Жанр: Исторические Приключения » Эдмон Ладусет » Железная маска (страница 2)


Глава II

ПОХИЩЕНИЕ

В четыре часа пополудни два всадника выехали из Дижона и, оказавшись на нужной им дороге, пустили лошадей во весь опор, борясь с порывами снежного вихря.

Один из всадников обернулся и спросил другого:

— Вы не очень устали, мадемуазель Сюзанна?

— Ах, месье де ла Бар! — ответила девушка. — В монастыре урсулинок не обучают тонкостям верховой езды…

— Потерпите, мадемуазель. Через час мы будем уже в замке.

— Трудно заподозрить в недостатке терпения человека, возвращающегося под крышу родного дома после восьмилетнего отсутствия. Однако должна признать, что я просто с ног валюсь от холода и усталости.

— Послушайте, мадемуазель, я уже вижу огни гостиницы «Корона». По сути, это всего лишь постоялый двор, но, если вас не испугает его убогость, мы могли бы остановиться там ненадолго, чтобы вы хоть немного отдохнули.

— Мне нечего страшиться, мой добрый де ла Бар, ведь я с вами. Едем в «Корону».

Они уже были в двух шагах от гостиницы, когда воздух прорезал резкий свист. Оруженосец обернулся и разглядел сквозь пургу силуэты двух мужчин.

— Что-то они не внушают мне особого доверия, -пробормотала Сюзанна.

В тот же самый миг дверь гостиницы распахнулась и из нее вышли еще двое, со шпагами в руках, явно собираясь преградить путникам дорогу. Шевалье де ла Бар мгновенно оценил всю серьезность положения и выехал вперед, закрывая Сюзанну своим телом. Затем он взвел курок пистолета, обнажил шпагу и стал ждать дальнейшего развития событий. Все четверо теперь держались вместе. После недолгой паузы один из них вышел вперед и, отвесив преувеличенно любезный поклон, напыщенно сказал:

— Понимая, что место сие вряд ли может быть сочтено подходящим для знакомства, я все же позволю себе осведомиться, не вы ли шевалье де ла Бар, оруженосец графа де Бреванна?

— Вы не ошиблись, — сухо ответил оруженосец.

— Тогда позвольте представиться: капитан Фариболь…

— Это имя мне ни о чем не говорит. Что вам угодно?

— Предложить вам отдых в гостинице «Корона».

— И все?

— Шевалье, вам предоставляется прекрасная возможность провести ночь здесь, в тепле и безопасности, поскольку мы с друзьями решили послужить личным эскортом для очаровательной мадемуазель де Бреванн.

— Презренные бандиты! — в гневе воскликнул де ла Бар.

— Достойно же вы платите за наше гостеприимство! — ответил Фариболь. — Но Бог с вами, мы будем учтивы до конца. — И, повернувшись к своим сообщникам, он приказал: — Обслужите этих господ. Живее!

Едва последние слова слетели с его губ, как два негодяя схватили лошадей наших путников под уздцы. Но тут раздался выстрел, И бандит, державший лошадь шевалье, упал с простреленной головой.

— Тысяча чертей! — вскричал Фариболь. — Он убил беднягу ла Рамэ!

Главарь обнажил шпагу и бросился на оруженосца, но увидел, что тот покачнулся в седле и упал на снег, истекая кровью. Обращаясь к человеку, ранившему несчастного шевалье, Фариболь сказал:

— Займись девушкой, Росарж. Разве ты не видишь…

Но он не успел закончить фразу. Вновь прогремел выстрел, и пуля оцарапала ему ухо.

— Гром и молния! — вскричал Фариболь. — Нельзя терять время. Росарж, ты знаешь, куда следует отвезти мадемуазель. А мы с Мистуфлэ займемся новыми противниками.

И действительно, к месту нападения быстро приближались два всадника.

— Сюзанна! Сюзанна! — крикнул скакавший впереди.

— Монсеньор Людовик! На помощь! — воскликнула насмерть перепуганная девушка и лишилась чувств. Росарж схватил ее, перебросил через седло своего коня и умчался во весь опор.

Фариболь и его приятель посторонились, словно давая дорогу лошади Людовика, но, когда она поравнялась с ними, набросились на нее, вцепившись пальцами в ее ноздри. Ошалевшее животное еще какое-то время тащило их за собой, затем стало на дыбы и упало, увлекая за собой седока и обоих нападавших. Монсеньор Людовик оказался в снегу, тщетно пытаясь высвободить правую ногу из-под лошади. Подняв глаза, он увидел уродливую голову Ньяфона, склонившуюся к самому его лицу. Охрипшим от ненависти голосом карлик произнес:

— Ивонна была права, вам не следовало доверять мне, ведь я ненавижу вас не меньше, чем люблю ее и чем отвратителен ей. Заманив вас в эту ловушку, я надеялся, что с вами разделаются и без меня, но, уж коли сейчас вы в моей власти, я все сделаю сам… Монсеньору Людовику предстоит умереть!

— Презренный предатель! — прохрипел юноша, отчаянно пытаясь вытащить ногу.

Ньяфон издевательски рассмеялся и поднял руку, сжимавшую острый кинжал, но в этот момент кто-то железной хваткой схватил его за запястье и выкрутил его руку, заставив выпустить оружие.

— Тысяча чертей, что за шустрый урод! — воскликнул вовремя подоспевший Фариболь. — Ты, похоже, вознамерился совершить убийство, не испросив разрешения у старших?

Задыхаясь от гнева и боли, Ньяфон прорычал в ответ:

— Почему вы встреваете в то, что вас не касается, вы, живущий убийством?

— Придержи свой змеиный язык! — воскликнул Фариболь, выкручивая ему ухо. — Я и мне подобные убивают и рискуют своей шкурой, преследуя порой отнюдь не благородные цели. Это правда. Но мы никогда не добиваем безоружного противника, который к тому же еще и ранен. Мы встречаем врага в открытом бою, а когда нам попадается бездельник вроде тебя, мы ему просто отрезаем уши, а твои, между прочим, столь велики, что маленькая операция им не повредит.

— Я отомщу! Я отомщу за все! — взвыл карлик.

Фариболь ограничился издевательским смешком и окликнул своего

товарища:

— Мистуфлэ!

— Да, хозяин?

— Забери этого болвана.

— Сейчас, хозяин.

Мистуфлэ схватил Ньяфона и отшвырнул его в сторону, словно мешок с тряпьем.

Фариболь, склонясь над молодым дворянином, тщательнейшим образом осмотрел его и воскликнул:

— Тысяча чертей! Он потерял сознание! Давай-ка вытащим его отсюда, Мистуфлэ.

Они тут же принялись за работу: Мистуфлэ с неожиданной легкостью приподнял упавшую лошадь, а Фариболь поднял юношу на руки и сказал:

— Прежде всего его следует нормально устроить. Пойди освободи хозяина гостиницы и его жену и распорядись, чтобы они приготовили все необходимое.

Пять минут спустя монсеньор Людовик уже лежал на тюфяке у камина, а вокруг него хлопотали хозяева постоялого двора, выпущенные из комнаты, где их незадолго до этого запер Фариболь, дабы спокойно и без помех осуществить задуманное похищение.

— Принеси-ка водки, она способна поставить на ноги и мертвеца, — попросил Фариболь Мистуфлэ.

Между тем хозяин гостиницы, окончательно оправившись от испуга, зажег факел от огня в камине и протянул его Фариболю. Тот склонился над лежащим, дабы получше рассмотреть его лицо, когда же ему это удалось, он в ужасе отшатнулся:

— Гром и молния!

— Что случилось, хозяин? — спросил Мистуфлэ, принесший бутылку водки.

— Сам посмотри, — ответил Фариболь, указав на лицо юноши.

— Святая дева Мария! — воскликнул Мистуфлэ, вздрогнув и побледнев. — Мы пропали! Нас повесят! Ведь это же его величество король Людовик XIV.

Приятели в испуге переглянулись, и Мистуфлэ добавил:

— Хозяин, похоже, что самое время уносить ноги.

Владелец постоялого двора, вновь дрожа от ужаса, упал на колени рядом со своей женой и молитвенно сложил руки, в отчаянии восклицая:

— В нашем доме король! Мертвый! Убитый!..

Однако Фариболь не столь легко терял присутствие духа. Он, быстро стряхнув оцепенение, пожал плечами, подкрутил ус и, казалось, одними лишь этими простыми жестами успокоил несчастного.

— Замолчи, мошенник! — приказал он ему. — Король жив и, тысяча чертей, только потому, что мы вовремя помешали его убить. Давай, Мистуфлэ, попробуем привести его в чувство. Хорошо, если, придя в себя, он увидит нас коленопреклоненными перед его ложем и покорными его воле.

Оба они встали на колени перед распростертым юношей. Фариболь осторожно расстегнул ему камзол, а Мистуфлэ смочил ему губы содержимым принесенной бутылки. Вскоре монсеньор Людовик пришел в себя, приподнялся на локте и посмотрел по сторонам.

— Где я? — спросил он.

— Сир, — почтительно ответил Фариболь, — вы у ваших верных подданных, готовых защищать вас до последнего вздоха.

Юноша встал и произнес:

— Да, да! Теперь я вас узнаю. Вы те два бандита, виновные в похищении мадемуазель де Бреванн и в несчастье, постигшем оруженосца графа.

— Сир, — пробормотал Мистуфлэ, дрожа всем телом, — у вашего величества превосходная память…

— Да, не жалуюсь, а потому помню и то, что обязан вам жизнью. Я готов простить ваши преступления, если вы поклянетесь исправить причиненное вами зло и впредь верно служить мне.

— Клянемся! — хором ответили два приятеля. -И если ваше величество…

— Но почему вы именуете меня этим титулом?

— Сир, — ответил Фариболь, — прежде чем злосчастная судьба превратила нас в… бродяг, мы оба служили в королевских войсках, и ваш августейший облик навсегда запечатлелся в нашей памяти и наших сердцах. Но если ваше величество предпочитает хранить инкогнито, мы, конечно же…

— Помилуйте, вы действительно принимаете меня за Людовика XIV, короля Франции?

— Ваша милость, я слишком часто видел его лицо и фигуру, слышал его голос, чтобы сейчас ошибиться. Обычное сходство не могло бы ввести меня в заблуждение, Да оно и не бывает столь разительным между двумя человеческими существами, если только они не братья…

— Братья! — побледнев, воскликнул юноша.

Затем, задумчивый и мрачный, он долго мерил шагами залу, но в конце концов остановился перед своими нечаянными спасителями и сказал:

— Честью клянусь, что вы ошибаетесь. Я всего лишь ничем не знаменитый дворянин, тайна рождения которого сокрыта для него самого… Это загадка… Я — загадка! Но если окажется правдой то, что я подозреваю… что ж, тогда я смогу определенно сказать вам: я не только не король Франции, но и имею все основания быть ему врагом!

Его слушатели невольно вздрогнули от этих слов, а хозяин гостиницы, внезапно догадавшись, воскликнул:

— Это монсеньор Людовик! Боже, помилуй нас!

— Чем вызван ваш испуг? — спросил у него юноша.

— Мы погибли, монсеньор! — еле выговорил несчастный. — По приказу графа де Бреванна всякий, увидевший вас или заговоривший с вами, карается смертью.

— Ах так! — воскликнул юноша с ноткой торжества. — Это лишь доказывает, что я не ошибался! Значит, я…

Но ему не удалось закончить фразу: дверь распахнулась от сильного удара, и в залу ворвался граф де Бреванн в сопровождении вооруженных мушкетами слуг. Граф был без шляпы, его одежда была в беспорядке. Он быстро прошел в середину залы и, указывая на Фариболя, Мистуфлэ и хозяина гостиницы, приказал:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать