Жанр: Современная Проза » Юлия Латынина » Повесть о Св. Граале (страница 3)


На это сэр Ланселот возразил, что не полагается пощады за такую вину перед людьми и пред богом.

— В чем же моя вина перед вами, сэр рыцарь? — возразил разбойник, — ведь вы убиваете так же, как и я.

— Но ты служишь дьяволу, — отвечал сэр Ланселот, — а я служу богу.

— Вот уж неправда, — сказал разбойник. — Я-то хорошо знаю, что, когда убивают, служат всегда дьяволу.

Тогда сэр Ланселот оставил разбойника и в задумчивости поехал прочь, так как забыл, что слуги дьявола умеют только лгать. А разбойник тот продолжал творить прежние непотребства.

После этого сэр Ланселот перестал сражаться с людьми, а ездил по гиблым местам в поисках самого дьявола, однако опять сомневался, не противится ли он, отказываясь от битв, божьему предначертанию?

Однажды ехал сэр Ланселот по лесу и увидал, как у корней дерева дерутся змея и орел. Он остановился в раздумье, так как проехать мимо не позволяла ему совесть, вмешаться же не велел рассудок, ибо как человеку судить божьих тварей. И пока он стоял и смотрел, орел стал одолевать змею, а та стала раздуваться и расти, и сэр Ланселот взглянул вниз и увидел, что нижняя губа ее стелется по земле, взглянул вверх и увидел, что верхняя губа уже заслонила свет солнца и солнце померкло.

Тогда, узрев, что змея эта не божья тварь, сэр Ланселот кинул копье и пригвоздил к земле нижнюю губу, а потом, обнажив меч, разрубил змею на куски.

Когда сэр Ланселот окончил свой труд, орел, бывший ангелом в птичьем облике, спросил у него:

— Знаешь ли ты свой грех, рыцарь?

— Знаю, — ответил сэр Ланселот, — ибо, сгорая небесной любовью, не могу я отказаться от любви земной и потому двоедушен.

— Нет, — отвечал ангел. — Главный твой грех — сомнение. Чтобы ты мог это уразуметь, и была тебе послана змея, которая росла по мере того, как росло твое сомнение, и готова была поглотить тебя живьем. Уразумей: не тот горд, кто мнит себя безупречным орудием господа, но тот, кто: мнит, будто способен по своей воле избирать решения и в силах ошибаться. И поэтому, какое бы решение ты ни избрал, в глазах господа ты не прав, ибо считаешь, что избрал это решение сам.

Но за то, что ты храбрый рыцарь и во время битвы забываешь свои сомнения, дарована была тебе победа над змеей, а за то, что мнишь себя способным ошибаться, господь запрещает тебе искать св. Грааль, так как слишком много бед приносят в таком деле подобные тебе. И назначена тебе кара — еще на этой земле претерпеть от верного защитника св. Грааля.

На этом сэр Ланселот закончил свой рассказ.

Сэр Галахад, сожалея о ране отца своего и зная, что поблизости поселился недавно праведный отшельник, отнес сэра Ланселота в пещеру подвижника.

Тот молился, простершись перед распятием, а когда встал и спросил, что будет угодно сэру рыцарю, то сэр Галахад узнал в нем сэра Борса.

И узнав, спросил:

— Сам Иосиф Аримафейский, мой предок и божий праведник, явившиссь в Британию, стал рыцарем, ибо понял, что на этой земле рыцари более угодны господу богу, чем отшельники. Как же случилось, что вы, сэр рыцарь, изменили своему предназначению? Поистине не к добру привела ваша грамотность.

Сэр Борс, вздохнув, ответил:

— Когда мы расстались у перекрестка, я избрал дорогу, ведущую к небесной истине. И пока я ехал, мне пришло на ум, что раньше я защищал мечом себя, а нынче собираюсь защищать мечом истину. И засомневавшись: не ставлю ли я себя тем самым на место истины, я отказался от меча, а вам, сэр Галахад, я желаю всяческого успеха.

— А как же случилось, — спросил сэр Галахад, — что вы отправились на небо молиться богу, а сами по-прежнему служите ему лишь на земле?

— А как же так случилось, — ответил сэр Борс, — что вы отправились в преисподнюю сражаться с дьяволом, а сами по-прежнему убиваете людей на земле?

— На то воля божья, — возразил сэр Галахад.

И, оставив своего отца на попечение сэра Борса, поехал далее.

И однажды, когда ехал сэр Галахад по лесу, он увидел, как дерутся змея со стервятником. Но сэр Галахад не смутился этим зрелищем, разрубил змею надвое. Когда же он пригляделся к ней, он увидел, что то был не ядовитый гад, а обыкновенная веретеница.

А стервятник, усевшись сэру Галахаду на плечо, сказал:

— За то, что ты, сэр рыцарь, не дерзаешь сомневаться и во всем доверился мечу, врученному богом, я укажу тебе дорогу к святому Граалю. Садись на меня, нам надо торопиться: ведь нынче святая Троица, а лишь в этот день можно умертвить дьявола и завладеть святым Граалем. И так как ты победил в себе сомнение, разрубив его надвое, как эту веретеницу, ты уничтожишь сомнение во всем мире. Ибо помни: от сомневающихся больше зла, чем от неверующих, и святой Грааль явится в этот мир не раньше…

(Это место в рукописи чрезвычайно плохо сохранилось, так что, если бы не мрачная бездна и огненная река, над которой небесный посланец проносит Галахада, трудно было бы понять: идет ли речь о визите в преисподнюю или о захвате вражеской крепости.

В обрисовке образа дьявола сказывается стихийный реализм автора: тот показан как богатый и наглый феодальный владетель, окруженный покорной дворней и многочисленным семейством, в том числе красавицами-дочерьми, одну из которых он в страхе предлагает в жены Галахаду. Но рыцарь, жаждущий, чтобы благодатная сила св. Грааля приносила процветание не только преисподней, но и всему миру, с негодованием отказывается и, победив дьявола в честном поединке,

становится, таким образом, единственным и безраздельным наследником всего его имущества, включая, разумеется, св. Грааль.)

…Я сейчас помру, — сказал дьявол, — и все мое могущество перейдет к вам. Обещайте же, сэр рыцарь, что вы останетесь княжить здесь и не вынесете св. Грааль на свет божий.

На что сэр Галахад отвечал:

— Как же я могу не совершить то, ради чего сюда пришел?

А дьявол сказал:

— И так многие погибли из-за этого камня, а если он появится на земле, погибнет еще больше. Ведь вы сами знаете, что вынести на белый свет из преисподнёй ничего хорошего нельзя.

И сэр Галахад обрадовался этим словам, так как твердо знал, что для дьявола так же невозможно сказать правду, как для бога — ошибиться. И с этой мыслью зарубил князя тьмы на месте.

И, зная, что теперь он владелец св. Грааля и что тот обязан являться по первому его требованию, смело пошел прочь из замка, ничего не трогая и ничему не завидуя, как велел ему орел. А между тем преисподняя была местом очень богатым, и с дивными садами, и многими чудесными вещицами, так что сэр Галахад удивлялся, какой дьявол рачительный хозяин, пока посланец божий не разъяснил ему, что все это — действие св. Грааля.

В этот же день сэр Галахад прибыл в Камелот.

Прибыв, он весьма изумился всему там происходящему, ибо без преувеличения можно сказать, что за год произошел великий перелом в обычаях, если не в людях.

Столько рыцарей явилось на защиту св. Грааля, что площадь перед дворцом, прежде забитая вилланами, теперь пестрела сплошь крестами из дорогих тканей и драгоценных камней. И сэр Галахад почувствовал себя неловко, ведь его крест, пошитый в спешке из разорванного утиральника, обтерся и окровянился в странствиях.

Король Артур обрадовался приезду сэра Галахада в столь великий день и с почетом усадил его за Круглый Стол и начал расспрашивать о выпавших на его долю приключениях.

Но сэр Галахад, удивленный и обрадованный, больше желал знать, что произошло в Камелоте за этот год, и тогда сэр Кэй, больше других любивший разговоры, поведал ему о переменах.

Сэр Кэй рассказывал, что множество рыцарей явилось ко двору по приказу сеньоров, а также узнав, что отныне рыцари короля Артура сражаются не с многочисленными великанами, а ищут управы на бесплотного дьявола и его друзей на земле. И что рыцарей оказалось столько, что и тысячной части из них не нашлось бы места за Круглым Столом. И король Артур предназначил теперь Круглый Стол лишь для избранных, а взамен того учредил особые звания и ордена, смотря по преданности св. Граалю, но даже особо преданных в замок приходится допускать лишь по специальным бумагам и в определенные дни.

Также множеству отшельников, съехавшихся со всей страны, чтобы отныне отшельничать в столице при храме св. Грааля, не хватило в нем места, отчего между святыми старцами происходит большое соперничество.

А сам храм великолепен необычайно, ведь, когда его строили, многими рыцарями и дамами владело такое одушевление, что они отдавали на это богоугодное дело все состояние, так что потом для возмещения убытков приходилось собирать с крестьян вдесятеро против обычного. Крестьяне жертвовали на храм тоже, но по скаредности своей ничтожно мало, а новыми податями и вовсе изъявляли недовольство, не в силах уразуметь, что если уж они не в силах сражаться за св. Грааль, подобно благородным рыцарям, то по крайней мере им следует с восхищением переносить тяготы, наложенные на них во имя торжества вечного изобилия.

Еще много отрадных вестей рассказывал сэр Кэй тоном, возмущавшим сэра Галахада. И поэтому сэр Галахад спросил:

— Сэр Кэй, верите ли вы в святой Грааль, если издеваетесь над его защитниками?

— Всем сердцем верю, — отвечал сэр Кэй, — и в существование святого Грааля, и в его святость, и считаю, что свой статус святости он сохранит, лишь пребывая в преисподней. Впрочем, думаю, что ему вечно быть в когтях дьявола, хотя бы исполняющие должность дьявола и менялись со временем.

— Так узнайте же, — возразил сэр Галахад, — что с божьей помощью я вырвал св. Грааль из оных и сию минуту приказываю ему явиться.

И тут вновь заиграла нежная музыка, и в воздухе появился св. Грааль, а Круглый Стол прогнулся от тяжести роскошных яств.

Тогда сэр Кэй подошел к одному из узких окон залы и, окинув взглядом площадь под замком, где теснились рыцари, возразил:

— Однако святой Грааль принесет вечное изобилие всему миру, а эти рыцари на площади им не накормлены, и вилланы за городскими воротами лишены последнего — все пошло на строительство храма святого Грааля. Почему же святой Грааль бессилен им помочь?

— Посланник господа поведал мне, — отвечал сэр Галахад, — что святой Грааль лишь тогда явит в полной мере свою благодать, когда не останется в мире никого, кто мог бы ей незаслуженно воспользоваться. В тот же день св. Грааль с благоговением поместили в потаенной части храма и всем народом отслужили благодарственный молебен. А Мерлин, архиепископ камелотский, произнес воодушевившую всех проповедь.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать