Жанр: Юмористическая фантастика » Марчин Вольский » Агент Низа (страница 18)


– Желаете осмотреть город? – догадался он. – Я к вашим услугам. У нас здесь есть несколько истинных жемчужин архитектуры… Например, кафедральный собор.

– Я хотел бы прогуляться один!

Тень беспокойства пробежала по лицу провожатого.

– Нет такого обычая, – неожиданно сказал капитан Гомес, возникая из-за развернутой газеты. – Город велик, легко заблудиться, кроме того, мы взяли на себя за вас полную ответственность. Что будет, если какой-нибудь недоразвитый скорпион, либо другая пакость появятся на пути Высокого Гостя?

– В проспекте я прочел, что кортезианизм ликвидировал опасных насекомых, изжил проституцию, наркоманию и неравенство, – улыбнулся Мефф.

– Береженого бог бережет! – пресек дискуссию офицер.

Пошли они вдвоем с Хименесом. Вообще-то их, вероятно, было больше. Примерно до половины улицы, отставая на несколько метров, следовал мороженщик с тележкой, а на середине аллеи их «принял» киоск с газетами. Сие означало, что у Меффа, видимо, начались зрительные галлюцинации: всякий раз, когда он оборачивался, киоск стоял, намертво вросши в тротуар, однако постоянно в тридцати метрах за ними.

Хименес с невероятным воодушевлением рассказывал о кортезианском барокко, которое впитало в себя неисчислимое множество богатейших течений национальной культуры, распространялся о давней литературе, о народных обрядах, которые завтра будут показаны гостю, наконец, о достижениях президентства Бандальеро, который прагматизм Первосвященника умело объединяет с отеческим гуманизмом, любовью к поэзии и музыке, а также с прямо-таки невероятным чувством юмора.

– В мире издаются журналы, осмеливающиеся помещать карикатуры на собственных государственных мужей. Мы пошли дальше. Наш сатирический журнал «Акупунктура» помещает исключительно карикатуры Первосвященника.

В этот момент они проходили мимо торгового дома «Все для пеона», витрины которого прогибались под табличками с надписями «Новинка», «Сезонное снижение цен», «Распродажа». Фаусон вспомнил о потере сигаретницы и направился к входу.

– Простите, но если вы намерены наведаться в магазин, следовало уведомить нас об этом за день, – загородил дорогу Хименес.

– Это почему же?

– Местный обычай, имеющий истоком туземные магические обряды. Наше общество проявляет весьма сильную привязанность к традициям, а уважение, которым оно окружает иностранцев, тем более не позволяет обходить многовековые каноны. Впрочем, если вам требуется что-либо, мы доставим прямо в отель.

Они пошли дальше. Еще несколько раз Фаусон пытался свернуть с трассы, но в ресторане как раз был обеденный перерыв, в кафе – отпуск, а в кино шел фильм, дублированный на местный язык, так что незачем было и входить.

– А может вы хотели бы побеседовать с простым гражданином нашего города? – спросил предупредительный чичероне.

– Охотно.

Совершенно случайно на пустынной до того улице вдруг появился ведущий ослика мужчина с каменным лицом старой индианки.

– Спросите, что его сюда привело, – сказал Агент Низа.

Хименес не успел рта открыть, как пеон сам заговорил на отменном оксфордском.

– Меня зовут Альберто Ибаньес, я крестьянин провинции Москитос. До Кортезианской Весны я был тупым безземельным, безграмотным мужиком, теперь я – последователь веры, осознающий свои задачи, права и обязанности. До Кортезианской Весны единственным моим достоянием были дети. Сейчас у меня есть осел и серьезная надежда приобрести через три года второго осла, взносы я уже сделал. По проблеме хлопка я уже достиг производительности в пять тысяч кальсон и нижних рубашек с гектара…

Мефф прервал поток его излияний и снова спросил, что привело его на столичную прогулку. Туземец поклонился и сказал:

– Меня зовут Альберто Ибаньес, я крестьянин провинции Москитос…

Следующий случайный собеседник, седовласый мулат под пятьдесят, обратился к гостю, не дождавшись вопроса:

– Меня зовут Роберто Мензурес, я работаю стрелочником на распределительной горке номер триста сорок два. Я родом из бедной крестьянской семьи, которая делила кокос на четыре части, а устриц и шампанского не знала даже по рассказам. Благодаря Первосвященнику мне удалось выйти в люди. К тому же несколько раз. Ибо как мы говорим в нашем узком железнодорожном кругу: «Кортезианизм – семафор, открывающий путь в светлое завтра, надо только уметь поднять руки».

Примерно каждые сто метров на этой удивительной аллее, у которой до того не было ни единого

перекрестка, появлялись различные кортезиане: то передовая браковщица, то учитель начальной школы, то электромонтер с верфей. Вскоре Мефф пресытился искренними высказываниями и хотел сказать Хименесу, что уже выработал себе представление о повседневной жизни страны, когда заметил крадущегося вдоль стены юного негритенка с ранцем. Прежде чем провожатый успел запротестовать, Фаусон догнал паренька и махнул у него перед носом жевательной резинкой.

– Ты знаешь английский или французский.

– Меня зовут Филиппе Эрнандес, – незамедлительно заговорил мальчишка, – я ученик первого класса школы номер три тысячи шестьсот восемьдесят семь имени Святой Веры и Пернатого Змея. Мой отец был попрошайкой, а мать работала на панели. Благодаря Кортезианской Весне они поняли беспре… беспрес… бесперспективность прежней жизни. Сейчас мой папа работает государственным чиновником, а мама – медицинской сестрой…

У Меффа больше вопросов не было. Тем более, что они дошли до конца аллеи, завершающейся прелестным кованым ограждением, за которым в глубине размещался президентский дворец.

– Вы заметили, решетка объединена с элементами в форме сердечек, разве это не изумительно? – спросил Хименес. – Ну, пора возвращаться, я утомил вас прогулкой. А может, у вас есть еще какие-нибудь пожелания?

– Мне хотелось бы вернуться другой дорогой.

– Экскурсионная трасса номер один предвидит возвращение только по другой стороне улицы…

– А если б изменить?..

– Простите, но я не очень понимаю. Что вы разумеете под термином «изменить»?

Фаусон смолчал, тем более, что провожатый, который теперь принялся повествовать о сверхбогатых флоре и фауне Кортезии (при Гонзалесах никто даже не знал, что существует такое понятие: «охрана окружающей среды»), подсказал ему некую мысль.

– Вы хорошо знаете зоологию, брат Хименес?

– Я несколько лет изучал этот предмет.

– Когда-то я краем уха слыхал, что в здешних лесах можно встретить последний экземпляр оборотня.

Произошло нечто удивительное. Кортезианин побледнел, на мгновение замолчал, но тут же принялся очень быстро рассказывать:

– У нас произрастают четыре вида пальм. Пальма королевская…

– Но я спрашивал…

Хименес продолжал говорить о пальмах, давая Фаусону глазами понять, чтобы тот не поднимал этого вопроса, а выкрикнув несколько комплиментов в адрес кокосовой пальмы и «дерева путешественников», тихонечко прошептал:

– Пожалуйста, не спрашивайте, если не хотите спровоцировать судьбу.

Меффа даже обрадовало столь грозное предупреждение – не напрасно он прибыл в Кортезию. Искомый вурдалак существовал и должен быть хорошо известен, коли его охраняло столь своеобразное табу.

В тот момент, когда они проходили мимо каменной стены собора, Фаусон принял решение. Он сосредоточился и, как прыгун с трамплина, нырнул в солидно выглядевшие блоки гранита.

Удалось!

Тем не менее возглас изумления, который последовал за этим, мог в равной степени принадлежать как Хименесу, так и ему самому. Стена не была гранитной! Ее изготовили из картона, досок или папье-маше. С внутренней стороны «стену» подпирали балки. Вся аллея Кортеса была одним длинным рядом декораций, вроде тех голливудских городков, в которых разыгрывают и снимают фильмы о Диком Западе.

– Вернитесь, senor, вернитесь! – кричал Хименес, колотя кулаками в стену. В аллее поднялась суматоха, засипели свистки, взвыли сирены.

Мефф осмотрелся. Перед ним, докуда хватал глаз раскинулись руины, выгоревшие дома с частично сохранившимися первыми этажами, на которых валялись кучи мусора и успели вырасти молодые растения. Побежав, он лишь на какой-то возвышенности понял, что за полосой этой ничейной земли и двойной цепью колючей проволоки находится настоящий город.

За спиной нарастал гул. Видимо, уже пробили хлипкую стену. Застрекотал двигатель вертолета. Из близлежащих бункеров высыпали солдаты.

«Скверное дело», – подумал Фаусон, но на этот раз сдержал разбушевавшиеся было нервы, сконцентрировался и отдал себе категорический приказ: «Под землю, марш!»

Щебень разверзся под ним, а сам он медленно начал опускаться!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать