Жанр: Научная Фантастика » Дмитрий Нечай » Охотник (страница 6)


возможны. Ваш визит совпал с концом моей работы. Вскоре я намеревался изменить

газовую смесь местной атмосферы, затем стерилизовать весь город, а потом тихо сдаться тем, на кого работал до этого. Они, правда, проявили нетерпение, это и понятно: я ведь ничего не сообщал о своих поисках и открытиях.Од, внимательно выслушав и догадавшись о каких работодателях, идет речь

назвал несколько имен. Профессор узнал их и подтвердил своими ответами уверенность Ода в необходимости абсолютной секретности всего, что тут происходит.

К счастью профессор, сказав слишком много ничего, не разъяснил точно и Одне теряя времени, быстро отослал всех солдатнаверх,указав места их постов.

Оставшись наедине с профессором, помощники также удалились, он решил нарушить обычное правило не интересоваться ничем кроме своих заданий и выполнения приказов.

- Профессор вы упустили кое-какие детали. Например, не уточнили, что же это за форма жизни, откуда она и что может означать ее открытие.

Профессор повернулся к Оду.

- Я понимаю вас офицер. Вы кое-что уловили из моего рассказа и мне даже выгодно немного пооткровенничать. Кто знает, что решат эти умники из центральной лаборатории и их руководство. Может завтра меня уже не окажется в живых. Результаты мои им все равно не достать, а вот правду они вполне могут скрыть. Буду, лаконичен, это величайшее открытие офицер. Нет, я не страдаю манией величия. Оно велико даже не тем что мне удалось, а тем, что оно означает для человечества. Вдумайтесь хорошенько, запомните это навсегда, ибо это действительно важно.

Эту форму жизни я извлек с помощью своей газовой смеси не из чего-нибудь, а из космической пыли. В сутки на планету оседает четыреста тонн этой самой пыли и еще около двадцати тонн метеоритного вещества. Из года в год нам на голову сыпется нечто, о чем мы даже не догадываемся. С каждым годом состав этой пыли меняется. Быть может через пару десятков лет, а может быть уже завтра в этих частичках будет что-то такое, что не будет требовать реанимации, и мы просто исчезнем пораженные каким-нибудь космическим вирусом или порождением иной формы жизни. Именно это я наглядно хотел продемонстрировать, расплодив этих существ в городе. По сути, они безобидны и приручаются как домашние животные. Интеллект их не высок,но в характере есть множество положительных качеств, преданность, например. Я давал им их воздух и еду одновременно, они это понимали, отвечая дружбой и услужливостью. Это космические дворняжки, подобие наших псов. Даже если бы они появились сразу такими, какими стали после моей помощи, цивилизации вреда от них было бы не много. Но вот когда я задумываюсь над тем, что будет, загляни к нам хозяин этих собачонок, а он вполне может быть, мне становится страшно. Прежде всего, от той неизвестности, которая покрывает сейчас область этих исследований. Кто знает, что будет у этого хозяина на уме. Захочет ли он вообще считать нас кем-то и не будем ли мы ему менее интересны, чем его собачки. Я отошел от своих прямых обязанностей и специализации занимаясь этим только потому, что с каждым днем мне становилось все страшнее смотреть на ночное небо. Каждую секунду с него что-то сыпется, это что-то тревожит меня. Мне кажется, что я уже слышу чьи-то могучие межгалактические шаги и никаких хороших чувств они у меня не вызывают. Лишь тревога и страх. Эти болваны в руководстве не желали заниматься подобными проблемами, может быть теперь они

уразумеют, что к чему. Может им не захочется сидеть в своей норе до тех пор, пока к

ней подойдет некто и, пожурив своих нерасторопных и излишне добрых собак, с

займется дичью. Впечатления последних суток быстро улетучивались. Од сел в кресло перед столом и молча смотрел на то, как профессор запускает свой преобразователь. Он переводил его на производство воздуха. Как лицо решающее, что-либо Од был бессилен, но услышанное потрясло его. Внутри появилось бешеное желание действовать, но как он еще не знал. Он был уверен, что каждый на своем месте может что-то сделать для всего этого и его место не исключение. Сознание начало усиленный поиск выхода и Од знал он будет найден, непременно будет и любой ценой. Сколь велика бы она не была, она ничтожно мала по сравнению с ценой, которой придется расплатиться за бездействие.

Часть 2

Сигнальныеогни становились все ярче, посадочный аппаратприближался к платформе. Золли с тревогой всматривался в надвигающуюсяповерхность планеты. Группа экспертов, в составе которой он прибыл уже подготовилась к выходу, и он последовал за ними по коридору к центральному шлюзу. Никто из прибывших не желал терять ни минуты, обстановка заставляла находиться в постоянном напряжении. Легкий толчок и еще через несколько мгновений, наполненных звуками приводимых в действие механизмов, двери выхода резко отъехали в сторону. Впереди был коридор, оканчивающийся еще одними дверями. Пройдя в него люди, услышали, как задние двери закрылись. Перед тем как очутится в зале для прибывших Золливместе со всемипрошел через четыре таких препятствия, в казалось бесконечном коридоре. Наконец все они вышли в просторное помещение, где их ожидали трое офицеров службы безопасности планеты. Поприветствовав друг друга все проследовали к стоянке, откуда было намечено вылететь прямо к месту событий. Начальник группы дотошно выяснял все подробности у старшего офицера. Не желая пропустить ни слова Золли старался, держатся рядом.

- Вы говорите, что в первый же день было поражено до тысячи человек переспросил начальник. Офицер явно находящийся в состоянии стресса подтвердил.

- Да, может даже больше, их никто точно не считал. Когда это произошло, трупы валялись в этом секторе один на одном целыми кучами. Мы сразу опечатали сектор и провели полную стерилизацию. Было много претензий от родственников, так как все кто там умер, не подлежали гражданскому захоронению, но в целом, нам казалось, что все выполнено качественно. Однако когда через неделю вэтом секторе вновь погибло пятнадцать человек, мы закрыли его совсем и провели тщательное исследование всех конструкций.

Начальник уже усаживался в челнок, предоставленный для группы.- Ну и каков ваш вердикт.

Офицер сел рядом.

-Выводы вы знаете, но кроме недостаточной герметичности примыкающих к стенам сектора пород планеты вирус проник и через шлюзы. Поэтому сейчас в срочном порядке все колонии оборудуются последними моделями военных стерилизаторов. Их отличие в многоступенчатости и использовании нескольких агрессивных сред попеременно. Подобный принцип полностью исключает возможность проникновения внутрь.

Начальник, внимательно слушая офицера, наклонился влево, где в окне челнока появилась поверхность планеты. Аппарат только что прошел шлюз и вылетел за пределы платформы.

- И вы совершенно уверенны в том, что подобный инцидент не может повториться, где-либо на планете.

Офицер явно неуверенно ответил.

-Да, но теоретически такую возможность исключать нельзя. Вирус совершенно не изучен, нам было не до научных изысканий. Если предположить, что вирусимеется,где-то еще на планете, то до полного завершения всех работ по герметизации быть в чем -тоуверенными невозможно.

Сейчас до конца мероприятий осталось не больше недели, в эту неделю я советовал бы вам везде ходить в легких скафандрах. Снимать их можно лишь в ваших апартаментах, там все уже проверено. Не исключено что вирус каким-то путем мог проникнуть в другие сектора. Поэтому карантин везде, лучше перестраховаться чем, такое как было.

Золи посмотрел вниз, под аппаратом проплывала поверхность. Мрачные каньоны и остроконечные скалы бесконечной чередой сменяли друг друга. На этой стороне планеты была ночь, и свет мириадов звезд озарял поверхность. Золи помнил все он изучил материалы их задания до мельчайших подробностей, но все равно чувствовал, что начальник что-то скрывает. Ему казалось, что на закрытом заседании службы тот узнал нечто, что являлось большим, чем та информация, которой владели остальные члены группы. Глядя на него во время беседы с офицером Золи окончательно утвердился в этом мнении. Казалось, что более секретного уже не может быть ничего, однако необъяснимое чувство шептало, - а вдруг -. Оно было замешано на леденящем ужасе, ибо само предположение о чем-то более секретном и, следовательно, опасном, может даже безысходноммутило рассудок. Вирус, уничтоживший более тысячи колонистов на Марсе был похож на вирус, описанный более ста лет назад и впервые обнаруженный тогда же на Земле. Золи знал о нем даже больше чем ему полагалось. Он тайно рылся в архивах требующих специального допуска. Некий биолог, фамилии он уже не помнил, обнаружил и с помощью разработанной им технологии оживил организмы, извлеченные из вещества космической пыли выпадающей на Землю. Особый интерес составляло то, что вирус не был основным объектом внимания. Он оказался спутником особой формы жизни, которую ученому тоже удалось восстановить. Тогда местность изолировали и безуспешно пытались исследовать. Главным достижением считалось выявление химического состава атмосферы, которой эти существа не только дышали, но и частично питались. Однако после успешной попытки захвата ученого скрывавшегося в эпицентре изолированной территории, взгляды на происходящее резко изменились. Основой нового взгляда послужила информация, сообщенная самим ученым, его выводы и результаты опытов. Достать их было не легко, так как ученый в обмен выдвигал ряд условий, к тому же офицер командовавший группой захвата активно помогая ученому, занялся явно террористической деятельностью. В результате лишь спустя пять лет после окончания основных событий удалось получить исчерпывающие данные о новой форме жизни и сопровождающем ее вирусе. Дело пошло бы быстрее и легче, если бы ученый и организация не имели одного принципиального разногласия. Он считал, что открытая им форма жизни лишь фрагмент гигантской системы разума наткнувшейся на нас во вселенной. При этом ученый считал, что намерения этого разума по отношению к нам совершенно не дружественные. Организация же была убеждена, что подобная форма жизни ни что иное, как образовавшийся в процессе длительной межзвездной миграции вид, не имеющий ни схожих форм, ни, тем более развитых сородичей. Так или иначе, спор утих, данные в полном объеме были зафиксированы и поскольку во вновь оседающих слоях пыли в течение двух десятков лет ничего не обнаруживали, то программу исследований свернули, оставив лишь небольшую службу контроля за осадками. В ее задачу входило проверять все, что бы ни попало на планету извне будь то метеорит или пыль. Проверяли даже поверхности аппаратов вернувшихся из экспедиций по системе. И вот теперь спустя сотню лет случай с эпидемией на Марсе встряхнул всю организацию.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать