Жанр: Научная Фантастика » Константин Мзареулов » Экстремальные услуги (страница 63)


- Но почему ты вдруг решил убивать нас? Ведь запросто мог сбежать на своей посудине.

- Ты глуп... - Встав, делаю шаг к дверям. - ВТай-по меня уже много лет считают одним из лучших охотников за головами. Кровавый Паук стал моей двести тридцать девятой добычей, Зевс - двести сороковой и так далее. А после ядерного удара по гарнизонам Ульса я даже не смогу подсчитать всю свою дичь...

На его лице целый воз искреннего недоумения.

- Зачем ты это делал?

- Во-первых, я вас всегда ненавидел и потому охотно согласился убивать мразь, сбежавшую от имперского правосудия. Во-вторых, за всех вас объявлено вознаграждение. За живых - побольше, за мертвых - втрое меньше. Но я не жадный и работал не ради денег. Ты даже не представляешь, какое это наслаждение карать подонков вроде тебя и твоих хозяев. - Тут я с чувством цитирую классика: - Как говорил наш общий приятель, бывший адмирал Фурушита, мы убиваем вас, чтобы вы никогда не смогли убивать нас.

- Так ты киллер, охотник за головами... - Он постарался вложить в голос максимум сарказма. - Надо же, я считал своим другом простого уголовника.

Издевательски усмехаясь, я напоминаю его же собственную сентенцию:

- Не каждый убийца - преступник. Есть убийства благородные, совершенные во имя высокой идеи. Такие убийства оправданны, а потому не могут осуждаться никакой моралью. Впрочем, тебе этого не понять

Хаджи Альфонса передергивает, но он снова пытается уязвить меня:

- Как это неинтеллигентно, быть агентом Тайной полиции...

Все-таки очень странные у него представления об интеллигентности. Дружить с палачами - интеллигентно, участвовать в заговоре, планировать террор, заключать в лагеря инакомыслящих - тоже интеллигентно. А вот бороться против убийц - не интеллигентно. Все-таки он очень ограничен. Как и все националисты.

А мой бывший однокашник произносит с неприкрытой угрозой:

- Напрасно ты рассказал мне про свои кровавые подвиги, - Он тоже перешел на диалект Монтеплато, малопонятный для жителей прочих миров. - Тебе отомстят за меня. Жестоко отомстят.

- Не надейся. Те, кто записывают наш разговор, не станут меня наказывать.

- А ты не забывай, что мой клан тоже не отказался от обычая вендетты. Кроме того, на свободе остаются наши единомышленники, нераскрытые агенты Драй...

- Ты ничего не расскажешь им. Просто-напросто не успеешь.

И я популярно объясняю, что с ним вскоре случится. Он снова не верит, презрительно улыбается. Но потом, когда начинают лопаться истончившиеся сосуды и кровь течет сквозь органы, пузырясь на губах и в ноздрях, Хаджи Альфонс разражается рыданиями.

Мой новый парфюм - неприятно пахнущий, но весьма полезный - разрушает его хромосомы и лейкоциты. По существу, Хаджи Альфонс Аль-Зумруд гниет заживо, и его тело вот-вот начнет разваливаться на куски.

Уверен, что наш разговор прослушивают, но сомневаюсь, чтобы этим занималась тюремная администрация. Скорее всего, расшифровка уйдет в региональный орган Тай-по, а то и в центральный аппарат. А там тоже вряд ли дежурит знаток планетарных диалектов. Пока сообразят, о чем мы говорили, пока вмешаются охранники, шоу будет закончено.

С ненавистью глядя на меня, он задает неожиданный вопрос:

- Ты и в покои президента проник через гиперспейс?

Засмеявшись, я отмахиваюсь:

- Нет, это было бы неостроумно. Там все получилось гораздо красивее. Когда я увидел, что пули снайпера не достают Упыря, то сделал вид, будто прикрываю его от выстрелов. Мы упали, и я шепнул: дескать, хочу сообщить важные сведения насчет интриг, которые ты и Дохтур-Похтур затеяли против него, сговорившись с орионским резидентом. Он страшно разозлился на предателей, и я пообещал рассказать детали с глазу на глаз, в его апартаментах... Так мы остались наедине, а дальнейшее ты поймешь сам.

Он стонет:

- О, дьявол! Я только сейчас догадался, как ты убил шефа!

- Наконец-то! - Я добродушно смеюсь. - Настоящий любитель детективов должен был сообразить гораздо раньше. Это очень старый прием.

Аль-Зумруд бормочет:

- Ты сразу зарезал его, а потом лишь создавал себе алиби. Черт побери, я не знал, что твой костюм... Но почему ваш снайпер не застрелил его в парке?

Вопрос не из легких, и я даже не знаю, как объяснить случившееся. Наконец отвечаю - уклончиво, но искренне:

- Представь себе, это остается загадкой даже для меня. Скорее всего, он побоялся зацепить меня.

- Не понимаю, - сердито сообщает Хаджи Альфонс и вдруг странно булькает.

Кровь течет у него из носа и краев рта. Потом лопаются вены на руках. Я сообщаю бывшему сокурснику:

- Кажется, ты уже умираешь и не успеешь узнать, как я оказывался на месте ликвидации, одновременно находясь на глазах у множества свидетелей, а ведь это весьма любопытная и поучительная история. И еще ты не узнаешь, каким надругательствам подверглись перед смертью твои сестры и кузины. Впрочем, при наличии некоторого воображения ты можешь представить, как это было, - ведь мы всего лишь повторили небольшую часть того, что вы делали с ангмарскими заложницами... И знаешь, большинство участников той оргии живы до сих пор, и ты мог бы им отомстить. Но теперь уже, конечно, не сможешь...

Он дико воет, а я неторопливо встаю и направляюсь к выходу, сказав на прощание:

- Мне искренне жаль, что ты не узнаешь столько подробностей. Поверь, я буду рыдать по этому поводу такими большими слезами, каких не проливал ни один даже

самый голодный аллигатор.

Слышу звук за спиной - это падает несостоявшийся премьер-министр Монтеплато. Слышу хрип - это агония.

Все нормально. Охотник за головами Уран выполнил задание на "отлично".

8. "Я вам нужен..."

Омар Сипягин украдкой бросает на меня виноватые взгляды. Наверное, думает, что я сержусь на него из-за Брониславы. Не сержусь, даже легкая обида успела рассосаться. Такова жизнь - нельзя иметь всего, и с этим я давно смирился.

Мы готовимся к погружению. Наш лагерь разбит на безымянной луне столь же безымянной планеты, в небе которой светят звезды Зеленой Пирамиды. Вблизи они вовсе не зеленые, но название уже дано, и никто его отменять не будет.

В обзорное окно видно, Как над луной тормозит новый корабль и сбрасывает десантный модуль, который садится на свободную площадку в километре от нашего бункера. К шлюзу посадочного аппарата присоединяют прозрачную кишку переходника, и несколько фигур спешат к жилому бункеру длинными, как это бывает при слабой гравитации, шагами, более похожими на полет.

- Па, кто-то прилетел, - сообщает Миранда.

- Не отвлекайся, строго отвечаю я. - Здесь военная база, постоянно кто-то прилетает... Слушайте внимательно, на месте объяснять будет поздно.

В сегодняшний рейд, кроме нас с Омаром, идут мои дети. Нам предстоит проложить ЧД-канал в обход территории Драй - к планетам расы, которую мы условно называем квазигуманоидными саблезубыми рептилиями Попутно я намерен завершить операцию, о которой совершенно забыл, что может оказаться непростительной оплошностью.

Омар, Миранда и Гай-Юлий внимательно слушают, но им, как мне кажется, нелегко поверить столь извращенным новостям Я стараюсь растолковать подоходчивее, чтобы они прониклись чувством ответственности и поняли: все это возможно.

Инструктаж почти завершен, когда в отсек врывается разъяренный Джузеппе Накамура. Забыв поздороваться, полковник свирепо рычит:

- Нам надо серьезно поговорить!

- О чем речь... - Я развожу руками. - Ребятишки, отправляйтесь на корабль Я скоро присоединюсь к вам.

- Сомневаюсь, что присоединишься, - шипит Джузеппе и, когда мы остаемся вдвоем, делает разоблачительное заявление: - Мы записали твой разговор с Аль-Зумрудом.

- Кто бы сомневался. Надеюсь, ты получил наслаждение, просмотрев запись этого шоу?

- У тебя хватает наглости шутить? У тебя, который ликвидировал важного свидетеля!

- Сначала докажи, что я кого-то убил. Он возмущения полковник багровеет, наивно надеясь испепелить меня взглядом. Потом переходит к угрозам:

- Ты будешь наказан. Не надейся на дружбу с Фаттахом и членство в Высшем Резерве.

- Почему-то я сомневаюсь, что наказание будет строгим, а гнев властей -долгим. - Я говорю это совершенно искренне. - В скором времени вам снова понадобится надежный человек, умеющий оказывать экстремальные услуги.

Джузеппе пыхтит, пытаясь побороть негодование. Я понимаю его, но и он наверняка понимает меня. Я сделал то, что должен был сделать, пусть даже кто-то способен осудить мой поступок по каким-то суровым канонам высшей нравственности, В конце концов мораль придумали люди, и я имею полное право по-своему трактовать этические законы.

Ну, если ему не надоело, я могу продолжить скучную игру в соблюдение норм порядочности. Делаю большие глаза и произношу, самым ханжеским образом прикидываясь оскорбленным:

- Дорогой мой, прекрати странные разговоры, будто я кого-то убил. Как ты понимешь, это гнусный навет. Я знал, что мой сопланетник скоро умрет, поэтому заглянул в тюрягу, чтобы скрасить последний час его жизни. Или последний час смерти - как тебе будет угодно. Ведь что такое жизнь человеческая? Затянувшаяся на десятилетия агония - не более того. Всего лишь тусклая точка, ненадолго сверкнувшая в вечном мраке Вселенной.

Пропустив мимо ушей философский финал моей тирады, полковник Накамура свирепо вскрикивает:

- Ах, значит, ты все же знал, что он умрет?!

- Конечно. - Развожу руками и делаю унылую физиономию. - Там, на Ульсе, когда расследовали загадочную смерть Упыря, я взял образцы крови у всех, кто был в радиусе километра от места этого радостного события. Анализ показал, что бедняга Хаджи Альфонс страдает смертельным недугом и умрет в такой-то день и час...

- Прекрати паясничать! - взрывается грозный полковник всесильной Тай-по. Сделав анализ крови, ты синтезировал генетическую бомбу, которая безвредна для всех людей, но смертельна лишь для одного существа во Вселенной - для Аль-Зумруда...

Твердо стою на своем:

- Клевета. Ты переоцениваешь мои скромные возможности.

Джузеппе, аж поперхнувшись от возмущения, произносит обличительным тоном:

- Ты сам сказал ему об этом. Сказал на вашем долбаном варварском диалекте. Мы только вчера нашли верного человека, который сумел перевести эту часть заупокойной беседы.

Беззаботно отмахиваюсь.

- Мало ли что я сказал. Слова ничего не доказывают, и ты это знаешь лучше меня. Может, я пошутил? У нас на Монтеплато очень своеобразный юмор.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать