа, по определению...

Фаттах снова на связи. Кажется, он считает, что меня нужно поддержать морально. Возможно, земляк прав.

- Ты в порядке? - интересуется Оливейра. - Мы прикинули, что сможем справиться и без тебя.

- Не факт. - Я стараюсь говорить равнодушно, словно ни капли не волнуюсь. - Без "обратной отсечки" не получится изящной концовки. И не отвлекай меня больше.

Я снова разглядываю карту каналов и каналетто, окружающих Зеленую Пирамиду. Вроде бы наш план должен сработать. Если эскадра ангелоидов намерена войти в артефакт-канал, то путь их лежит через систему пяти голубовато-зеленых звезд. В эту систему со стороны владений Драй ведут два ЧД-канала: VQ-65 и VQ-86. Для успеха нашего замысла желательно, чтобы они выбрали VQ-65.

Иначе - полномасштабное сражение, а наше численное превосходство не так уж велико. Всего в полтора раза. Явно недостаточно для чистой победы, а значит, неизбежны немалые потери.

И снова память выбрасывает кошмарные видения. За свою слишком долгую жизнь я нахватал избыточную дозу впечатлений, которые не желают оставить меня в покое.

Опять я вижу сны наяву. Памятный день 18 апреля 2292 года. Последняя битва, решившая исход войны с Цвай. Земной флот вторгся в систему Акрукса.

В те времена еще не было даже "Анчара". Основу нашего флота составляли доисторические дредноуты "Солнце", "Проксима", "Фомальгаут", "Бетельгейзе", "Сириус", "Альтаир" и "Толиман". Силы поддержки включали шесть крейсеров типа "Шторм". Я был тогда гипермастером на крейсере "Ураган".

Сейчас из тех линкоров остаются только "Альтаир" и "Сириус" - два корабля-музея. В наши дни они кажутся смешными реликтами - чуть больше полусотни килотонн массы, вооруженные игрушечными пушками в 450 миллиметров, снаряды которых летели втрое медленнее, чем главный калибр современных орудий. Да только в дни битвы за Акрукс ни одна известная нам цивилизация не располагала более могучими машинами для космических сражений.

Война тянулась почти два года, и мы давно поняли, что имеем дело с коварным и сильным врагом. Однажды панцирные дикобразы решили разузнать, как это мы летаем через черные дыры, и атаковали земной корабль, доставивший к Акруксу отряд исследователей. Разумеется, Цвай не успели освоить гиперспейс из-за мгновенной реакции нашего флота. Увы, на своих субсветовых звездолетах они колонизировали несколько соседних систем, двухлетний штурм которых обошелся Империи в двести тысяч жизней и треть боевых кораблей.

Возле родной планеты Драй нас ожидали два десятка фотонных звездолетов и около сотни хорошо вооруженных посудин межпланетного класса. Их многократное преимущество в скорости не имело значения, равно как и способность имперских кораблей нырять в черные дыры Космические сражения ведутся на малых скоростях, поэтому исход их решается количеством вымпелов, которые нужно уничтожить, и огневой мощью, осуществляющей это уничтожение. В тот раз наши пушки были намного мощнее, но противник имел слишком большое превосходство в числе боевых единиц.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать