Жанр: Детектив » Ольга Володарская » Убийство в стиле ретро (страница 40)


Тут горе-дешифровщицу осенило вторично — непонятные цифры в конце бабушкиного письма могли быть ключом к разгадке.

Уже порядком истрепанное бабусино послание в тот же миг было извлечено из-под корешка, затем развернуто, разглажено и изучено. Особого внимания были удостоены циферки, выписанные с особой тщательностью, и написанные через разные знаки препинания: одни через тире, другие через точку с запятой. Шесть групп чисел, по три в каждой. В этом была какая-то система!

219-6-3;55-10-6; 200-3-5; 301-12-2; 12-7-3; 600-29-2.

Похоже, на телефоны, только не Московские. Группы из шести цифр могли сойти за индексы, из пяти за какой-нибудь сейфовый код. А из четырех? 12-7-3. Что это может быть? Надо подумать…

Озарение пришло и на этот раз! Просто удивительно! То ни разу, а сегодня аж трижды… 12 — это номер страницы, именно на ней было обнаружено первое загадочное словцо, втиснутое в красно-чернильную оправу. На 7-ой строке, 3-им с начала стоял предлог «под». 12-7-3. Значит, остальные группы чисел означают тоже самое: номер страницы, строчки, слова. И 219-6-3 это именно собака, и ничто другое…

Ладно, хватит ломать над этим голову! Надо действовать, а с собаками — хоть живыми, хоть мертвыми — разобраться на месте!

Аня вскочила с кровати, стала лихорадочно переодеваться. Так, сейчас три часа дня, если она немедленно позвонит Сергею, то через час, другой он подъедет, заберет ее, и они вместе отправятся в дачный кооператив «Усадьба». К счастью, Аня знала, где он находится — бабуся ей как-то говорила, что до ее участка надо ехать сорок минут на электричке во Владимирском направлении, а выходить на станции Клюевка. Сорок минут, это, конечно, немало, но они же не железной дорогой будут добираться, а личным автотранспортом, так что должны успеть попасть в «Усадьбу» до темноты. О том, что на сегодняшний вечер у нее запланирована встреча с представителями следственной группы, Аня как-то позабыла.

Одевшись, расчесавшись пятерней (вот оно: преимущество короткой стрижки), она кинулась к сумке, достала сотовый, хотела было набрать номер Сергея, но оказалось, что телефон не работает: наверное, она его нечаянно отключила — постоянно забывала ставить клавиатуру на блокировку. Аня нажала на кнопку с красной трубкой, экран зажегся, но только для того, чтобы выдать: «Аккумулятор разряжен!»… Черт возьми! Они совсем забыла, что его надо заряжать! Значит, придется звонить по городскому телефону — подзарядник она с собой не взяла.

В ее спальне аппарата не было, и Аня выбежала в коридор, утыканный дюжиной дверей. Все они были заперты (Аня проверила), и ключей в скважинах не наблюдалось. Значит, надо спускаться в холл — там точно должен быть телефон.

В просторном, уставленном дубовой мебелью холле телефон действительно имелся — стоял на низком столике рядом с заморенным, потерявшим свое изящество, бансаем. Аня подняла трубку, нацелила палец на диск, но тут взгляд ее упал на противоположную стену, на ней, между двумя картинами с батальными сценами, висел ковер, увешанный холодным оружием. Чего там только не было: и кривые сабли, и тонкие прямые стилеты, и маленькие, похожие на клыки крупной собаки, ножички, и большие грубые тесаки. Рукоятки одних украшал примитивный узор, других витиеватая вязь, третьих драгоценные камни. Коллекция, что и говорить, восхитительная, но Аня не по этому пожирала ее глазами, ей вдруг подумалось, что тот кинжал, которым была убита бабуся, вполне мог когда-то висеть на этой стене…

От этой мысли стало нехорошо. Вдруг Сергей убийца? Как там говорил Стас… «Темная лошадка… Имел зуб на сестру…». К сказанному можно добавить лишь одно — владеет коллекций холодного оружия. Конечно, это не доказательство вины, но повод для недоверия…

Аня положила трубку на рычаг. Отошла от аппарата. Звонить Сергею она не будет, оставаться в его особняке тоже, конечно, он не такой дурак, чтоб убивать ее в собственном доме, но мало ли, какой мерзкий план вынашивает «темная лошадка» в своей седовласой голове… Теперь надо подумать над тем, как покинуть эту евростандартную клетку не замеченной. Насколько она могла судить, особняк обнесен бетонным забором, в котором есть ворота, но на них дежурит охранник, через них путь заказан — вдруг господин Отрадов предупредил секьюрити о том, чтоб тот не выпускал из дома гостью-пленницу… И как же тогда выбраться?

Тут Аня увидела на каминной полке старинный бинокль, он стоял в компании с пепельницей в форме черепа и двумя бронзовыми подсвечниками. Девушка схватила его за кожаный ремешок и побежала по лестнице наверх — из ее спальни окрестности просматривались лучше всего. Добравшись до нее, Аня подскочила к окну, приставила бинокль к глазам, посмотрела.

Та-ак. Забор. Ворота. В будочке сидит охранник, смотрит телевизор. Не то… Аня открыла фрамугу (пластиковая рама поддалась легко, не то что, рассохшаяся деревянная в бабусиной квартире) высунулась по пояс, глянула в другом направлении. Лес, замерзшее озерко, к нему ведет протоптанная в снегу дорожка, тот же забор, в заборе калитка… Аня подкрутила колесики бинокля, наводя резкость. Вот оно — спасение! Конечно, калитка заперта, но это ничего, потому что через нее можно перелезть, высотой она всего ничего — метра полтора, а в заборе выступ. Руками зацепиться за верхний край, ногу на выступ, подтянуться, перекинуть тело, спрыгнуть… А дальше куда? Аня повертела головой в разных

направлениях. Озеро можно обогнуть вдоль забора — там снег не такой глубокий, потом выйти на дорогу, ту самую с грязно-серыми пирамидками на обочине, а уж на шоссейке сориентироваться, в какую сторону двигать… Эй, постойте-ка! Что там вдали высовывается из-за макушек елей? Уж не столбы ли с высоковольтными проводами? Точно. Значит, совсем рядом железная дорога! Наверное, и станция есть… Это же просто… опупительно! Добраться до путей можно за каких-то полчаса, расстояние до них, скорее всего, километра два, три, не больше. Значит, в дорогу.

Аня сунула руки в рукава дубленки, взяла сумку, обулась, вышла из комнаты. Спустившись с лестницы, направилась не в холл, а в кухню, она была уверенна, что через нее можно выйти на задний двор. Еще не мешало бы взять свечку и спички, вдруг до темноты она не управиться.

В кухонной кладовке она нашла не только спички, но и карманный фонарик, который был в сто раз лучше свечки. Проверив его (пощелкала кнопкой) и убедившись в том, что он в рабочем состоянии, Аня положила фонарь в сумку. Еще прихватила маленькую лопатку — больших, к сожалению, в этой кладовке не держали — и пластиковое ведро, чтобы на него взобраться, если не получиться дотянуться до верхнего края калитки. Больше ничего полезного Аня не нашла, по этому покинула кладовку, кухню, дом, вышла на задний двор, осмотрелась. Справа одноэтажный домик, наверное, для прислуги, которой не было, слева кирпичная хозяйственная постройка, прямо аллейка, засаженная карликовыми (или просто молодыми) лиственницами, в конце ее та самая калитка, ведущая к озеру.

Повесив потяжелевшую сумку на шею, а ведро на сгиб локтя, Аня потрусила по аллейке.

Калитка оказалась выше, чем казалась издали — почти два метра. Так что ведро пригодилось. Аня встала на него, вытянула руки, ухватилась, повисла, попыталась закинуть ногу на выступ, но промахнулась, больно стукнулась коленом о забор, пискнула, спрыгнула. Переставила ведро, перевесила сумку, опять полезла. На этот раз на выступ нога попала, да только соскользнула, долбанула по ведру, оно упало, а Аня опять повисла, беспомощно суча ногами в воздухе.

Аня разозлилась на себя. Вот что она за размазня такая! Даже для спасения собственной жизни не может постараться! Злость придала сил, Аня опять вцепилась в край калитки, уперла ногу в забор, подтянулась, даже смогла подняться немного — один локоть вырвался за пределы территории — но и только…

Вдруг позади себя Аня услышала странный звук, похожий на скрип снега под подошвами чьих-то сапог. Она стеклась обратно на свой пластиковый помост, обернулась и чуть не умерла от страха… По аллейке бежал охранник. Огромный, красномордый, в камуфлированной куртке, огромных, подшитых кожей, валенках, с кобурой на поясе и дубинкой в руке — просто Терминатор а ля рус…

Значит, он пялился не в телевизор, а в монитор! И территория просматривается!

Первой мыслью было сдаться, второй, покончить жизнь самоубийством, сделав харакири ворованной лопаткой, третьей, бежать. Повинуясь третьему импульсу, Анино тело сгруппировалось и, к удивлению мозга, буквально взлетело наверх.

Не прошло и минуты, как Аня неслась вдоль забора к дороге.

Добежала. Обернулась, чтобы проверить, не гонятся ли за ней. Вроде, чисто! Оторвалась, — с гордостью подумала Аня и дунула по шоссе в сторону железной дороги.

Хоть тут повезло! Она оказалась всего в пятнадцати минутах бега, самое же удивительное, что это была не просто ветка железнодорожного полотна, это была станция «…1 км». Какой именно километр, разобрать было невозможно, потому что покосившаяся вывеска на столбе была почти сплошь исписана матерными словами. На этом везение не закончилось — стоило Ане взбежать на пустынную платформу, как совсем близко просвистел тепловозный гудок: низкий, протяжный. Значит, идет электричка, потому что товарные и пассажирские издают более резкие звуки.

Электричка (а это была именно она) остановилась, двери раскрылись, Аня вскочила в тамбур, глянула через стекло в вагон: народу было много, но свободные места имелись. По этому она прошла внутрь, примостилась на первую попавшуюся лавочку и обратилась к соседке, пожилой женщине в фуфайке:

— До Москвы далеко?

— Не очень, — почему-то рассмеялась соседка.

— А сколько остановок?

— Пять, шесть, только в обратную сторону…

Аня застонала — все ее сегодняшнее везение псу (или зарытой под будкой собаке) под хвост. Судьба-злодейка перекрыла кран фарта, решив что и так выдала его больше, чем за предыдущие двадцать три года… Значит, не видать ей Ане Клюевки, не видать!

— Эх, не видать мне Клюевки! — вслух повторила она.

— Так тебе в Москву или в Клюевку? — среагировала на ее реплику соседка.

— А что?

— Если в Клюевку, то тебе через четыре остановки выходить…

Ах, зря Аня на судьбу наговаривала, не кончилось ее везение на полпути! Согреваемая это мыслью, девушка выскочила в тамбур — ей всегда казалось, что, когда сидишь, время тянется медленнее.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать