Жанр: Детектив » Ольга Володарская » Убийство в стиле ретро (страница 44)


— Так что мне в ларце что ли их везти? И так я с ними намучился: всю ночь не спал — боялся, что их из моего сейфа сопрут…

— Кофе не желаете?

— Не… Я воду дуть не люблю, больше пиво… — Майор уселся в кожаное кресло, крутанулся. — Клево… А в моем кабинете трехногий стул с жесткой спинкой, ладно хоть редко на нем сижу, все больше бегаю…

— Как Аня? — спросил Петр после небольшой, но очень напряженной паузы.

— Так себе… — Стас поморщился. — Чувствует себя нормально, а выглядит хреново…

— Сильно он ее побил?

— Нет… Больше грозился… Но она всю ночь не спала: читала и рыдала… Вот и выглядит, как зомби… — Он недовольно нахмурился. — Жена моя ей в зале постелила, как путной, а она даже не прилегла, все в старухиных бумагах рылась…

— Что за бумаги?

— Дневники, письма, детские рисунки, кое-какие документы — завещание как раз в одной из тетрадок было обнаружено, там же был и перечень предметов коллекции, их ровно тринадцать. Элеонора Георгиевна оставила для потомков все самое дорогое: драгоценности и воспоминания. В собачьей голове были фамильные сокровища, в пузе семейный архив. И все это она завещала Ане… Странно…

— Кстати, где она? Я думал, вы вместе приедете?

— Она в приемной сидит, ждет, когда ее позовут…

Петр выскочил из-за стола, бросился к двери, распахнул ее. Аня и вправду сидела и ждала, и выглядела, как было сказано, хреново. И виной тому ни сизая шишка на лбу и ни багровых синяк на шее, а донельзя изможденный вид: усталые глаза, сухой рот, ввалившиеся щеки. Она была такая измученная и несчастная, будто за эту ночь прожила несколько очень трудных жизней…

— Входите, Анечка, — очень тихо, чтобы не испугать задумавшуюся девушку, сказал Петр.

Аня все же вздрогнула, но, подняв глаза и увидев перед собой Петра, радостно улыбнулась. Улыбка преобразила ее, как преображала всегда, и теперь она не казалась отталкивающе-некрасивой, просто уставшей.

— Уже пора? — просила она, вставая с кресла и убирая тетради (они лежали у нее на коленях) в кожаную сумку.

— Без четверти, так что скоро все появятся… А мы пока разложим украшения.

Они втроем вернулись в кабинет. Аня села в уголке, Петр устроился на своем привычном месте, Стас встал рядом, достал из-под руки пакет, схватил его за дно и легонько тряхнул. На черную лакированную поверхность стола высыпались сплетенные в змеиный клубок украшения и тут же заиграли, подставляя под лампу дневного света отшлифованные бока своих камней. Петр не разбирался в драгоценностях, и всегда считал, что бриллиант от, скажем, феонита, отличается лишь ценой, но, глядя на эти камни, он понял, как глубоко заблуждался… Бриллианты в отличие от своих дешевых двойников живые! В них живут огонь и солнце! А не лед, как думают некоторые… Они не холодные и не надменные, а веселые, озорные и немого лукавые… А еще безумно, завораживающе красивые…

Некоторые, правда, не разделяли его точку зрения.

— И что в них такого? — брезгливо спросила Аня, не купившись на бриллиантовое подмигивание. — Почему люди теряют из-за них голову? По мне деревянные бусы в сто раз красивее…

— Дело не в красоте, — усмехнулся Стас. — А в цене… Ты теперь, Анька, богатая невеста… Коллекция на пару лимонов баксов тянет… Конечно, наследнички сейчас часть оттяпают, и государство свое не упустит, но тебе оставшегося до конца дней хватит…

Аня вскинула на него совершенно ошалевшие глаза — наверняка, она даже не предполагала, что горсть старинных украшений может стоить таких сумасшедших денег. Стас ободряюще ей подмигнул и отделил от общей кучи самое скромное из трех имеющихся колье: три каплевидных бриллианта на витой золотой цепочке.

— Вот оно! Сокровище клана Шаховских, — торжественно изрек он. — Фамильная реликвия…

— Сколько в камнях карат? — заинтересованно спросил Петр.

— Много! Конкретнее сказать не могу… Но одно знаю точно — именно колье самое ценное, что есть в коллекции… Во-первых, редкая оправа. Во-вторых, камни удивительной чистоты… Таких в мире не так уж много…

Только он закончил фразу, как дверь кабинета отварилась, и в комнату впорхнула секретарша Катюша.

— Петр Алексеевич, — почему-то шепотом заговорила она. — Все собрались…

— А чего шепчем?

— Там такие подозрительные личности… — Она приложила ладошку ко рту и практически беззвучно прошелестела. — Может, охрану вызвать…

— С нами родная милиция, — Петр кивнул головой на Стаса, — и она нас бережет…

— Вульф что ли со своими мальчиками притащился? — скривился Головин.

Ответа на вопрос не последовало, да и не было в нем нужды, потому что в тот момент Вульф материализовался на пороге кабинета вместе со своими телохранителями.

— Уже три, — привычно рявкнул он. — Не пора ли нам начать?!

— Проходите, Эдуард Петрович, — радушно пригласил Петр и указал Новицкому на самое просторное кресло. — Присаживайтесь.

Вульф сел, его мальчики встали по обе стороны от двери и застыли в позе футболистов, ожидающих пенальти.

— Эти атланты так и будут тут стоять? — нахмурился Петр.

— Да, и я на этом настаиваю, — прищурившись, отчеканил Вульф.

Спорить с ним было некогда, потому что в кабинет вошел Отрадов, а за ним Ева. Сергей сразу подошел к Ане, приобнял ее, чмокнул в лоб и сел поблизости. Ева же ни на кого не прореагировала, даже на адвоката Моисеева, просто опустилась на кушетку, закинула ногу на ногу (на сей раз без нарочитой грациозности) и исподлобья глянула на

рассыпанные по столу драгоценности.

Когда вся эта братия расселась, в кабинет вошли супруги Бергман: седовласая стильная Елена и по-джентльменски импозантный Алекс. Они удивительно гармонично смотрелись и, судя по всему, прекрасно ладили: Петр видел как-то передачу, посвященную этой чете, и был в восторге от их уважительно-трепетного отношения друг к другу.

Вслед за Бергманами в помещение просочилась Катя, в одной руке она держала ноутбук, в другой цифровую видеокамеру: протоколировать и снимать должна была именно она.

Когда Катя распложалась за столом, Петр начал.

Анна

Аня не очень внимательно слушала речь Моисеева, все, о чем он сейчас говорил (о драгоценностях, о завещании, о правах наследования), ее мало волновало. Как и дележка украшений. С большим удовольствием она сейчас уединилась бы в каком-нибудь укромной уголке, чтобы дочитать бабусин дневник. Судьба Элеоноры ей была интереснее ее драгоценностей…

Однако других (в частности Еву) больше заботили как раз разложенные на столе украшения — она просто не сводила с них глаз. Остальные на них не смотрели, но и Петра слушали в пол уха. Особенно отстраненным выглядел Эдуард Петрович, он явно о чем-то напряженно размышлял, и даже бормотал что-то себе под нос.

Наконец, речь адвоката подошла к концу. Все сразу подобрались, даже Эдуард Петрович закончил диалог с самим собой, и внимательно посмотрел на Моисеева.

— Итак, господа, приступим, — бодро молвил Петр, выложив все тринадцать предметов в ряд. — Первым в списке наследников идет сын. Прошу, Эдуард Петрович…

Новицкий тяжело поднялся, шагнул к столу и, не глядя, взял один из перстней. Не прокомментировав свой выбор, вернулся к своему креслу.

Следующей наследницей была Елена Бергман. Она выбирала предмет более тщательно, но взяла себе самую скромную вещицу: маленькую брошь в форме звезды, украшенную жемчугом. Сказала, что часто видела ее на матери, и всегда мечтала ее иметь.

Затем к столу подошел Сергей, оказывается, бабуся включила в список наследников и его. Он тоже не позарился ни на роскошное колье из огромных изумрудов, ни на витой браслет, буквально усыпанный желтыми бриллиантами — взял небольшой крестик на тонкой цепочке.

— Теперь вы, Ева, — излишне сухо проговорил Петр и почему-то не стал смотреть на приближающуюся красотку — отвел взгляд в сторону.

Ева молниеносно сгребла со стола фамильное колье и сунула его в карман своей роскошной шубы.

Петр улыбнулся одними губами и сказал:

— Во-первых, Ефросинья Эдуардовна, вы не можете вот так забрать унаследованную вещь, вы получите ее позже, когда будут оформлены все бумаги. Поэтому положите, пожалуйста, колье на стол.

— А во-вторых? — грубо спросила Ева, но украшение все же достала.

— Выберете что-нибудь другое… Это колье из фамильного гарнитура, оно для вас неприкосновенно… Я только пять минут назад вас об этом предупредил…

— Какого хрена?

— Простите? — Он приподнял свою темно-серую бровь.

— Какого хрена тогда выложил? Чтоб поиздеваться?

— Ну что вы…

— Гарнитур должен быть моим! — гневно выкрикнула Ева, и от злости заплакала — Я настоящая наследница Шаховских! А не эта… тварь!

— Элеонора Георгиевна оставила его Анне, и с эти ничего не поделаешь…

— Да пошел ты в жопу! Вместе со своей Анной! — Она обернулась к Ане, пронзила ее ненавидящим взглядом. — Колье мое по праву! Оно несколько веков принадлежало моей семье… Моей, а не твоей блядско-пролетарскому выводку!

Петр выдал какое-то возмущенное междометие, Эдуард Петрович привстал, Сергей стукнул кулаком по столу — все хотели ее защитить. Спасибо, конечно, только теперь она сама могла за себя постоять.

— Я имею на гарнитур такое же право, — твердо сказала Аня, с вызовом посмотрев Еве в лицо. — Я такая же Шаховская как и ты.

— Ты чмошница, мудачка и голодранка! — яростно прошептала Ева.

— Я внучка Георгия Шаховского, а ты всего лишь правнучка… — Она набрала полные легкие воздуха и смело гаркнула. — Так что катись к черту со своими претензиями!

— Ты че лепишь?

— Мой отец Сергей Отрадов, сын Георгия Шаховского. И я могу это доказать, сдав анализ на ДНК.

Все, за исключением секретарши и двух мебелеподобных охранников, воззрились на Аню с таким недоумением, будто она только что призналась в том, что ее зачали от мумии Тутанхамона.

— В бабусином дневнике описана история моего рождения, — пояснила Аня, исподлобья глянув на Сергея, эта реплика предназначалась именно ему. — О нашем родстве знала только Элеонора Георгиевна, и скрывала этот факт все эти годы… — Она подалась всем телом вперед — навстречу Отрадову. — Она собиралась открыть вам эту тайну, но не успела… Ее убили…

— Кстати, — перебил ее Эдуард Петрович. — Не поговорить ли нам об убийстве? Раз уж все мы тут собрались…

— Зачем, Эдик? — подала голос Елена. — Мы все знаем, кого в нем обвиняют, и тема эта для всех нас не очень приятна…

— Значит, все безоговорочно поверили в то, что мой сынуля повинен в смерти двух старух?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать