Жанр: Космическая Фантастика » Чарльз Ингрид » Несущий перемены (страница 12)


Глава 7

От вибрации тяжелого крейсера, летящего в космосе, гудел металлический пол под ногами, пока Алекса пробиралась по коридору. От влажного воздуха рубашка прилипла к ее телу, пот струйками стекал по рукам. Она провела ладонью по лбу, в бесполезной попытке вытереть его. Абдрелики любили сырость. Крейсер уже давно летел в космосе, а большинство абдреликов в его экипаже не взяли с собой симбионтов, своих таршей, которые чистили кожу амфибий. Мази только раздражали складки толстой гиппопотамовой кожи и высушивали их, так что приходилось терпеть удушливый и влажный воздух. Алекса облизнула губы, почувствовав соленый пот, и остановилась, прислушиваясь.

Ее темные кудри прилипли к голове и шее, они отросли длиннее, чем она привыкла носить, но влажность им ничуть не вредила – ее волосы оставались густыми и блестящими. Алекса заложила пряди волос за уши, пытаясь уловить хотя бы отдаленный звук среди шума механизмов корабля.

Она получила свободу, которой пользовалась осторожно, и теперь не хотела лишаться ее просто из-за собственной глупости. Чоя Недар интересовал ее, но не настолько, чтобы ради него рисковать привилегиями. Оба они были своего рода узниками, и Алекса знала, кого из них ГНаск считает сейчас более ценным. Пилот-чоя привлекал его внимание, а ее считали бесполезным багажом, собираясь передать отцу, как только наступит удобное время. Если ее застанут здесь, в коридоре, то запрут в своей каюте, размером едва ли больше гроба, пока ГНаск вновь не вспомнит о ней.

С другой стороны, чоя был гордым пленником, взятым во время Двухдневной войны и отверженным его народом. Никто не скорбел о его потере, никто не разыскивал его. Никто из чоя даже не знал, что Недар еще жив… Алекса опустилась на колено, заметив какое-то движение впереди, в полумраке коридора. Она сдерживала дыхание и желала так же сдержать бьющееся сердце – до еле слышных ударов, или вообще остановить его.

– Ты, Алекса? – послышался из каюты-камеры голос – сухой, циничный, надменный, с двумя тональностями. Голос чоя.

Откуда он узнал? Алекса не понимала. Недар делал это и прежде. Будь он абдреликом, Алекса поняла бы, что он почувствовал запах крови и выделений, к чему были особенно чутки хищники. Но она знала, что чоя не наделены таким острым чутьем. Несмотря на отсутствие ушных раковин, они слышали поразительно хорошо, но видели на среднем уровне, а обоняние у них было даже хуже, чем у людей. Так как же Недар разглядел ее в темноте, через решетку? Откуда он узнал?

Алекса встала и решительно прошлась по металлическому полу, производя значительно меньше шума, чем грузные абдрелики. Чоя сидел на полу клетки, а не на ложе и не на стуле, поставленных для него. Он опустил плечи и не взглянул на приблизившуюся Алексу.

– Камеры отключены, – заметил Недар, когда она опустилась рядом с ним, скрестив ноги.

– Я слышала, что это входит в их планы. Они играют с тобой, – подобно Недару, Алекса говорила на трейде, но чоя более бегло пользовался этим языком.

Чоя поднял голову и оглядел ее огромными сверкающими глазами. Алекса вспомнила о глазах абдреликов, полускрытых в складках, острых и прищуренных, глазах охотников, постоянно жаждущих крови. В глазах чоя тоже промелькнул хищный отблеск. Она вспомнила, что Недар в основном выполнял боевые контракты!

– Они зря теряют время, и ты тоже. Тайна тезарианского устройства умрет вместе со мной.

– По-моему, они замышляют убить тебя, как только осуществят свой план, – тихо возразила Алекса, прижимая ладони к прутьям клетки.

– Несомненно, – пилот пошевелился, как будто весь его вес переместился вслед за взглядом. – Однако я видел, на что способны ронины – они считаются одними из лучших, и все же не умеют пользоваться тезарианским устройством.

Он был одет в летный костюм, хотя абдрелики снабдили его чистой одеждой, торопливо подогнанной под его рост и размер. Абдрелики были почти такими же рослыми, как чоя, но более грузными и широкими в бедрах. Алекса могла себе представить, как смотрелась бы на Недаре новая одежда. Она задумалась над тем, что он сказал о ронинах.

– Почему?

Он в упор взглянул на нее.

– Потому, что мы не отдаем наши души.

– Ты защищал Палатона. Зачем?

– Никто его не защищал, – безучастное лицо слегка исказилось. – Просто я не хотел, чтобы ему досталась вся слава. Я – чоя из Небесного дома. Престол Чо будет принадлежать нам, и я надеялся, что с моей победой это случится быстрее.

– Зачем ты прилетал на Аризар?

Он долго молчал, и Алекса поняла, что он размышляет над иронией судьбы, по которой прошлое у них было общим. Подобно Палатону, он побывал на Аризаре. Ей предстояло соединиться с Недаром для очищения. В школе на Аризаре Алексу готовили к работе, сути которой она не понимала, а чоя не собирались ей ничего объяснять. Она, Беван и Рэнд не закончили учебу, поскольку Недар появился в школе, поставил свои условия, и чоя-наставники уступили ему. Алексу пугала жестокость Недара, а Беван, заступаясь за нее, напал на надменного пилота, нанес ему смертельный удар ножом и бежал.

В школе поднялась паника, и Алекса решила, что пора звать на помощь своих союзников, абдреликов. Но на Аризаре оказались защитные укрепления, и Алекса чудом пережила и налет абдреликов, и оборону заритов. Школа была уничтожена. Уцелевшие ее обитатели бежали, увозя свои тайны.

ГНаск и его генерал ррРаск пришли к выводу, что чоя намеревались сделать людей пилотами, ибо и школа, и Дом чоя на Аризаре оказались колонией инакомыслящих. Не в силах

поддержать свою численность, они прибегли к помощи наемников. Чтобы покорить галактику, каждому требовалось прежде всего преодолевать космос, а для этого был необходим пилот, умеющий пересекать Хаос. Там космос изменялся, терял свои свойства, и любые разумно устроенные навигационные системы сбивались. Только чоя могли вторгаться в пределы Хаоса. Только чоя могли надежно, раз за разом проводить через него корабли.

Но неужели это означало, что люди могли совершать то, что было недоступно иврийцам, абдреликам и всем прочим?

Алекса просунула руку между прутьями, пытаясь коснуться его.

– Зачем, по-твоему, меня привезли на Аризар?

Недар моргнул и отвел глаза, глядя поверх ее головы.

– Чтобы использовать, – наконец произнес он, – как масляный фильтр, – и вновь погрузился в молчание.

Алекса мрачно взглянула на него. Она ждала совсем другого ответа и убрала руку из-за решетки. Этот чоя все еще пугал ее по необъяснимым причинам. Точно так же, как она когда-то лишила его надежды, теперь он лишал надежды ее.

Но она не собиралась успокаиваться. Она не позволит случаю выскользнуть у нее из пальцев. Чутье абдреликов, запрятанное где-то в глубине нее, начало подниматься, как пробудившаяся змея. Алекса поднялась, чтобы покинуть клетку и ее обитателя.

Недар поднял голову.

– Ты вернешься вместе с другими? – спросил он.

Иногда ГНаск приводил Алексу с собой, когда являлся допрашивать Недара.

– Не знаю, – равнодушно ответила Алекса.

– Тогда я встречу тебя в другой раз, – его темные глаза пронзительно блеснули, как будто пилот наводил прицел.

Алекса ничего не ответила и вышла, неслышно ступая по полу. Достигнув двери и перешагнув порог, она обнаружила, что ее маленькие руки сжаты в кулаки, а ногти больно впились в ладони. Она не могла выносить эту надменность, пренебрежение чужого народа, их умение хранить тайны, ради которых они похищали детей. Но тем не менее, будучи одной из этих похищенных, Алекса не понимала, что приводит ее в такую ярость.

Позади нее захлопнулась дверь, и Алекса вытащила рубашку из брюк, провела ладонью по плоскому животу и достала передатчик. Его сигналы отдавались на ее коже. Подошедший сзади ррРаск пробормотал:

– Конечно, он все знал.

– Но откуда?

– Он знает тебя, – ответил абдрелик. Он смотрел, как Алекса возится с одеждой, с таким же интересом, как гурман наблюдает за устрицей, прежде чем проглотить ее. Она балансировала на одной ноге, раскатывая штанину до щиколотки.

Наконец она застыла в одном белье. На бледной коже отпечатались следы – там, где проходил провод. Она переступила лужицу слюны там, где стоял генерал, и прислушалась. Передатчик был примитивным даже по земным понятиям.

– Не понимаю, о чем ты говоришь. Абдрелик прикрыл глаза, и складки лиловой кожи вокруг его шеи налились кровью.

– Возможно, – произнес ррРаск, – я сделал это, чтобы узнать истину не от него, а от тебя.

Алекса застыла на полпути, внезапно похолодев. Она не была уверена, что ГНаск достаточно силен, чтобы защитить ее, и даже в том, что у него будут на это причины, если он обнаружит ее союз с ррРаском. Она спрятала замешательство, наклонившись подобрать передатчик и пропитанную потом одежду. К тому времени, как она поднялась, колкие слова сорвались с ее губ:

– Если мы союзники, генерал, вам придется прекратить считать меня добычей.

ррРаск рассмеялся, приоткрывая и вновь пряча клыки, как будто смех с силой вырывался из его пасти. С ловкостью, странной при его размерах, он извлек из ее руки передатчик. Алекса взглянула на его поросячьи глазки, круто повернулась и ушла, не в силах дождаться, пока сможет принять душ и переменить одежду.


Недар перестал прислушиваться к ее шагам, едва захлопнулась дверь. В начале своего затворничества он проявлял некоторый интерес к этой женщине, но вскоре понял, что она почти лишена телепатических способностей и что с нее нечего взять. Оставшись без бахдара, без собственной силы, существуя за счет краденного у других, Недар не имел такой возможности внутри корабля абдреликов. Он не мог удовлетворить свой голод, не мог помыслить о побеге. Что касается расспросов абдреликов, они казались Недару нелепыми. У него было не больше бахдара, чем у камня, и даже если бы он раскрыл правду, он не мог бы подтвердить свои слова, а абдрелики бы не стали его слушать. Героика здесь была ни при чем, хотя чоя не испытывали недостатка в возможности ее проявления. Просто он, Недар, всегда выбирал иной путь.

Он закрыл глаза и задумался о прекрасной Витерне, о встрече с правительницей Небесного дома, если ему удастся бежать. Эти приятные мечты перешли в сон, и Недар проснулся только тогда, когда люк рядом с клеткой с грохотом отворился.

Он заметил краем глаза гибкую фигурку Алексы, а затем перевел взгляд на громоздкого ГНаска и рядом с ним – фигуру чуть поменьше, принадлежащую врачу-абдрелику, самке, которая первой осмотрела Недара, едва его доставили на корабль. Калак явно не была ничьей подругой, ее роль на корабле исчерпывалась лечением. Сейчас она хмурилась, на лице собирались резкие морщины.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать