Жанр: Детектив » Ольга Володарская » Убийство в стиле ретро (страница 46)


— Я так понимаю…

— Зачем это Шацу?

— Он меня до печенок ненавидит, — плотоядно улыбнувшись, сообщил Вульф. — Козлина старый! Провернули мы с ним пару делишек, о которых он сейчас забыть хочет, а не даю. Вот и бесится…

— Я так и не понял, Шац с Бергманов были заодно?

— План они разработали вместе, но исполнителем был Бергман… — Эдуард Петрович, прищурившись, глянул на Алекса. — Не так ли, Александр Геннадьевич?

Бергман, наконец, отмер — дернулся, как в конвульсии.

— Так и будем молчать? — зло спросил Вульф.

Алекс посмотрел на Новицкого совершенно безумными глазами и чуть слышно спросил:

— Что вы от меня хотите?

— Признания.

— Ваше обещание остается в силе?

— Содействия не обещаю, но невмешательства гарантирую.

— Другими словами, вы клянетесь, что в тюрьме меня не убьют?

— Если убьют, то не по моей просьбе…

Бергман всхлипнул, уронил голову на грудь. Пока он сидел так, Эдуард Петрович подошел к видеокамере, включил ее, навел на окаменевшего Алекса.

— Хорошо, — сипло, как астматик, прошептал Бергман. — Я признаюсь… Элеонору Григорьевну убил я.

— А Голицыну?

— Ее тоже…

Елена Бергман, до сих пор сидевшая рядом с мужем, отшатнулась от него, как от чумного. А Алекс, жалко улыбнувшись, сказал:

— Я любил тебя, Лена… По своему любил… Если бы я не встретил Дусика, все бы у нас было хорошо…

Елена отвернулась, на ее лице читалась гадливость, а Алекс продолжил:

— Я убил Элеонору без сожаления, я знал, какой она была змеей… К тому же она не мучилась — я нанес ей точный удар в сердце… — Он провел трясущимися руками по лицу. — Голицыну мне было жальче, но я должен был вытрясти из нее сведения…

— Вытряс? — спросил Вульф, брезгливо глядя на Алекса.

— Нет… Пожалуй, она ничего не знала… Сказала только, что от коллекции, скорее всего, ничего не осталось, кроме нескольких безделушек, типа, яйца Фаберже и каких-то дурацких подстаканников, но я ей не поверил… Я знал, что драгоценности существуют! Еще я был уверен, что они спрятаны где-то рядом… Может, даже в квартире… — Его глаз задергался, рот съехал на бок. И этот нервный тик удивительно быстро состарил лицо Алекса: теперь это был не моложавый франт, а потасканный старикан с крашеными волосами и тщательно увлажненный морщинистой кожей. — Я не догадался обыскать ее… Так что, господин Вульф хоть в чем-то ошибся…

— Это вы пытались отравить Аню? — задал вопрос Петр.

— Мне ничего не оставалось… Я знал, что в случаю ее смерти, имущество Элеоноры унаследовали бы ее дети: сын и дочь…

— Вы рисковали, — заметил Петр. — За вами могли следить, как за мужем подозреваемой.

— Я понимал это, но не мог ждать!

— Почему?

— Потому что на Ленином горизонте опять замаячил Отрадов … — Алекс с такой ненавистью глянул на Сергея, что тот даже опешил. — Прискакал в Москву и начал обхаживать свою давнюю любовницу… А Лена повелась, я сразу это понял… А еще я понял, что если их отношения будут развиваться, то развод мне обеспечен… И в этом случае мне достанется только дом, мебель и старая собака Дуля. А фамильные драгоценности, ради которых я пошел на убийство, попадут в загребущие руки Отрадова. — Он шумно втянул носом воздух, порциями выдохнул, вслед за последним выдохом из его рта вылетели слова. — Косвенно в смерти Элеоноры виноват именно он…

— Что вы имеете в виду? — встрепенулся Головин.

— Я давно задумал убить Элеонору. Сразу, как решил для себя, что люблю Дусика и хочу быть с ним до самой смерти… Потому что Денис не из тех, кто согласен на рай в шалаше… Я, кстати, тоже… — он привычным жестом покрутил на пальце толстый платиновый перстень. — Я узнал адрес Элеоноры…

— От кого? — уточнил Стас.

— У меня много друзей, через которых можно разузнать не только адрес, но и номер мобильного телефона… — Он выразительно посмотрел на Вульфа.

— Значит, это ты мне сообщил, что старуха умерла? — нахмурился Эдуард Петрович. — И номерок как-то раздобыл? И как же?

— Хороший друг подсказал. Мы, как вы выразились, пидоры, привыкли помогать друг другу…

— Просто масонский орден, — буркнул Петр.

— Педосский, — поправил его Новицкий. — И это самое противное…

— Так что там с Отрадовым? — спросил Головин, не желая отвлекаться на всякие глупости, типа заговоров всякой шушеры.

— В тот день, когда я убил Элеонору, я ездил в аэропорт провожать приятеля. В смысле сначала в аэропорт, в потом к старухе… Но до этого… — Он начал сбиваться, волнуясь все больше и больше. — До этого я несколько раз пытался до нее добраться, чтобы убить… Сначала я планировал толкнуть ее под машину, потом отравить или вколоть ей в вену какую-нибудь гадость, но для этого мне необходимо было, как минимум, подойти к ней на расстояние метра, а она была недоступна — эта старая хищница почувствовала опасность и забилась в свою нору… Она совсем не выходила из дома, и незнакомым людям дверь не открывала. А вскрыть эту дверь было невозможно! Там стояли такие замки, что опытнейший домушник бы не справился…

— А Отрадов тут причем? — потерял всякое терпение Стас.

— Я увидел его в аэропорту. Он прилетел из Калининграда…

— Рейс Калининград — Москва, прибытие в 11-40, — бесцветным голосом проговорил Сергей.

— Я как увидел его, меня будто током ударило! — возбужденно воскликнул Алекс. — Я сразу понял, что он прилетел, чтобы отнять у меня Лену!

— Скажите уж сокровища, — процедил Головин. — До жены

вам не было дела…

Бергман вспыхнул, но не стал отрицать очевидного, а майор жестом предложил ему продолжить. Алекс кивнул и заговорил вновь:

— Я проследил за Отрадовым. Довел его до стоянки такси. И сумел подслушать его разговор с Элеонорой. Из него я понял, что Отрадов собирается нанести старухе визит ближе к вечеру, а сначала заехать в свой особняк, чтобы принять душ и побриться… — Глаза Алекса хищно сверкнули. — Я понял, что это мой шанс — фамилия Отрадова может послужить волшебным «сим-симом», открывающим дверь в Элеонорину квартиру. Я не ошибся… Когда я сказал старухе, что прибыл к ней по поручению Сергея, с которым по дороге из аэропорта произошло несчастье, она сразу впустила меня… Видите бы вы, как она всполошилась! Бегала по прихожей, заламывала руки и беспрестанно спрашивала, не сильно ли он пострадал… Я и не предполагал, что человек без сердца может так переживать…

— У нее было сердце, — хрипло сказал Эдуард Петрович. — Именно в него ты вонзил мой нож.

Бергман замолчал, пугливо глянув на гневное лицо Вульфа.

— Денис знал, что его бабку убил именно ты? — спросил Новицкий после небольшой паузы.

— Ну что вы! — горячо воскликнул Алекс. — Дусик бы этого не позволил! Ни смотря ни на что он ее любил!

— А ты его? — хмуро спросил Вульф.

— Я его обожаю…

— Так что ж ты, падла, не признался в убийстве, когда Дусика арестовали? Что ж ты хвост поджал, когда он тебе из ментуры звонил? Ему только один звонок позволили седлать, и он не адвокату стал трезвонить, а тебе! Он думал, ты ему поможешь… — Вульф аж покраснел от возмущения. — И ты мог ему помочь, но не захотел! Ты даже обрадовался такому повороту событий!

— Нет! Я всю ночь проплакал, когда узнал…

— Не плакать надо было, а идти в ментовку с повинной… Ты знал, что это не Дусик убил старух, знал, но смолчал!

Алекс тупо уставился в стену — ему было невыносимо стыдно смотреть Вульфу в глаза, сам же Вульф, лицо которого стало принимать свой естественный цвет, обратился к Головину:

— Ну что, Станислав Палыч, как я и обещал, убийца найден… И им оказался не я, как вы вначале думали, даже не сынулька мой чеканутый… Кстати, что будет с Дусиком?

— Его будут судить за нападение на человека.

— Это ладно, судите. За свои поступки надо отвечать.

— Посидеть придется… Если вы, конечно, не наймете ему хорошего адвоката, типа Петра Алексеевича, который убедит судью в том, что условного заключения будет достаточно…

— Пусть выпутывается сам, — сухо ответил Вульф. — К тому же Дусик в тюряге не пропадет, вот увидите, из-за него еще на дуэли драться будут…

Головин встал со стула, прошел к двери, выглянул в коридор, поманил кого-то пальцем. Тут же в кабинет ввалились два милиционера и прямиком направились к дивану, где сидел Бергман. Алекс поднялся, выставил руки вперед. На его запястьях тут же сомкнулись наручники, вынутые Стасом из засаленного кармана дубленки.

Алекса вывели.

Спустя минуту, в помещении не осталось никого, кроме Петра.

Елена

Лена сидела в своей машине, вцепившись ледяными пальцами в руль. С того момента, когда она нырнула в салон, прошло уже пятнадцать минут, но она все не решалась завести мотор автомобиля. Она понимала, что ни за что не справится с управлением, и влетит в первый фонарный столб.

Нужно вызвать шофера Мишу, — вяло подумала Лена, — он приедет и увезет ее домой. Но для этого надо залезть в карман за телефоном, набрать нужный номер, а Лена не могла заставить себя пошевелиться. С ней бывало такое и раньше. Например, когда она узнала, что Сергея посадили, она окаменела на целых два часа… Новость эта застала ее за обедом, и она, опрокинув тарелку с супом себе на колени, замерла. Сидела, как пень, все это время, хлопала глазами, думала о чем-то абстрактном (о всяких глупостях, типа, даст ли ее любимый розан новый побег), и не замечала, как горячий борщ жжет ей ногу, как по платью растекается жирное пятно… Потом след от ожога целый месяц лечила облепиховым малом, а платье оттирала водкой. Вспомнить же, о чем думала, кроме розана, так и не сумела…

И вот теперь, спустя почти двадцать пять лет, она сидит в непрогретой машине, вцепившись в руль, не двигаясь, не думая ни о чем серьезном, и ждет, когда наваждение пройдет…

Неожиданно дверь машины распахнулась, и в салон всунулась седовласая голова Сержа.

— Сидим? — спросил Отрадов, внимательно глянув в застывшее Ленино лицо. — А чего сидим, не едем?

Лена не ответила: размыкать губы ей не хотелось — наваждение не прошло.

— Ну-ка подвинься, — скомандовал Серж, легонько подпихивая Лену в плечо.

Лена оторвала руки от руля, перетеклась на соседнее сидение.

Серж устроился на водительском месте, открыл заднюю дверцу. В салон тут же шмыгнула давешняя девушка Аня (не весть откуда взявшаяся внучка Георгия Шаховского), испуганно глянула на Лену, открыла рот, чтобы что-то сказать, но Сергей предупредительно мотнул головой, и девушка промолчала.

Сергей тем временем завел мотор, машина плавно тронулась.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать