Жанр: Юмористическая фантастика » Марчин Вольский » Агент Низа (страница 34)


– Нет, нет!вдруг крикнул он, и сел на постели. Я почувствовала себя, как испорченный бумеранг.

– Скажи, что тебя мучит? Что произошло за эту неделю? Ты совершенно изменился.

– Об одном тебя прошу: не спрашивай… Может, когда-нибудь будет иначе…

– Но я хочу тебе помочь!

– Никто мне не поможет! Я погиб.

– Тебя шантажируют?

Он не ответил, но и не возразил.

– Тебе грозит смерть?

Он пожал плечами.

– Но кто они такие? Гангстеры? Террористы? Чего они от тебя хотят?

– Я уже ничего не знаю. Иногда даже думаю, что свихнулся.

– Почему?

– Ты веришь в дьяволов, Мэрион?

Как истинная католичка я, конечно, верила в дьяволов, как и в Святую троицу и Непорочное зачатие. Не в субъектов с рогами или ведьм, а в бестелесные силы Зла, которые всюду, а в основномв нас самих.

– У тебя с ними какие-то неприятности?спросила я почти весело.

– Я хотел бы встретиться со священником…

– Католическим?спросила я удивленно.

– Конечно. То есть… можно и с католическим. Мне надо его кое о чем спросить, но они… меня сторожат,несколько мгновений английский язык Меффа отдавал сильным французским акцентом.А вообще, я хочу спать.И хоть я тискала его, словно тубу с кремом, мне не удалось выдавить из него ни слова.

Когда утром он снова помчался в город, я выбралась проветриться. Блондинчики торчали на своем посту. Один из них, с улыбкой, которая могла бы рекламировать зубную пасту, даже заговорил:

– Чудесный день, не правда ли, мадемуазель?

– Я люблю такие шуточки ближе к вечеру,ответила я. Это его, видимо, сильно смутило, потому что он покрылся воистину монашеским потом. Неужто, шпик из девок?

Наконец я решила отправиться со своими космами к хорошему французскому парикмахеру, который, как оказалось, от моего постоянного отличался только ценой. День был приятный, как квартальная премия. Я чувствовала себя неожиданно оптимистично, когда вдруг чуть не налетела на высокого мужчину в сутане, с бледным лицом и горящими очами испанца.

Я извинилась и хотела пройти мимо, но тут мне вспомнилась просьба Меффа. Теперь, при свете дня, она отдавала гротеском, так что я не раскрыла рта, но слуга божий, словно прочтя мои мысли, сказал:

– Слушаю тебя, дочь моя, говори, о чем ты хотела меня просить.

– У меня чертовски много грехов на совести,это была единственная фраза, которая пришла мне в голову.

– Но прежде всего ты хочешь говорить о своем нареченном,сказал священник.

«Черт побери, ясновидец!»пронеслось у меня в мозгу.

– Пойдемте в парк, – сказал священник так, что у меня не оставалось никакого выбора…»


Седой задумчиво барабанил пальцами по крышке стола. Лысый следил за этим соло ударника с определенным беспокойством.

– Неужели мы совершили ошибку?

– Отец Мартинес, который разговаривал с мисс Мэрион и дважды наблюдал за Фаусоном, категорически утверждает: это не дьявол. Мы имеем дело с субъектом, зависящим от сатанинской группы, используемым ею для сбора определенных сведений по магии и химии, не знаю, впрочем, зачем; это персона, угнетенная каким-то тяжким грехом, но определенно – человек.

– То есть…

– Отдел анализа не исключает, что мы с самого начала неверно поставили диагноз. Более того, возможно, нам подсунули этого американца умышленно, чтобы усыпить наше внимание…

– Почему решили, что Мефф Фаусон дьявол? Только потому, что его призвал в свою горную обитель старый Борута?

– Интуиционалисты не исключают вероятности родства. Правда, его родители были ничем не выделяющимися небокоптителями, но о дедах наши архивы молчат. Похоже, вся документация, касающаяся их родни, уничтожена четыреста лет назад.

– Что, однако, не исключает гипотезы, что это сделано, дабы сбить нас с тропы.

Лысый кивнул.

– А второй? – спросил шеф.

– Он уже в Париже. До Нью-Йорка его сопровождал карлик (в нашей картотеке числящийся как VX-128, очень опасный тип). Потом они расстались.

– Что с карликом?

– Эти растяпы потеряли его. Но синьор Дьябло под постоянным наблюдением. Кажется, он связывался по телефону с отелем «Парадиз».

– О, это новость! И что же дальше?

– Отель тоже под неусыпным надзором. К сожалению, нет никакой возможности зайти туда. Формально не совершено никакого преступления. Кроме того, Мэрион и Фаусон не должны пострадать. Такова система. Ничего не попишешь.

– Надо организовать им бегство.

– Я бы еще подождал. Отец Мартинес просил девушку не говорить нареченному об их разговоре. Он также дал ей телефон Сюрте. [39]

– Рискованная игра!

– Но мы не можем ее прерывать, пока не узнаем, что они задумали на самом деле. Что передал Борута перед своей дематериализацией, зачем синьор Дьябло посетил всех дьявольских недобитков, после чего эти адские активисты покинули свои укрытия и все как один законспирировались в совершенно новых местах? Что за этим кроется?..

– Интуиционалисты предупреждают: Через четыре дня Земля вступит в опасное расположение светил. Только выдержка может нас спасти.


Продолжение записок Мэрион


«Священник оказался типом, что надо! Дал мне медальончик, который должен спасти Меффа от всего злого.

– Если ваш жених будет все время держать его при себе, никакая злая сила не смажет до него добраться, разве что… Разве что он

сам совершит смертный грех. Но надейся на лучшее, дочь моя…

Конечно, о нашем разговоре я перед Меффом не отчитывалась. О медальоне сказала, что купила его около Нотр-Дам. Он надел его на шею и, надо сказать, сразу же настроение его улучшилось. Может, не настолько, чтобы очень уж разговориться о своих хлопотах, но достаточно, чтобы предложить вместе поужинать в городе. Смешной парень. Хороший ваятель мог бы из него вылепить ангела, а плохой… Он страшно мягок внутренне. Хотя у меня явная слабость к таким существам…»


Борясь со своими мыслями, Анита прошла еще метров триста, прежде чем внутренний голос совести, не взирая ни на что, велел ей вернуться. Не без причин сестра Имельда считала постоялицу обители самой порядочной девушкой под крышами Нового Вавилона. Анита любила животных, дружила с голубями, разговаривала с бездомными кошками и даже к неживым предметам относилась глубоко по-дружески. Когда она отворяла двери, казалось, входят солнце и добро. Сокровище, а не девушка, и вдобавок совершенно, во всяком случае, пока что, не интересуется мужчинами. Иногда, правда, ее провожал какой-то коллега, но она держала его на почтительном расстоянии. Впрочем, жилая часть обители была ограждена плотной стеной. У сестры Имельды были серьезные основания надеяться, что после окончания занятий орден приобретет полноценную послушницу. Хотя Гавранкова предупреждала, что пока еще не чувствует призвания.

Возвращаясь к кафе, она все время ускоряла шаги и на террасу почти вбежала. Столик был пуст. На пепельнице еще дымилась сигарета. Она невольно посмотрела на нишу в стене. От антипатичного южанина – ни следа.

– Скажите, эта пара давно ушла? – спросила она кельнера.

– Только что. Франсуа вызвал для них такси. Достаточно было нескольких слов со швейцаром.

– Я немного замешкался, потому что рейс дальний. К тому же ночной. Отель «Парадиз»…

– А не можете ли вы и мне вызвать такси?

Он кивнул. А когда она уходила, он с горечью подумал, что мир бывает иногда несправедлив, если такая прелестная и свежая девушка теряет голову ради этакого типчика, к тому же, вероятно, женатого.

Записки Мэрион обрываются на описании позднего утра. Потом у нее уже не было случая вести их. Время текло вполне приятно. Лесор впервые после долгого молчания расслабился и играл Меффа Фаусона столь убедительно, что лучше не сделал бы и сам неосатана. К тому же черные, вроде бы, ослабили наблюдение. Пьяные с самого утра – скверная привычка, приобретенная за долгую службу у Боруты, который был перенасыщен всеми недостатками жителя Центральной Европы, – они совершенно не интересовались ни актером, ни Мэрион. Из их комнаты долетали только смех и звуки, свидетельствующие об интенсивнейшем общении. Два человека могли выскользнуть из пансионата совершенно незаметно. «Опеля» тоже – любопытное обстоятельство – не было на обычном месте.

Лесор выбрал небольшое кафе в Латинском квартале, в котором бывал систематически во времена, когда еще пользовался славой юного многообещающего актера.

Мэрион беспрерывно щебетала, в основном комментировала последние сплетни из кругов консорциума. К счастью, до ушей Андре, который умел полностью отключаться, доходил только мелодичный шумок. Они выпили две бутылки вина, но разум дублера работал четко и ясно. Сегодня он скажет Мэрион все – всю правду о своей роли двойника. Не утаит эпизода с Кристиной. А там пусть будет, что будет! После принятия такого решения он почувствовал себя легче, свободнее…

– Что это за тип? – спросила она, сильно понизив голос. Он поднял голову и онемел. По другую сторону улочки из ниши в стене выглядывал Маттео Дьябло. Правда, его гримировали в сумраке мебелевоза, но Лесор видывал его с тех пор несколько раз во сне и распознал бы даже под землей. Поддельный сицилиец нагло усмехался.

– Кто это? – повторила Мэрион.

– Не знаю, – солгал Андре и быстро добавил, – пожалуй, нам пора…

– Так рано? Ты обещал, что мы еще заглянем в кабаре…

– Завтра, – кратко ответил он и, воспользовавшись тем, что Мэрион свернула в туалет, подбежал к бару и быстро опрокинул два двойных виски. На полпути в пансионат он был уже здорово навеселе.

– Не знала, что у тебя слабая голова, – вздохнула девушка. – Скажи, почему ты так разволновался? Этот хил чем-то для тебя опасен?

Лесор не ответил. Она взглянула на медальон. Тот спокойно раскачивался на цепочке по свитеру.

Фасад отеля «Парадиз» тонул во тьме. Как обычно. Кроме группы Фаусона, никто не жил в этом древнем объекте. Мэрион расплатилась с таксистом и по привычке взглянула туда, где обычно стоял «опель». Пусто. Неведомо почему, она подумала, что было бы лучше, если б он был на месте. Двери оказались незапертыми, холл освещала одна лампочка. Хозяйка куда-то исчезла. Мэрион сама взяла ключ и, подталкивая набравшегося дружка, направилась в свои апартаменты. Дублер мурлыкал под нос фривольную песенку и почему-то называл Мэрион Люсилью. В коридоре стоял мрак, кто-то, вероятно, из экономии, выкрутил лампочки.

Всегда неприятно входить в темное помещение. Не удивительно, что Мэрион прежде всего нащупала выключатель и зажгла свет. Потом включила остальные светильники, ночные лампочки. Сразу стало безопасней и уютней. Через приоткрытую дверь заглянула в комнату «ассистентов». Там царил удивительный порядок, словно подозрительная компания улетучилась навсегда.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать