Жанр: Научная Фантастика » Майкл Муркок » Ритуалы Бесконечности (страница 5)


III. МЕНЯЮЩЕЕСЯ ВРЕМЯ

Фаустаф проспал почти два часа, затем встал, умылся и вышел из дома, который был отведен под жилье для его команды на З-3.

Он прошел по Китайскому Городку и вскоре оказался перед большим зданием, которое раньше было домом развлечений с салуном, танцзалом и номерами на одну ночь для определенного рода клиентов. Снаружи дом выглядел ветхим, а покраска – тусклой и шелушащейся.

Название дома, согласно рекламной надписи, не было оригинальным: “Золотые Ворота”. Фаустаф отворил входную дверь своим ключом и вошел.

Место выглядело почти так же, как и в те времена, пока не было прикрыто легавыми. Сейчас большой танцевальный зал со стойками баров по оба конца был в запущенном состоянии и слегка отсырел. Огромные зеркала покрывали всю стену позади баров, но поверхность их была загрязнена и покрыта толстым слоем пыли.

Посредине, на полу, громоздилось электронное оборудование, скрытое под тусклым металлом, так что его назначение – было трудно угадать. Для непосвященного множество рычагов и индикаторов выглядело просто бессмысленным.

Широкая лестница вела с первого этажа на галерею вверху. Человек, одетый в стандартную Т-образную рубашку, джинсы и мокасины, стоял, облокотившись на перила, и смотрел вниз, на профессора. Фаустаф кивнул ему и стал подниматься по лестнице.

– Привет, Джас.

– Привет, профессор, – улыбнулся Джас Холлом. – Что нового?

– Слишком много. Мне сказали, что у вас новобранец?

– Да. – Джас указал на дверь позади себя и добавил:

– Он там. Обычная вещь. Парень заинтересовался парадоксами окружающей среды. Исследования привели его к нам. Мы его задержали.

Команда Фаустафа набирала рекрутов из людей такого типа, который описал Холлом. Это наилучший способ: он обеспечивал людьми высокого уровня образования и позволял сохранить тайну. Профессор не любил секретов ради самих секретов, он оповещал о своих делах правительства, иногда заявлял о себе, когда опыт подсказывал ему, что официальные представители, знавшие о его работе и его организации, сами будут полезны для этого.

Профессор прошел по галерее и остановился перед дверью, на которую указал ему Холлом, но перед тем как войти, он кивнул вниз, на оборудование:

– Как работает аджастор? Давно его использовали?

– Аджастор и туннелер – в порядке… Туннелер вам сегодня понадобится?

– Возможно.

– Я спущусь и проверю его. Мэон, если он вам нужен, в комнате связи.

– Его я уже видел. Поговорю с новобранцем.

Фаустаф постучал в дверь и вошел.

Новобранец был высоким, хорошего сложения молодым человеком лет двадцати пяти, со светлыми волосами. Он сидел в кресле, читая один из журналов, взятый со стола в центре комнаты. Увидев Фаустафа, он поднялся.

– Я – профессор Фаустаф. – Он протянул руку. Светловолосый молодой человек пожал ее, слегка смутившись.

– Я – Джерри Боуэн. Геолог, сейчас учусь в университете.

– Вы обнаружили изъян в содержании «ИСТОРИИ СУШИ», не так ли?

– Да, но не геология, а экология Великой Америки взволновала меня. Я начал расспрашивать. Но все оказываются глухими, когда разговор заходит о некоторых вещах. Вроде как…

– Массовая галлюцинация? И вы стали проверять, да?

– Да. Я обнаружил это место. Нашлось объяснение, которое может поддержать страну. Я попытался поговорить с одним из ваших людей. Он рассказал мне многое. В это трудно поверить.

– Вы имеете в виду альтернативные Земли?

– Все, что происходит с нами.

– Хорошо. Я расскажу вам о них, но должен предупредить, что если после этого разговора вы не присоединитесь к нам, то мы будем вынуждены поступить так, как обычно поступаем в таких случаях…

– Как?

– У нас есть аппарат для безболезненного прочищения мозгов. Он исключит из вашей памяти не только всякую мысль о нас, но и все, что могло привести вас сюда. Годится?

– Разумеется…

– Я намерен проиллюстрировать вам, что не обманываю, говоря о субпространственных альтернативных мирах. Я возьму вас на другую Землю – мою родную планету. Мы называем ее Земля-1. Это самый молодой из альтернативных миров.

– Самый молодой? Все это трудно себе представить.

– Сможете представить, когда увидите больше. У нас немного времени. Вы готовы к путешествию?

– Конечно! – Боуэн был нетерпелив. У него был пытливый ум, и Фаустаф мог бы сказать, что, вопреки его энтузиазму, интеллект его обрабатывал всю информацию, взвешивая ее. Это неплохо. И это значит, подумал еще Фаустаф, что не понадобится много времени, чтобы его убедить.

Когда Фаустаф и Джерри Боуэн спустились на первый этаж, Джас Холлон колдовал у самой большой машины. Чувствовалось, как вибрирует пол. Работали некоторые индикаторы.

Профессор остановился перед аппаратом, проверяя показания.

– Хорошо работает, – он посмотрел на Боуэна. – Несколько минут, и все будет готово.

Спустя две минуты из машины послышалось тонкое жужжание. Затем пространство перед туннелером наполнилось клубящимся туманом, который закручивался в спираль, мерцая разными цветами. Часть комнаты перед аппаратом стала призрачной и, наконец, исчезла совсем.

– Туннель готов, – пояснил Фаустаф Боуэну. – Пойдем.

Боуэн последовал за ним к туннелю, проложенному машиной через субпространство.

– Как это работает? – спросил Боуэн.

– Потом все расскажу.

– Минутку, – сказал Холлом, поправляя в аппарате что-то. – Чуть не отправил вас на З-13, – он засмеялся. – Теперь порядок!

Фаустаф шагнул в туннель, увлекая за собой Боуэна. Он шел первым. “Стены” туннеля были серыми и туманными, они казались тонкими, и за ними был вакуум, более плотный, чем в космосе. Фаустаф заметил, что Боуэн понял это и содрогнулся.

Через 90 секунд, сопровождаемый зудом в коже, но без каких-либо болезненных ощущений, Фаустаф вступил в реальную комнату – складское помещение фабрики или склад товаров. Боуэн сказал:

– Ух! Это было похуже, чем туристский поезд!

Оборудование в этом помещении было таким же, как и там, откуда они только что вышли. Открылась стальная дверь, и вошел невысокий толстый человек в обычном, ничем не примечательном костюме. Он снял очки. Казалось, он был изумлен и

обрадован, идя навстречу Фаустафу.

– Профессор! Я услышал, что вы идете!

– Привет, доктор Мэй. Рад вас видеть! А это Джерри Боуэн с З-3. Возможно, он будет работать с нами.

– Хорошо, хорошо. Вам понадобится лекционная комната, э… – Мэй помедлил и скривил губы. – Нас беспокоило, что наш аджастор передается на З-15. Вы знаете, строим новый, но…

– Это сделано по моему распоряжению. И простите, доктор. З-1 никогда не подвергалась нападению. Здесь наиболее безопасно.

– И все же это рискованно. Они могут выбрать этот момент. Простите за напоминание, профессор, но если нас застигнет СНВ, нам нечем будет обороняться.

– Да-да… сейчас в лекционный зал.

– Я оставлю вас, чтобы не мешать.

– Сообщите, если будут плохие новости. Я жду известия с З-3 и З-15. Р-отряд угрожает им обеим.

– Ясно.

Боуэну показалось, что коридор проходит по большому офису. Они поднялись по эскалатору.

В действительности же здание было центральным штабом организации Фаустафа – многоэтажное сооружение, расположенное на одной из главных улиц Хайфы. Оно было зарегистрировано как контора Транс-Израильской Экспортной Компании. Если бы власти когда-нибудь заинтересовались им, они бы узнали только то, что им позволил бы сам Фаустаф. Отец Фаустафа был известной фигурой в Хайфе, и о его таинственном исчезновении ходили легенды. Но, благодаря доброму имени своего отца, Фаустаф мог не беспокоиться.

На двери комнаты, предназначенной для сообщений, висела табличка “Лекционный Зал”. Внутри стояли несколько рядов кресел, повернутых к небольшому экрану. С одной стороны от экрана стояла грифельная доска.

– Садитесь, господин Боуэн, – пригласил доктор Мэй, в то время как Фаустаф подошел к доске и опустился в кресло. Мэй сел рядом с Боуэном, скрестив руки.

– Я буду, по возможности, краток, – сказал Фаустаф. – Воспользуемся слайдами и фильмами для иллюстрации того, о чем я буду говорить. Я, конечно, также отвечу на вопросы, а доктор Мэй ознакомит вас с деталями, о которых вы захотите узнать. Хорошо?

– Хорошо, – сказал Боуэн.

Фаустаф щелкнул выключателем, и свет в помещении погас.

– Хотя кажется, что мы путешествуем через субпространственные уровни многие годы, – начал он, – на самом деле мы осуществляем это, начиная с 1971 года, то есть 28 лет. Альтернативные Земли были открыты моим отцом, когда он работал здесь, в Хайфе, в технологическом институте…

На экране появилось изображение – высокий, несколько мрачный человек, полная противоположность другому Фаустафу – его сыну. Фаустаф-старший был худым, с большими и очень грустными глазами, большими руками и ногами.

– Это он. Он был физиком-ядерщиком, и весьма неплохим. Родился в Европе, провел некоторое время в немецком концлагере, перебрался в Америку и участвовал в создании Бомбы. Он уехал из Америки сразу после взрыва в Хиросиме, путешествовал, присоединился к работам в Английском центре Ядерных Исследований, а затем переехал в Хайфу, где осуществлялись интересные работы с частицами высоких энергий. Мой отец немного занимался этим. Его задачей, в тайне от всех, кроме меня и матери, была попытка создать прибор, позволяющий фиксировать и предотвращать ядерные взрывы. Дурацкая мечта, и у него хватило рассудка понять это. Но он никогда, не бросал работу, если оставался хотя бы один шанс, или, по крайней мере, он думал, что оставался… Его собственные работы с частицами высоких энергий подсказали ему идею, что прибор безопасности можно создать, используя эффект корректирующих воздействий на нестабильные элементы направленным потоком частиц высоких энергий, которые, взаимодействуя с возбужденными частицами, образовывали однородные соединения типа панциря вокруг нестабильных атомов, как бы “успокаивая” их. У некоторых ученых в Технологическом институте были такие же мысли, и начались исследования. Отец работал в течение года, и вскоре был создан прибор, аналогичный нашим аджасторам, но более примитивный. Тем временем умерла моя мать. Однажды он и несколько других ученых испытывали машину, но ошиблись при настройке. Налаживая уровни, они создали первый “туннель”. Они не поняли, что это такое в действительности, но вскоре исследования дали им информацию о субпространственных альтернативных Землях. Позднее исследователи, параллельно работавшие над аджастором, туннелером и инвокаром, узнали о двадцати четырех альтернативных Землях, кроме нашей собственной. Они существовали в “субпространстве”, как его назвали мой отец и его группа. За год исследований осталось только двадцать альтернативных Земель, и они наблюдали полное уничтожение одной из планет. К концу второго года осталось только семнадцать, и ученые приблизительно узнали, что случилось. Происходило полное разрушение атомной структуры планет. Оно начиналось с маленькой области и распространялось вширь, пока вся планета не превращалась в газ, а газ не рассеивается в пространстве, не оставляя и следа от планеты. Небольшие области разрывов мы теперь называем Локализацией нарушения вещества и можем с ними бороться. То, что мой отец считал видом природного феномена, как оказалось позднее, было работой разумных существ, у которых имелись аппараты для создания разрыва пространства. Хотя мой отец был полон научной любознательности, вскоре он был напуган поистине фантастическими размерами уничтожения жизни при разрушении альтернативных Земель. Разрушение планет было хладнокровным коварным убийством миллиардов людей в год. И эти планеты, прибавил бы я, сходны с нашей собственной – и с вашей собственной, господин Боуэн – с примерно теми же принципами цивилизации, примерно таким же научным развитием – все они были похожи, и все они тем или иным путем приходили к смерти – наступал застой. Мы так и не знаем, почему это происходит.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать