Жанр: Детская Фантастика » Эдит Несбит » Мокрое волшебство (страница 28)


— Привет, Мэйвис! Как всё здорово превратилось. Напиток, который она дала нам, был волшебный: он заставил всех подружиться и вместе веселиться — я так рада! Ты — хорошая Королева, — добавила она, — с твоей стороны так мило посадить меня к себе на колени.

Так что все были рады: только Принцесса Фрейя выглядела печальной и озадаченной, а её глаза следили за Ульфином — он откланялся и собирался покинуть королевское общество. Юноша почти достиг двери, когда она наклонилась к отцу, сидевшему рядом, и быстро зашептала в королевское ухо:

— О, Отец, не дай ему так уйти. Он должен присутствовать на банкете. Без него мы бы ничего не сделали.

— Верно, — согласился Король, — но я думал, что он отклонил приглашение.

— Отклонил? — переспросила Принцесса. — Ой, позови его обратно!

— Я могу сбегать, — предложила Мэйвис, и, выскользнув из-за стола, покинула главный зал.

— Если ты придвинешься ко мне, Отец, — любезно предложила Майя, — молодой человек сможет сесть между тобой и моей сестрой.

Так Ульфин очутился там, где не смел себя представить даже в самых смелых мечтах.

Пир являл собой сколь необычное, столь и захватывающее дух зрелище, ибо Русалки были прекрасны как божий день, пятеро ребят — милы ровно настолько, насколько это возможно для любых пятерых детей, Король и Королева Глубинного Народа — просто очаровательны. И вся эта красота забавно контрастировала со странными тяжёлыми чертами глубинных жителей, сидевших за тем же столом и вполне добродушно и дружелюбно потчевавших своих недавних врагов.

Контраст между Принцессой Фреей и Ульфином был особенно заметен, так как они склоняли головы друг к другу во время беседы.

— Принцесса, — говорил он, — завтра вы вернётесь в свое королевство, и я больше никогда вас не увижу.

Девушка не знала, что сказать, ибо не могла не признать эту горькую правду.

— Но, — продолжал юноша, — всю мою жизнь я буду радоваться тому, что узнал и полюбил такую милую и прекрасную Принцессу.

И вновь ей нечего было ответить.

— Принцесса, — вновь обратился он к ней. — Знаешь, что бы я сказал тебе, будь я Принцем?

— Да, — ответила Фрейя. — Я знаю, что бы ты сказал, как и то, что я бы ответила, милый Ульфин, если б ты только был морелендцем… Я хочу сказать, если бы твое лицо было похожим на наши. Но пока ты — глубинный житель, а я — Русалка, могу только пообещать, что никогда не забуду тебя и никогда не выйду замуж за другого…

— То есть всё, что мешает тебе выйти за меня замуж, — моё лицо? — неожиданно пылко спросил юноша, и она ответила:

— Конечно.

Тогда Ульфин вскочил на ноги:

— Ваши Величества, — воскликнул он, — и вы, Господин Главный Астролог, разве не настал момент, когда мы, став на этом празднике друзьями, можем сбросить маски?

Чужеземцы обменялись вопросительными взглядами.

Монархи и Астрологи подали знак согласия, и тут с шуршанием и дребезжанием начали стаскиваться шлемы, застёжки на латах расстёгивались, и Русалкам казалось, что Глубинный народ снимает свою кожу. На самом же деле то, что они сняли, было их толстой чешуйчатой бронёй, под которой оказались не менее роскошно и богато одетые и столь же красивые люди, как и сами Русалки.

— Но, — воскликнула Майя, — это просто чудесно! Мы думали, что броня на вас постоянно, то есть… то есть, что она росла на вас, понимаете…

Глубинный народ заливисто расхохотался:


— И вы такие же, как мы! — сказала Фрейя Ульфину.

— Нет никого подобного тебе, — прошептал он в ответ.

Теперь Ульфин был красивым тёмноволосым молодым человеком и походил на Принца более, чем некоторые настоящие Принцы.

— Всё, о чём ты только что говорил, остаётся в силе? — прошептала Принцесса. В ответ Ульфин осмелился прикоснуться к её руке с мягкими нежными пальцами.

— Папа, — сказала Фрейя, — пожалуйста, можно я выйду замуж за Ульфина?

— Разумеется, — сказал Король и тотчас же объявил о помолвке, соединив их руки и благословив самым серьёзным образом.

После этого взяла слово Королева Глубинного Народа:

— Почему бы этим двоим не царствовать над Глубинным Народом, позволив нам с мужем предаться воспоминаниям о давно забытых вещах и вернуться к той, другой жизни, которую, я знаю, мы когда-то вели, и где у нас был ребёнок.

— По-моему, — заметила Мэйвис, — сейчас всё устроилось наилучшим образом, и каждый из нас должен подумать о возвращении домой.

— К сожалению, у меня осталась всего одна капсула, — сказал Король Русалок, — но если народ примет ваше отречение, я с удовольствием разделю её между вами, дорогие Король и Королева Глубинного Народа; и у меня есть все основания полагать, что половины, которую получит каждый из вас, будет вполне достаточно, чтобы стереть из вашей памяти события подводного мира и вернуть все воспоминания о другой жизни.

— А Рубен может пойти с нами? — спросила Королева.

— Нет, — ответил Король Русалок, — но он может последовать за вами на землю, и весьма быстро.

Королевский Астролог, шептавшийся до этого с Рубеном, вмешался в разговор.

— Было бы неплохо, Ваши Величества, — заметил он, — если б эти земные дети пригубили из чаши забвения, дабы они не могли вспомнить свои приключения здесь. Земному Народу не

пойдут на пользу излишние знания об обитателях моря. Среди обычной посуды долгое время хранился наш священный сосуд. Я предлагаю преподнести его нашим гостям в качестве знака уважения и позволить забрать с собой, чтобы дети могли выпить содержимое, как только ступят на берег.

Астролога тут же послали за священным сосудом, на поверку оказавшимся окаменевшей бутылкой из-под имбирного лимонада.

— Нам действительно уже пора, — настойчиво повторила Мэйвис.

Далее последовали прощания: очень длительное прощание с Принцессами, и очень дружелюбное — со счастливчиком Ульфином, после чего маленькая компания тихо покинула Дворец, в последний раз проделав путешествие к тихой Остводи, где Король Русалок так долго преподавал Моллюскологию.

Достигнув места назначения, Король обратился к Королю и Королеве Глубинного Народа:

— Проглотите этот эликсир в равных частях, а затем — поднимитесь на поверхность озера и произнесите заклинание, которому, я так понимаю, земные дети научили вас по дороге. Остальное будет лёгким и прекрасным. Мы никогда не забудем вас, а ваши сердца запомнят нас, хотя сознание и должно забыть. Прощайте.

Король и Королева поднялись на поверхность и исчезли.

В следующий же миг огромная сила, наподобие той, что притягивает иголки к магниту, вытащила детей из Королевства Русалок. Они зажмурились, а когда открыли глаза, то уже стояли на сухой земле в лесу неподалёку от озера — и Фрэнсис держал в руках бутылку из-под имбирного лимонада. Король и Королева Глубинного Народа должны были произнести заклинание тотчас же, чтобы вернуть ребят на землю.

— Астролог говорил, что на суше это работает медленнее, — напомнил Рубен, — но прежде чем мы выпьем и всё забудем, я хочу сказать, что каждый из вас стал мне настоящим другом. И, если вы не возражаете, я сниму эти девчоночьи вещи.

Он так и поступил, оставшись в рубашке и бриджах.

— Прощайте, — произнёс он, пожав каждому руку.

— А ты разве не пойдёшь домой вместе с нами?

— Нет, — ответил мальчик, — Астролог сказал, что первые мужчина и женщина, которых я встречу на суше, окажутся моими давно пропавшими Папой и Мамой, и я должен подойти к ним с моей детской рубашкой и маленьким ботиночком, которые я хранил все это время, — единственным, что было на мне, когда меня украли — тогда они узнают меня, и я останусь с ними. Но надеюсь когда-нибудь мы встретимся вновь. Прощайте и спасибо вам. Было просто здорово побыть Генералом Морских коньков.

С этими словами каждый сделал глоток из бутылки, после чего Рубен поспешно, дабы встретить родителей до того, как чаша забвения сотрёт вместе с другими воспоминаниями и советы Астролога, выбежал из леса на солнечный свет и пошёл по зелёной траве. Дети видели, как он говорил с мужчиной и женщиной в голубых купальных костюмах, будто они только что плавали в озере, а теперь отдыхали на мраморных ступенях, спускавшихся к воде. Он протянул свои детские вещи, и взрослые обняли его. А когда они повернулись, дети узнали в них Короля и Королеву Глубинного Народа, только лица больше не были печальными, а лучились счастьем, потому что они вновь обрели своего сына.

— Ну, конечно, — пробормотал Фрэнсис, — в том мире не существует времени. Я полагаю, они купались и просто нырнули, а всё, случившееся с ними, уложилось в одну минуту пребывания под водой.

— Интересно, Рубен действительно их давно потерянный наследник?

— Похоже, они так думают. И он определённо похож на предка, к тому же вы помните, как Королева относилась к нему с самого начала.

Тут подействовал напиток из чаши забвения: они забыли, забыли навсегда прекрасный мир, открывшийся им в морских глубинах, и Прекрасную Сабрину, и цирк, и русалку, которую они спасли.

Но, что интересно, Рубена ребята помнили: они отправились домой к чаю, спеша поделиться с родителями очаровательной историей о Сверкающем мальчике из цирка, который сбежал и нашёл своих Папу и Маму.

А через два дня перед их воротами остановилась машина, из которой вышел Рубен.

— Послушайте, — сказал он, — я разыскал моих Папу и Маму, и мы приехали поблагодарить вас за сливовый пирог и одежду. Кстати, вы вытащили из кустов тарелку с ложкой? Пойдёмте, и вы увидите моих родителей, — гордо закончил он.

Дети приняли приглашение и вновь встретились с Королём и Королевой Глубинного Народа, только на этот раз ребята не узнали их лиц — родители Рубена показались им очень милыми, но совершенно незнакомыми людьми.

— По-моему, Рубену сильно повезло, да? — заметила Мэйвис.

— Да, — отозвался Бернард.

— Я тоже так думаю, — сказала Кити.

— Надеюсь, тетя Энид разрешит мне завести аквариум, — мечтательно произнёс Фрэнсис.

— Не беспокойся, — утешила Мэйвис, — будет ради чего жить, когда мы вернёмся с моря, и все опротивеет.

Так и получилось.

Конец



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать