Жанр: Научная Фантастика » Константин Мзареулов » Экстремальные услуги (страница 61)


Мы с Феликсом хотим выяснить подробности, но Оливейра отвечает неопределенно: по его словам, Совет Консулов выбирает между несколькими проектами. О судьбе пленных ему известно больше подробностей: всех отпустили и орионцев, взятых на Ульсе, и ангелоидов.

- Даже в тюрьме не подержали? - поражаюсь я. - Нельзя было прощать подготовку войны против нас.

- Никакой войны они не готовили, - сообщает Оливейра. - Мятеж наци был провокацией, чтобы отвлечь наше внимание. А тем временем объединенный флот Ориона и ангелоидов отправился бы через территорию Драй на дальний край державы ангелоидов.

- Зачем? - Я начинаю Догадываться - Были сообщения, что в тех местах идет война, и Рози о том же говорила...

- Вот именно. У ангелоидов есть какой-то враг, с которым Драй сражаются уже не первый год.

Он объясняет нам истинную подоплеку последних событий. Драй и Малая Галактика заключили пакт, обязавшись помочь друг другу расправиться с Империей и неизвестным врагом ангелоидов. Первый удар должен был обрушиться на расу чужаков, которая энергично теснит крылатых союзников Ориона.

Еще Фаттах говорит, что правительство Малой Галактики согласилось не предавать огласке подробности конфликта. Это вполне объяснимо: орионцам совершенно ни к чему громкий скандал. Населенные людьми планеты сильно возмутятся, узнав, как Глобальная разведка подкармливает целые армии антиправительственных боевиков. В качестве штаты за нашу молчаливость Кайзер дал заверения, что Астрофедерация не будет включена в состав Малой Галактики.

- Мы тоже в выигрыше, - смеется Ланцов. - Повыбивали главным противникам по несколько тяжелых кораблей, так что теперь даже их объединенный флот стал слабее нашего. Кроме того, пушки "Колдуна" испытаны в особо сложной боевой обстановке.

Все участники дела в Зеленой Пирамиде соглашаются, что новые орудия сработали блестяще. Мы с Феликсом обговариваем детали дальнего рейда к саблезубым рептилиям. Кроме них, в зоне досягаемости земных космолетов есть еще одна цивилизация, обозначенная в энциклопедии Восьми Царств, а также система, в которой когда-то, скорее всего, была колония Древних.

Я упоминаю о новом способе сверхдальних полетов, которым пользовались астронавты Восьмицарствия. Вокруг немедленно собирается новая группа собеседников - подходят люди, связанные с межзвездными полетами и кораблестроением Клан быстро принимает решение: моя задача - научная часть проекта и проведение испытаний готового космолета, другие обеспечат финансирование и поставку нужной техники.

От коммерческих проблем меня отвлекают сразу два Патриарха - прежний и завтрашний. Мендоса ведет нас в свой кабинет, усаживает на диваны и, обращаясь ко мне, говорит:

- Ты филигранно выполнил вендетту, но некоторые враги еще живы.

Я пытаюсь оправдаться:

- Пока они нужны следствию. К тому же мне требовался отдых.

Старики смеются и успокаивают: мол, не переживай, к тебе претензий нет.

- С учетом уже сделанного ты вовсе не обязан доводить месть до последней точки - говорит отец. - Если не хочешь вступать в конфликт со своими друзьями у власти, мы поручим финал кому-нибудь другому.

- Спасибо, папа, но у меня есть дурная привычка Люблю заканчивать работу, раз начал. Только.. честно предупреждаю: приговоренных двое, но я займусь лишь одним. Иначе на меня обидятся земные друзья.

- Больше одного и не потребуется, - успокаивает меня Патриарх. Дохтур-Похтур может жить Этот боров получит двадцать лет каторжных работ, а для него такое наказание хуже смерти. Мы не кровожадны - пусть живет.

- В мучениях, - уточняет отец.

- Второй тоже умрет в мучениях. Неизвестно, кому из них будет легче.

Патриарх зачем-то напоминает:

- Он в тюрьме, под охраной.

- Для охотника за головами стены не преграда, - отвечаю я.

7. Тюрьма

Военная карьера не принесла мне высоких чинов Я - всего лишь капитан 4-го ранга, причем опять офицер запаса. Темно-синий мундир, серебристые погоны с красными просветами и четыре звездочки - пушечное мясо, линейные части. А вот с наградами мне повезло: полный комплект из пяти медалей Отваги, два Сердца Бронзовое и Серебряное, скрещенные Мечи Победы и, выше всех, Рубиновая Звезда - знак Героя Вселенной.

За сражение в Зеленой Пирамиде наверняка получу еще один комплект Мечей, но это случится не скоро. Бюрократическая машина работает неспешно.

При виде парадного мундира, украшенного всеми подобающими регалиями, тюремная стража принимает стоику, однако почтение вертухаев не избавляет меня от тщательного досмотра. Меня просвечивают, обнюхивают и сканируют, после чего со множеством извинений требуют оставить в комендатуре кортик - единственный имеющийся при мне предмет, который можно назвать оружием Послушно отстегиваю ножны - все равно ведь я не собираюсь колоть арестанта булатным клинком. В последний раз побрызгавшись туалетной водичкой, достаю другой пульверизатор и направляю в рот аэрозольную струю дезодоранта. Теперь я готов к встрече.

Офицер охраны ведет меня по ярко освещенным коридорам, которые через каждые тридцать метров перегорожены решетками. Проверив выданный мне на входе идентификатор, охранники открывают проход, мы делаем несколько шагов, и решетка, лязгнув, снова опускается. Мы идем дальше и дальше по лабиринту камер и караульных постов, приближаясь к блоку для особо опасных госпреступников.

Сопровождающий говорит, что отсюда практически невозможно бежать. Зафиксирован всего один удачный побег за двести с лишним лет. Да и то из полусотни заключенных

сумели уйти в джунгли только трое Погоня настигла их в тот же день

- Когда это случилось? - рассеянно интересуюсь я.

- Давно - Смутившись, офицер признается, что не помнит точной даты. - В позапрошлом веке

Мы уже почти на месте, когда мой блокнот, проснувшись" принимается пищать. На голограмме - Джузеппе. Смотрит на меня подозрительно и спрашивает:

- Ты отказался от выгодного контракта, чтобы поговорить с преступником? Непохоже на тебя.

- Не отказался, а всего лишь отсрочил подписание. Считаю своим долгом побеседовать с земляком и однокурсником, прежде чем он будет казнен.

- Во-первых, он не будет казнен, - информирует Накамура. - Отделается долгим заключением. Во-вторых, ты никогда не страдал сентиментальностью, если дело не касалось твоих ближайших родственников.

В ответ на последний довод я многозначительно изрекаю:

- Некоторые люди с годами меняются.

Полковник Тай-по - за последние события он тоже получил очередное звание сверлит меня тяжелым взглядом, полным самого искреннего недоверия. Потом произносит с угрозой

- Надеюсь, ты не собираешься выкинуть какой-нибудь финт7

- Успокойся, Джу - Я жизнерадостно улыбаюсь. - Клянусь, я даже пальцем его не трону Кстати, оружие у меня отобрали на входе.

- Знаю, - ворчит полковник - Но такие мелочи тебя обычно не останавливают.

Он подозревает, даже догадывается, что я намерен сделать Однако веских причин, чтобы задержать члена Высшего Резерва, у полковника нет. Джузеппе покачивает головой и дает отбой.

Стража открывает последнюю решетку, и я вхожу в комнату для свиданий с подследственными. Стол и стулья привинчены к полу Через минуту вводят Хаджи Альфонса. На нем наручники и ошейник, который начнет сигналить, если заключенный покинет отведенный ему сектор тюрьмы. Справа и слева замерли в готовности два охранника, так что никто из нас не сможет сделать ни единого лишнего движения.

- У тебя опять новый одеколон? Неприятный запах, - криво усмехаясь, говорит Аль-Зумруд.

- Зато полезный

Сажусь напротив и покашливаю, добавляя к аромату лосьона не менее противный запах дезодора.

- Ты вроде осунулся, - замечаю я, машинально посмотрев на часы. Остается 29 минут. - Плохо кормят?

- Не в питании дело, - Он морщится. - Зачем ты пришел, неужели ностальгия одолела? Шмыгнув носом, жалуюсь.

- Здесь душно.

Снова достав пульверизатор, я обильно обрызгиваю себя, между делом пустив густую струю на бывшего члена Политкома и несбывшегося премьера. Покончив с этим делом, говорю:

- Извини, раньше заглянуть не мог. Во-первых, ждал, пока закончится следствие по твоему делу. Во-вторых, были заботы поважнее... - Мимолетный взгляд на табло часов - осталось 27 минут. - Не мог же я пропустить большой сбор клана.

- Большая Змея... - Он презрительно кривится - Тебя угораздило родиться в самом захудалом клане планеты. Никто из наших даже не слышал о таком племени

- Не слышал, потому что такого племени не существует в природе. На самом деле я из Горного Моря.

Его лицо искажает гримаса отвращения и ненависти. Имя клана, сильно поредевшего, но не покорившегося сепаратистам-наци, поражает Хаджи Альфонса не хуже, чем пуля "Тираннозавра-120". Аль-Зумруд бормочет:

- Тем более непонятно, почему ты так странно вел на Ульсе...

Я смеюсь от души:

- Ты на самом деле думал, что я вас боюсь? Вас, которые испортили мое детство, а потом и молодость? Нет, я вас всегда ненавидел.

Все еще пытаясь играть роль рассудительного политика, Аль-Зумруд говорит:

- Но ведь ты уехал в аспирантуру до самых тяжелых событий.

- Нет, на самом деле я улетел с Монтеплато примерно через месяц после высадки десанта. Я видел свержение вашего режима, а потом еще некоторое время зачищал Альгамбру.

Мой аэрозоль действительно получился неприятным и сильно раздражает слизистую Ничего, для меня это не смертельно. Прокашлявшись, я продолжаю

- Хочешь узнать, за что я получил Рубиновую Звезду? Так вот, я - один из Трех Чертовых Дюжин Это мой взвод штурмовал президентский дворец и пробился по левой лестнице, завалив ступени трупами ваших гвардейцев.

... Вспоминаю безумный полет над океаном. С нами могли покончить одним снарядом - ничего не стоило сбить тихоходный гражданский лайнер. Однако по нашей машине не стреляли - ведь в Альгамбре были уверены, что этим экстренным рейсом возвращаются чиновники из администрации Кровавого Паука. Личный секретарь свергнутого губернатора весь полет провел в радиорубке и под дулом бластера держал связь с диспетчерской столичного аэропорта, передавая тексты, которые диктовал ему Оливейра

Мы сели в гражданском порту столицы Рота Ланцова захватила стартовый комплекс и антенну дальней связи, попутно перебив солдат и полицейских, охранявших космопорт. А мы, захватив несколько аэробусов, отправились к президентскому дворцу. Из космопорта я вылетел в город, будучи командиром отделения, состоявшего из шести стрелков. Через два часа, когда к нам на помощь подоспел Ланцов, закончивший все дела в порту, я был уже командиром взвода из восьми ветеранов.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать