Жанр: Научная Фантастика » Майкл Муркок » Ритуалы Бесконечности (страница 9)


Глаза Орелли усмехнулись. Он мотнул головой, указывая на аджастор.

– Мы заметили, что Р-отряд вернулся на базу и подумали, что вам, профессор, уже не нужен старый аджастор. Можно на него посмотреть?

Фаустаф промолчал, и Орелли подошел к прибору, внимательно его осматривая.

– Я вижу, он все-таки может работать. Правда, разрушения серьезны. Но я думаю, мы даже смогли бы его починить, если бы захотели, хотя нам, конечно, трудно найти применение аджастору.

– Вы бы лучше быстрее забирали его, – усмехнулся профессор. – Если вы будете ходить вокруг да около и говорить, вас накроет СНВ.

Орелли медленно кивнул:

– Профессор прав, Огг. Пусть люди начинают работать и поторапливаются.

Спасатели стали инструктировать своих людей, какие блоки нужно забрать. И пока Фаустаф, Пеппит и остальные смотрели, Спасатели работали. Огг искоса поглядывал на Фаустафа. Казалось, он немного смущен. Фаустаф знал, что Огг обычно не работает с Орелли, что Огг не любит экс-кардинала так же, как и он сам. Фаустаф предположил, что этих людей свела вместе необходимость создания туннеля на З-15 для успешного проведения операции. Огг должен соблюдать осторожность, чтобы не быть обманутым партнером, когда его помощь уже не понадобится.

Фаустаф отвернулся и посмотрел на СНВ. Медленно, но неуклонно спектр переходил в лилово-голубой, что означало вступление СНВ в полную силу.

V. РАЗРУШЕНИЕ ЗЕМЛИ-15

Когда вертолеты вернулись и забрали оставшихся людей на базу, Спасатели стали упаковывать части аджастора. Фаустаф немедленно приступил к эвакуации своей команды. Он был информирован, что возникают трудности с доставкой населения З-15 на центральную базу. Будучи неосведомленными об организации Фаустафа, люди относились к перемещению с недоверием. Но некоторые из близлежащих подземных общин уже бывали на базе. Изумленные и не способные осознать, где они находятся и что случилось, эти люди, казалось, не узнавали самих себя. Фаустаф с интересом наблюдал за ними, надеясь постигнуть механизм физических перемен, происходящих с населением субпространства. Но его научный интерес не мешал, тем не менее, помогать им. Он понял, что должен отправить нескольких расположенных к нему людей с этими группами, когда они будут перемещены в гигантские лесные зоны З-3.

С некоторыми трудностями группа была все же подготовлена к переходу по туннелю на З-3. Эвакуация началась. Они входили в туннель и двигались по нему, словно автоматы, и многим из них казалось, что они видят странный сон. Глядя на них, Фаустаф внезапно почувствовал себя виноватым перед ними. Когда последний из эвакуируемых прошел туннель, команда стала собирать свое имущество.

Пеппит следил за туннелером и вдруг забеспокоился, заметив, что открытое пространство сильно колеблется. Он повернулся к Фаустафу:

– Я не смогу удерживать его долго, профессор. Мы – последние.

– Я за вами, – ответил Фаустаф.

Пеппит оставил рукоятки управления и вошел в туннель. Фаустафу показалось, что он услышал его крик, когда туннель рухнул.

Он подбежал к туннелеру и суетливо попытался восстановить туннель, но все увеличивающееся разрушение З-15 сделало это невозможным. Теперь ему пришлось отказаться от мысли использовать туннелер, и он надел на запястье диск инвокара, хотя при сложившихся условиях на него было мало надежды. Казалось, что он попал в ловушку гибнущего мира. Фаустаф действовал интуитивно. Он выбежал из пещеры к тому месту, где стоял вертолет. У него был некоторый опыт пилотирования. Профессор помнил это дело. Втиснув свое тело на место пилота, он запустил двигатель. Вскоре ему удалось поднять машину в воздух. Встающее на горизонте лилово-голубое зарево показывало, что осталось совсем немного времени до разрушения и полного распада планеты.

Фаустаф направил машину на восток, туда, где, по его расчетам, находился лагерь Спасателей. Теперь он надеялся только на то, что они еще не ушли и их туннель исправен. Был шанс, что они помогут ему покинуть планету.

Вскоре он увидел трепещущие на ветру легкие пластиковые палатки временного лагеря, вероятно, Спасателей. Он не заметил в нем признаков жизни и подумал, что они уже ушли.

Посадив машину неподалеку, он вошел в переднюю палатку. Там не было Спасателей, но лежали одетые во все черное трупы. Это вообще был не лагерь Спасателей. Это был лагерь Р-отряда. Фаустаф не мог понять, почему люди Р-отряда мертвы. Он задержался, чтобы осмотреть один из трупов. Тот был еще теплым. Но почему он умер? Фаустаф выбежал из палатки и снова забрался в вертолет.

Теперь он летел на предельной скорости, пока не увидел небольшую колонну машин, движущихся внизу. Он понял, что Спасатели еще не достигли своей базы. Казалось, они направляются к курящемуся вулкану, находящемуся милях в десяти от них. И Фаустаф предположил, что у Спасателей не было вертолетов на этой планете. Они здорово рисковали, пользуясь довольно медлительными наземными машинами. Они ли убили людей Р-отряда? Он недоумевал. Если это так, то непонятно, каким образом.

Вскоре профессор заметил их лагерь, как попало разбросанные маленькие домики, которые, как он заметил, были сделаны из пластика, более прочного, чем сталь, но казавшимся ненадежным, как бумага. Такие постройки использовались наиболее развитыми цивилизациями с З-1, в основном для военных целей.

Фаустаф посадил вертолет несколько жестко, при этом его чуть не выбросило из кресла. Вооруженный человек, одетый в тяжелый шлем и плащ, как у пожарника 19-го века, тотчас же подбежал к нему.

– Эй! Профессор Фаустаф, что вы здесь делаете? Где Огг, Орелли и остальные?

– Едут, – коротко сказал Фаустаф человеку, который выглядел вполне любезным. Он узнал Ван Хорна, который когда-то работал у него контролером перевозок. – Как дела, Ван Хорн?

– Нет таких удобств, как при работе у вас, профессор, но зато более разнообразно и выгодно.

– Хорошо, – сказал Фаустаф без иронии.

– Дела плохи, не так ли, профессор?

– Да, видимо, не избежать разрушения этой планеты.

– Разрушение? Ого! Это плохо. Надеюсь, мы скоро смотаемся отсюда.

– Надо

как можно скорее.

– Да… А что вы делаете здесь, профессор? Пришли предупредить нас? Это очень благородно!

– Нет. Я пришел за помощью. Мой туннелер вышел из строя. Мне конец, если вы не поможете.

– Конечно, – сказал Ван Хорн с улыбкой. Как и большинство людей, он любил профессора, хотя Спасатели и противодействовали в чем-то организации Фаустафа. – Почему бы и нет? Думается, каждый будет рад помочь вам. По старой дружбе, а?

– Каждый, кроме Орелли.

– Кроме него, – он ядовитая змея, профессор. Такая дрянь! Я рад, что у меня шеф Огг. Он странный парень, но весьма неплохой. А Орелли, профессор, – ядовитая змея!

– Да, – согласно кивнул Фаустаф, глядя на приближающуюся колонну в облаке выхлопных газов и золы. В головной машине он мог рассмотреть Орелли.

Орелли первым из Спасателей узнал Фаустафа. Он помедлил секунду, но затем вежливо улыбнулся.

– Снова профессор Фаустаф. Чем мы можем вам помочь?

Вопрос был риторическим, но профессор ответил прямо:

– Тем, что вы дадите мне возможность воспользоваться вашим туннелером.

– Нашим туннелером? – Орелли засмеялся. – Но почему? Ваш отец изобрел туннели, а вы сейчас приходите к нам, низким Спасателям.

Фаустаф видел, что Орелли насмехается над ним. Он рассказал, как разрушился его туннелер. Слушая его, Орелли улыбался все шире, но ничего не сказал. Он казался кошкой, играющей с пойманной ею мышью.

– Понимаете, профессор, я должен обсудить это со своим партнером. Я не могу один принимать такие решения. Они могут повлиять на мою жизнь.

– Я прошу тебя о помощи, и только!

– Совершенно верно.

Подошел Гордон Огг. Он был удивлен, увидев здесь Фаустафа.

– Что вы здесь делаете, профессор?

– Профессор в затруднительном положении, – ответил ему Орелли. – В очень трудном. Он хочет воспользоваться нашим туннелером… чтобы покинуть З-15.

– А почему бы и нет? – сказал Огг.

– Ты слишком поспешен, Гордон, – пробормотал Орелли сквозь зубы. – Ты говоришь – почему бы и нет? Но это может быть какой-нибудь ловушкой. Мы должны быть осторожны.

– Профессор Фаустаф не устраивает ловушек, – сказал Огг. – Ты слишком подозрителен.

– Лучше осторожничать, чем ошибаться.

– Ерунда! Не может быть и речи, что мы не позволим профессору уйти с нами, если сами сможем уйти.

Фаустаф видел, что выражение лица Орелли все больше выдавало неприкрытую злобу и хитрость. Затем на него медленно вернулась улыбка.

– Очень хорошо, Гордон. Если хочешь быть настолько безрассудным… – он усмехнулся и отвернулся.

Огг стал расспрашивать Фаустафа, и тот рассказал о том, что случилось. Огг сочувственно кивал. В подражание некоторому типу британских дипломатов с З-2, манеры Огга были безупречными. Сам он был довольно добрым, романтические мечты Байрона горели в его глазах и распространялись на обращение с окружающими. Он представлял себя пиратом, диким искателем приключений, рискующим своей жизнью на субпространственных Землях. Огг жил опасной жизнью и несомненно любил ее, но его наружность выдавала неопределенность и великодушие британского дипломата. Огг провел Фаустафа в штабной домик, где его люди уже проходили через туннелер, унося добычу.

– Туннель на З-11, – сказал Огг. – При складывающихся обстоятельствах, как нам кажется, не стоит пытаться попасть на З-2 или З-1.

– Мы должны были предвидеть это, – пробормотал Фаустаф, вспоминая Пеппита, погибшего в субпространстве. З-11 не был привлекательным миром, состоящим преимущественно из высоких гор и бесплодных долин, но там он мог связаться со своей базой на З-11 и вскоре попасть на З-1.

В палатку вошел Орелли и улыбнулся всем по-братски.

– Мы готовы? – спросил он.

– Почти, – ответил Огг. – Люди демонтируют оборудование и переправляют его. Один отряд сворачивает лагерь.

– Думаю, будет разумнее оставить джипы здесь, – сказал Орелли. – Предсказание профессора точное.

– Точное? – переспросил Огг.

– Выгляните наружу. – Орелли махнул рукой. Фаустаф и Огг подошли к двери и выглянули наружу.

Огромное, быстро расширяющееся лилово-голубое зарево заполняло горизонт. Его края казались чернее, чем открытый космос. Серый цвет исчез, и земля потеряла свой естественный вид. Она кипела разными красками. Не говоря ни слова, Огг и Фаустаф устремились к туннелеру. Орелли уже не было. Он, конечно, не стал их ждать. Туннель уже начал проявлять признаки нестабильности, как будто закрывался. Фаустаф побежал за Оггом в туннель, чувствуя тошноту при воспоминании о смерти Пеппита. Серые стены туннеля мерцали, угрожая исчезнуть. Фаустаф двигался не как обычно, не очень спеша, а мчался вперед, не чуя под собой ног, пока не обнаружил, что стоит на каменистом склоне горы. Вокруг была ночь, светила большая луна.

Другие фигуры, казавшиеся в ночи силуэтами, стояли вокруг по склону. Фаустаф узнал очертания Огга и Орелли.

Он чувствовал себя полностью подавленным. З-15 была теперь всего лишь облаком быстро рассеивающегося газа. Даже Спасатели, казалось, были потрясены увиденным. Они молча стояли вокруг, слышалось только их тяжелое дыхание. Внизу, в долине, Фаустаф смог различить теперь огни, возможно, лагерей Спасателей. У него не было уверенности по поводу отношений, сложившихся между ними и его собственной базой на З-11.

Группа людей стала спускаться по склону, осторожно прощупывая дорогу. Остальные последовали за ними, и скоро весь отряд уже двигался вниз по направлению к лагерю. Фаустаф замыкал колонну.

Наконец они достигли долины и остановились. Фаустаф мог теперь рассмотреть, что там было два лагеря, по одному с каждой стороны неширокой долины.

Огг накрыл ладонью руку Фаустафа.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать