Жанр: Юмористическая фантастика » Марчин Вольский » Агент Низа (страница 23)


X

Сообщение о скором отцовстве подействовало на Лесора, и без того пребывающего в стрессовом состоянии, словно удар в солнечное сплетение. Он присел на диванчике и несколько секунд не мог глубоко вздохнуть, тем более что-нибудь сказать. Мэрион же чувствовала себя как дома. Кинула на диван раскрытый чемодан, на кресло – плащ, потом скрылась в ванной, «чтобы слегка освежиться». Через открытую дверь доносились фразы сленга проектировщиков упаковок, короткие, содержательные и имеющие вполне конкретную, единственную, весьма неинтересную для Андре направленность.

– А ты не заглянешь чикнуться? – наконец послышался вопрос.

Андре инстинктивно попятился…

– Ах, да, я хотела тебя спросить, что это за типы сшиваются вокруг тебя?

– Стипендиаты из Мавритании, – пробормотал он первое, что пришло в голову, уже почти совсем ретировавшись в коридор.

– Ты куда?! – загородила ему дорогу ведьмоватая хозяйка, неожиданно проявившись из тьмы. – Вроде бы, у тебя есть определенные обязанности.

Он покраснел, словно второклассник.

– Но я не могу… понимаете!.. Она покачала головой.

– Знаю, что не можешь, но ты же актер? Играй!

Лесор набрал полную грудь воздуха, как артист, изображающий Гамлета перед очередным монологом, и пружинящим шагом датского принца ступил в ванную.

Увы! Премьера оказалась неудачной. Провал артиста уже в первом акте был столь ощутим, что милосердный автор просто вынужден опустить занавес. Ни тощая суфлерша из-за двери, ни благожелательность художественного материала, то бишь Мэрион, которая после нескольких минут жалкой импровизации предложила перейти на стол («Там ты почувствуешь себя лучше, чудачок!»), не позволили актерскому искусству подняться на соответствующую высоту, или хотя бы холмик. Он целовал Мэрион, а видел Кристину. Sacre Dieu! [34] Только в анекдотах актеры-импотенты в состоянии разыгрывать роли идеальных любовников. После часового усилия Лесор, выражаясь эвфемично, отменил спектакль, сдался, оправдывая сей факт «неготовностью основного исполнителя».

Мэрион не стала устраивать скандала. Только сказала:

– Перетрудился, чертушка. Ну, ничего, я о тебе позабочусь…

– А как же Америка? – забеспокоился актер, которого как-никак наняли в качестве дублера, а не каскадера.

– Я взяла двухнедельный отпуск. Увидишь, все будет о'кей!

17 февраля – моторная яхта «Жизель» с группой представителей высших классов на борту покинула Нассау, направляясь к Ямайке. Погода стояла прекрасная, хотя метеорологи предсказывали магнитные бури. Спустя три дня два пограничника, патрулировавших побережье Кубы, наткнулись на дрейфующую яхту. Не сумев связаться с экипажем, они поднялись на палубу и убедились, что роскошный корабль пуст. Совершенно. Напрасно они искали следов борьбы или паники. Палубу, вероятно, покинули вечером, однако спасательные средства были нетронуты. Телевизор включен. В баре – наполненные напитками фужеры. Отложенные во время игры карты. Судя по их набору, один из игроков собирался объявить малый шлем на пиках. Радиостанция не повреждена, а в пище не обнаружено ничего отравляющего. Только исчез экипаж и одиннадцать пассажиров, в том числе кинозвезда из Голливуда, многообещающий сценарист, западногерманский промышленник, английский аристократ… Нетронутым осталось содержимое сейфов и личные вещи. Даже в пиджаке, висящем на стуле одного из игроков, оказалось несколько фунтов. На палубе яхты, дрейфующей на идиллических теплых водах, уцелело только одно существо – старый попугай, который то и дело горланил:

– Это стррррашно! Это стррррашно! Боооже!»

24 февраля – инженер Гоббсон из Бостона, отдыхавший с семьей на красочной Доминике, взял напрокат автомобиль и отправился на предвечернюю прогулку. Проезжая по краю пустынного в эти часы пляжа, он неожиданно наткнулся на плотный клуб тумана. Включил дальний свет. Память к нему вернулась спустя двадцать четыре часа, в том же автомобиле, когда он, дрожа от холода, стоял около собственного дома в предместье Бостона. Судя по счетчику, он проехал едва несколько сотен метров. Ни одна из расследующих событие комиссий не могла объяснить, каким образом Гоббсон преодолел несколько тысяч километров, в том числе часть по воде? Никто также не сумел установить, что сталось с его женой и двумя детьми, которые во время прогулки по Доминике дремали на заднем сиденье машины.

3 марта – вблизи Гамильтона (Бермуды) неожиданно всплыла американская подводная лодка, уже два месяца как считавшаяся потерянной. Ракеты с ядерными боеголовками находились на своих местах, аппаратура работала нормально. Только экипаж исчез. Остался лишь запертый в туалете в состоянии крайнего истощения двадцатитрехлетний Боб Гендерсон. Седой, как ангорский кот, он потерял память, а его разум упал до уровня годовалого ребенка. Необратимо. Врачам удалось установить лишь его панический страх перед ярким светом и высокими тонами генератора. Тщательный осмотр корабля показал всюду образцовый порядок. На местах были все скафандры для подводных прогулок. Комиссия удовольствовалась констатацией, что по неведомой причине экипаж поднял лодку на поверхность, покинул боевой корабль, после чего Гендерсон задраил изнутри люки и вновь погрузил лодку в пучину. Однако зачем он это сделал, что вызвало в нем глубокий шок и чем питался запертый в гальюне моряк установить не удалось. Не выяснили также, кто вновь вывел

корабль на поверхность. Конечно же не впавший в детство Боб. В послеобеденной прессе появились даже байки о человеке-призраке, вырезавшем экипаж и два месяца питавшимся мясом своих спутников.

Фаусон закрыл иллюстрированный еженедельник. В окно струился жар тропического дня. Мефф отдыхал, лишь вечером он намеревался пойти на встречу с одной из последних утопленниц, пеленги которой подсказал ему дьявольский «Who is Who?»

В давние спокойные времена загадкой чертового треугольника он интересовался постольку-поскольку, хотя нельзя сказать, что категорически отвергал существование летающих тарелок и прочих чудес. На сей счет у него была выработана собственная теория. Он считал, что это не что иное, как прилеты наших праправнуков, посещающих с помощью своего «Кука», «Орбиса» или «Спутника» времена своих древних предков. Таковую гипотезу подтверждала частота встреч, а одновременно их ничтожная контактность. Хронопутешественники (с этим авторы научной фантастики вполне согласны), несомненно, должны придерживаться невмешательства в прошлое, ибо обратное могло иметь страшные последствия в будущем. Однако сегодня ум Меффа осветила мысль. Более простое объяснение. А что если виновником всех невыясненных явлений был какой-нибудь не зафиксированный в «Who is Who?» коллега?

Липкий сумрак спустился над чернильно-синими водами Карибского бассейна. Несмотря на движение воздуха, на борту авиетки, способной садиться на воду, было душно. Пилот, смуглый типчик, принадлежал к тому разряду людей, которые все переводят на соответствующую сумму законных платежных средств. Он не задавал лишних вопросов и готов был полететь хоть в пекло, лишь бы наниматель оплатил обратный рейс.

Он довольно быстро разгадал намерения Меффа, который терпеливо изучал карту с нанесенными на нее самыми свежими данными о странных и необъясненных явлениях.

– Они зловредны, – бросил пилот примерно через полчаса полета.

– Кто? Пожатие плечами.

– Они. Если хочешь их встретить, можешь кружить в воздухе десять лет. А бывало, в тот же день…

– Откуда вы знаете, что я ищу? – удивился неосатана.

– Видите ли, – в голосе летчика прозвучала наглая самоуверенность, – мы привыкли к таким искателям приключений. Если человек нанимает аэроплан и ночью, с картой, велит кружить в этих районах, то он либо контрабандист, либо авантюрист. На вашем месте я попробовал бы поискать дальше к северу.

– Вы сказали, что с вами случалось что-то необычное? Пожалуйста, расскажите.

Пилот временно потерял охоту к излияниям, но несколько шелестящих бумажек, доказывающих, что пассажир мужик деловой, вернули ему способность говорить.

– Четыре года назад, – начал он полушепотом, – мы участвовали в спасательной операции на краю Саргассова моря. Яхта с поврежденным двигателем увязла в исключительно плотном покрове водорослей. Я тогда летал с Тедди. Он был старшим. Нам надо было только сбросить немного оборудования. Был вечер, похожий на сегодняшний. Мы вылетели из Форт-Лодердейла нормально, пролетели над Багамами и тут, точно в три часа ночи, Тед сказал: «Пристегнись крепче, Билл».

Мне казалось, что я знаю Тедди, как этот мотор, но тогда я не узнавал его. Он был очень возбужден. Встал со своего места и начал привязывать меня к креслу еще и крепким линем. Его странно побледневшее лицо покрывал пот. А было холодней, чем сегодня. Интересно то, что я не решился протестовать. Меня охватил совершенно беспричинный страх. Да, у нас не было радиосвязи с базой. Из снятых у меня с головы наушников долетал странный высокий звон. Что произошло дальше, не очень-то могу рассказать. Я не слышал ничего. Самолет начало дико трясти, я вынужден был схватиться за рули. Высотомер не действовал. В один из моментов я увидел, что совсем близко под нами раскинулось море. Оно было гладким, а в нескольких сотнях метров один от другого из него вырывались гейзеры, высотой в несколько десятков футов. Незнающий мог бы подумать, что это подводный вулкан. Но я-то знаю этот район. Там жуткая глубина. Я глядел как зачарованный. Чувствовал, что от воды в нашу сторону распространяется чудовищная сила притяжения, заставляющая подчиниться ей. Я отпустил рули. Тедди воткнул их мне опять. Размахивал руками. А потом набросил мне на глаза полотенце. Я летел, отрезанный от мира, чувствуя только вибрацию на колонке руля. И вдруг что-то бросило самолет, а меня ударило в лицо порывом воздуха. Полотенце сползло. Кабина была открыта и пуста. Я взглянул на море. Из-за тучи вышел месяц и все бескрайнее пространство блестело в его свете, тихое и неподвижное. Я выцарапал шарики из ушей – ничего, кроме гула мотора. Почти тут же включилось радио… Если б вы знали, сколько у меня было потом неприятностей. Меня обвинили в убийстве шефа. К счастью, стало известно, что с того дня, как его бросила жена, он был неуравновешенным, поговаривал о самоубийстве. Кроме работы увлекался поиском подпочвенных вод с помощью ивового прутика, оккультизмом. Может, именно такой им и требовался, поэтому они удовольствовались только им одним…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать