Жанр: История » Николай Наумов » Кто стреляет последним (не вычитано!) (страница 12)


Он опять сосчитал и замер: в последней полосе было по-прежнему шесть кустов. И этот, шестой, похожий на ровную палку, находился на самом гребне гряды. Перископ! Что это со мной сегодня? Отупел, факт! Как я мог не сообразить, что немец, стреляющий навскидку, должен пользоваться или стереотрубой, или перископом!

-- Петрович, -- нетерпеливо позвал он Морозю-ка, -- давай, Петрович...

-- Добре, -- отозвался тот.

Игнатьев увидел, как шевельнулась трубка перископа, поворачиваясь, потом вздрогнула, остановилась и медленно поползла вниз, Игнатьев схватил винтовку, прицелился. На перекрестии оптического прибора был ярко виден опускающийся стержень перископа.

Но снайпер не показывался. Игнатьев, готовый выстрелить, ждал пять минут, десять -- никого.

-- Отставить, Петрович, -- сказал Игнатьев и спрыгнул к Зине. Она была без сознания. Лицо потемнело. Мамед до шеи укутал Зину своей шинелью и стоял возле на коленях в

расстегнутом ватнике.

-- Ребята, -- сказал Игнатьев, -- я нашел его. Он -- один. Один! Порядок. Кладите ее на шинель. Вас укроет гряда! Вы только быстро! Пять шагов -- и точка! Там траншеи у соседей...

-- А немец? -- прошептал Мамед, не поднимая от Зины глаз. -- Нам успеть надо. А ей жить надо...

-- Я нашел его, ребята, -- сказал Игнатьев. -- Он не успеет. Она будет жить, ребята.

-- Мыкола Якыч, мы пийшлы, -- донеслось до Игнатьева.

-- Давайте.

Игнатьев слышал, как, кряхтя и чертыхаясь, выполз из блиндажа Морозюк. Потом они, слышал Игнатьев, вытащили на шинели Зину. Видно, Мамед, выбиравшийся последним, замешкался, потому что Игнатьев услышал голос Морозюка: "Скорийше!"

Больше Игнатьев уже ничего слышать не мог. На гребне гряды появилась черточка перископа. "Ну..." -- вздохнул Игнатьев. И в этом вздохе он был весь.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать