Жанр: Детектив » Берт Исланд » №1 в Чикаго (страница 4)


Ему надо как следует поесть, принять ванну, а потом спать до последнего автобуса. На этот раз он попадет прямо в яблочко.

А вот и входная дверь. Она открылась легко, потому что он знал, как приподнять снаружи щеколду. Дверь в кухню была, конечно, опять не заперта — Сара или забыла ее запереть или посчитала это ненужным. Того, что существуют воры, она не признавала. Даже удивительно, что она так легко согласилась помочь ему в этом деле. Что ни говори, а они пошли на обман страховой компании. Кто может понять женщину? Никто.

Кухня была насквозь пропитана запахами подгоревших тостов и стиральных порошков. Гари зажег свет в прихожей и с трудом поднялся по лестнице. Перед дверью в спальню он замер, шепотом произнес имя жены, но она не отозвалась.

Он вошел в комнату. Постель была не застлана, Сары дома не было. «Наверное, в кино умотала, — подумал он с досадой. — Ладно, хоть в кино, а не в полицию».

Приблизился к зеркалу — на подбородке темнела щетина. Он решил побриться. Сначала прикинул: когда Сара может вернуться? Он готов ждать ее до одиннадцати, даже до половины двенадцатого.

По дороге в ванную Гари прошел мимо входной двери. На полу, под щелью для почты, лежали рекламные открытки, он раздвинул их ногой и увидел письмо. Гари поднял его. Конверт был заклеен, но на нем не было ни адреса, ни фамилии отправителя, ни марки. Странно. Гари отнес письмо в ванную и вскрыл конверт пилочкой для ногтей. В конверте лежал сложенный лист, бумаги с машинописным текстом. Судя по всему, автор не умел печатать на машинке, в тексте была масса опечаток. «Что случилось, миссис Гарнер? Где ваш старик? Я его так и не увидел! Почему вы не выполняете нашего соглашения! Вы мне указали неверное место, Сара?»

Гари не мог читать дальше. Он привалился плечом к кафельной стене и попытался разобраться в путанице мыслей. Но ясность не приходила. Он дочитал письмо до конца.

«Вы мне указали неверное место, Сара? Всыпали ли вы ему снотворное в кофе? Если он его выпил, он должен был бы спать, как убитый. Но где? Не беспокойтесь, я все равно его найду. Просто сегодня почему-то все идет наперекосяк. Вы мне дали задаток, и я уберу вашего мужа. Я заработаю остальные деньги, но вы должны точно указать мне время и место. Его что-нибудь задержало? Случилось что-то непредусмотренное? Позвоните мне сразу же, номер моего телефона вы знаете. С.»

Гари еще раз перечитал записку с начала до конца. Из-за снотворного, которого наглотался вместе с кофе, он соображал туго. Но, осознав прочитанное, пришел в ужас.

Этот клочок бумаги мгновенно разрушил все, .во что он верил, на что надеялся. Весь мир полетел вверх тормашками. И тем не менее у него хватило здравого смысла разобраться в двойной интриге…

Он прикрыл глаза: голова разрывалась от боли, словно в мозг вонзили раскаленное железо.

Глава третья

Восемнадцать часов пробыл комиссар Икс в Чикаго. Двенадцать из них он безотрывно потратил на работу. Потом пришло время ехать на первое свидание.

Оно было настолько засекреченным, что этому могли бы позавидовать агенты тайных служб, чувствующие, что находятся под колпаком. В Чикаго повсюду глаза и уши, и, если бы кто-то из них засек его встречу с Миллером, можно было считать, что дело, за которое он взялся, заранее обречено на провал.

Они встретились в музее, в отделе живописи и скульптуры XIV-XVII веков.

Когда Джо вошел, из-за деревянной скульптуры появился Миллер.

— Что за девочка? — Миллер указал глазами на юную фигурку с лицом мадонны.

— Они используют в качестве шпиков даже четырнадцатилетних детей.

— Они в качестве шпиков используют всех. Кроме того, ей все семнадцать. Посмотри на ее грудь.

— По этой части я не специалист, повел бровью Джо. Миллер, прикрыв лицо проспектом, усмехнулся.

— Я уже однажды сказал, что твоя скромность граничит с бесстыдством. С полицией договорился?

— Порядок! Лейтенант Брунсвик поверил всему, что я наговорил: я работаю по поручению Ллойда из Нью-Йорка, буду заниматься делом Рони и одновременно сообщать Брунсвику все, что наработаю. Будем идти рука об руку. Он почти счастлив.

— Этот лейтенант — ленивая бестия. Он только и мечтает ничего не делать, но чтобы при этом преступления раскрывались сами собой. Он дал тебе глянуть на досье?

Джо скривился.

— И это называется досье! Папка толщиной с нейлоновый чулок, два листка — и все.

— «Шевроле» Рони видел?

— Не успел еще.

— Чем же ты был занят?

— Наводил справки о Рэссе. Осмотрел его дом и некоторые из филиалов.

— И что собираешься предпринять? — Миллер нервничал.

— Заняться остальными филиалами. В каждом из них у Рэсса был небольшой кабинет. У него только крупных магазинов больше двух десятков. Так что пока я их осмотрю, пройдет много времени.

— Нашел хоть какую-то зацепку, печку, от которой можно танцевать?

— К сожалению, нет. Магазины, оптовые закупки и финансы в полном порядке. Это подтверждает ревизор. У Рэсса не пропадает ни одна банка томатного пюре, ни один цент, я бы сказал, ни один чих.

— Черт возьми! — воскликнул раздосадованный шеф ФБР. — С чего же начинать? За какую петельку зацепиться?

Джо пожал плечами.

— Если человек исчезает, на это всегда есть причина.

— А если Рони заставили исчезнуть?

— Тем более для этого должен быть серьезный мотив.

Пятьдесят пятая улица проходила через центр Даунерс Гроув в западной части Чикаго. В этот вторник движение было не слишком оживленным. Машина, прибывшая из Лайсла около семи часов вечера, возможно, ехала быстрее, чем следовало. Она подошла к перекрестку, когда горел красный свет, и резко затормозила. Водитель явно спешил, он все время порывался дать газ и откровенно нервничал.

Через двести метров, на углу супермаркета Рэсса, опять зажегся красный свет. В последнюю минуту машина успела остановиться, почти вплотную прижавшись к грузовику. Между ними оставалось не более метра.

Водитель в раздражении жевал сигару, время от времени встряхивая головой. Он видел только светофор, ничего больше, поэтому не заметил женщины, которая вышла из супермаркета. Держа в обеих руках пакеты с продуктами, она остановилась у края тротуара и посмотрела вверх, на светофор. Увидев красный свет, она шагнула на мостовую и быстро пошла мимо грузовика. В этот момент зажегся зеленый свет, но шофер грузовика наблюдал за женщиной, ожидая, пока она пройдет.

Тот, что курил сигару в лимузине, смотрел только на светофор. Еле дождавшись зеленого, он дал полный газ, не видя женщины с пакетами.

Машина сбила ее с ног, она закричала, но тут же смолкла: две тысячи килограммов сделали свое дело. По тому, как подпрыгнуло переднее колесо, водитель понял, что произошло. Тогда он затормозил и проволок несчастую женщину еще несколько метров. Это ее доконало. Водитель испугался и дал полный газ.

Когда женщину уносили, она была еще жива, но страшно изуродована.

Один из прохожих, свидетель этой сцены,

сказал:

— Я ее знаю. Она живет в конце Даунерс Гроув.

— Имя пострадавшей? — спросил полицейский.

— Не знаю. Мы с ней знакомы не были. Оказавшийся поблизости врач осмотрел пострадавшую и шепнул полицейскому:

— Дело плохо, вызывайте «Скорую помощь». Довольно быстро, сигналя сиреной, примчалась машина с голубыми фарами. Санитары положили женщину на носилки, и тогда она еще была жива.

В приемном покое больницы Ломбарда все уже было приготовлено к срочной операции. Ведущий хирург осмотрел пострадавшую.

— Тяжелый случай, — заявил он, — перелом основания черепа, бедра и таза. Все зависит от того, справится ли сердце.

Анестезиолог уже занял свое место, хирург давал последние указания. Выходя, чтобы приготовиться к операции, он сказал:

— У нее на руке обручальное кольцо, видимо, замужняя. Надо сообщить родным. Адрес известен?

Одна из сестер открыла сумочку и стала искать записную книжку. Она рылась долго, наконец, что-то нашла.

— Миссис Сара Гарнер, актриса.

— Телефон есть?

— По-видимому, нет.

— Тогда пусть полиция сообщит семье.

Через десять минут Сара Гарнер лежала на операционном столе. Операция длилась больше часа. Хирург работал с огромным напряжением, но в конце концов анестезиолог дал знак прекратить операцию.

— Этого я и боялся — сердце! — пробормотал хирург, рот и нос которого были закрыты маской.

Когда Сару Гарнер вывезли из операционной, она все еще была жива.

Полицейские нашли Гари Гарнера в кухне его деревянного дома. Он сидел перед наполовину опорожненной бутылкой виски. Он не понял того, что ему сказали. В эти сутки на него свалилось столько, что голова отказывалась переваривать очередные вести.

Но потом, в больнице Ломбарда, сидя перед высокой кроватью, на которой медленно умирала Сара, когда ясность сознания вернулась к нему, он стал различать происходящее вокруг.

«Она скоро умрет, — думал он без всякого сожаления. — Это провидение так решило, она не сможет больше меня обманывать, ей не придется признаваться в задуманном покушении. Что я ей сделал? Сара, почему ты решила так поступить со мной?..»

Когда она умерла, он перестал ломать голову над тем, что побудило ее нанять убийцу. Он не чувствовал к ней ненависти. Больше того, когда он держал руку мертвой, она была ему почти так же близка, как вчера.

Гарнер помолился и быстро вышел из палаты. Только на улице до него дошло, что это катастрофа, что несчастья преследуют его одно за другим и что сейчас жизнь его висит на волоске, к которому приближается — острие ножа. Сары нет в живых, она умерла быстро и неожиданно, но она оставила завещание. Чудовищное завещание: она наняла убийцу, чтобы он застрелил мужа. Она заплатила за эту работу, и убийца выполнит ее заказ.

Кто он, этот убийца, Гари не знал. Но он был мужем Сары, тем человеком, который должен умереть. Гарнер смотрел на себя, как на дичь, за которой охотятся.

Он остановил такси и бросился на сиденье.

— Куда? — спросил шофер.

— Все равно, хоть к черту на кулички!

— По какой дороге? — продолжал невозмутимо допытываться шофер.

— Поезжай, куда хочешь!

Шоферу приходилось не раз встречаться с обезумевшими от горя пассажирами, и он знал испытанное средство против этой болезни.

— Свезу-ка я вас в пивную, куда вы всегда ходите, хлопните рюмочки три виски, и все как рукой снимет.

— Давай! — махнул рукой Гарнер. — Мне все равно…

В конце концов шофер выяснил, где находится излюбленная пивная этого кандидата в самоубийцы. Он высадил его у дверей бара, округлил сумму за проезд: человек, решивший отправиться на тот свет, не станет мелочиться из-за лишнего цента.

Гари, пошатываясь, вошел в душный зал. Он заглядывал сюда не редко и не часто — раз в неделю, и знал его здесь лишь хозяин.

Гарнер положил локти на высокий столик и поднял большой палец. Ему принесли двойную порцию джина. Он опрокинул рюмку одним махом. Питье показалось отвратительным, но вскоре по всему телу разлилось тепло, противная внутренняя дрожь отступила.

— Еще?

— Нет. — Он отсчитал несколько монет и, приложив руку к шляпе, пошел к выходу. Уже в дверях хозяин окликнул его:

— В чем дело?

Хозяин держал в руках телефонную трубку.

«Телефон?! Это, наверное, ошибка, — подумал Гари. — Никто не знает, что я здесь. Единственный, кто знал, что я иногда сюда заглядываю, была Сара. Но она умерла. Вряд ли с того света можно соединиться по телефону с пивной».

Хозяин положил трубку на стойку. Гарнеру пришлось взять ее.

— Да, — произнес он с трудом.

— Значит, это ты, Гарнер? — У собеседника был отвратительный картавый голос.

— Кто вы?

— У тебя еще будет случай познакомиться со мной лично.

— Вряд ли! Что вы хотите? Человек засмеялся, будто пролаял:

— Не могу тебе объяснить это по телефону. Я должен с тобой потолковать, Гарнер, и немедленно.

— Тогда… приходи сюда, — прикинул Гари.

— Нет, не в освещенной пивной за кружкой пива и рюмкой джина.

— Не хочешь говорить при свидетелях?

— Угадал, Гарнер. Это не каприз и не моя вина. Дело есть дело. Как Сара?

Лишь тут до Гари дошло, что он в западне. Человек, с которым он говорил, — убийца. Гари хотел спросить его, не он ли написал письмо Саре, но не спросил, чтобы не выпускать из рук этот козырь. Если он проговорится, тот сразу поймет, кто есть кто. Гари попытался повернуть острие ножа в сторону противника: убийца должен попасть в ловушку. Все это он прокрутил в голове молниеносно. Несмотря на критическое внутреннее напряжение, ответ его прозвучал вяло — так отозвался бы человек инертный.

— Сейчас, пожалуй, рановато, — раздумчиво обронил он, — конечно, рановато…

Он предоставил противнику самому назначить время и место встречи.

— Давай обговорим все в твоей хате, там нам никто не помешает.

Гари зло ухмыльнулся, к счастью, его собеседник не мог этого видеть.

— Да, согласен. Там, — Гари снова помедлил, — действительно никто нам не помешает.

— Тогда — через двадцать минут.

Это не устраивало Гари.

— У меня со вчерашнего дня во рту маковой росинки не было Надо что-нибудь проглотить, — уперся он, — это займет с полчаса. Да еще полчаса на дорогу. Приваливай ко мне через час, дверь на кухню запирать не буду, можешь не звонить.

— Ладно, значит, в половине десятого. Я буду вовремя.

Гарнер положил трубку.

— Бог не выдаст, свинья не съест, — пробормотал он, выходя из пивной.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать