Жанр: Космическая Фантастика » Чарльз Ингрид » Несущий перемены (страница 2)


Было бы глупо открываться сейчас, но бывали времена, когда вновь обретенный бахдар распространялся вокруг него так явно, что Чирек понимал – другие чувствуют это. Он старательно воздвигал вокруг себя защиту, надеясь, что времена, когда он осуществит надежды и чаяния чоя, уже близки. Об этом не знали ни Миск, ни Кативар. Никто, даже Малаки, у которого еще остались слабые проблески бахдара, не знал и не подозревал, что произошло внутри Чирека.

Голубое пятно возникло в самой середине процессии и метнулось в сторону.


Рэнд весь напрягся, стараясь не отставать от Палатона. Он уже не носил повязки, кости удачно срослись, мышцы восстановились после упражнений, но он чувствовал себя неловким, как младенец, делающий первые шаги. Палатон приостановился и обернулся, взглянув на неге..

– Я слишком спешу, – заметил чоя подрагивающими от добродушной насмешки голосами.

– А я не слишком, – Рэнд тяжело дышал, как после долгого бега. Он откинул челку темных волос со лба. Ему пора было подстричься, но здесь эта задача оказалась невыполнимой. Чоя дорожили своими роскошными гривами. Люди же, с их более низкими лбами, предпочитали, чтобы волосы не заслоняли им глаза.

Почти бессознательно он прощупывал бахдаром толпу, чувствуя напряжение ее восторга при виде Палатона. Чужой бахдар ярко пульсировал. Рэнд виновато приглушил его – эту силу, которая по праву принадлежала Палатону и когда-нибудь должна была вновь оказаться у пилота, если только найдется способ отдать ее. Рэнд не имел на нее права, едва ли знал, как ее использовать, но бахдар струился глубоко в нем, как река, несущая неизведанную силу и богатство, и временами Рэнд просто не мог не замечать ее приливы.

Теперь было как раз такое время. Он остро чувствовал толпы вокруг, стремящиеся увидеть их. Он ощущал тепло их чувств, а среди них – уколы ненависти. Эта ненависть предназначалась для него, инопланетянина, безобразного существа, незваного гостя, воспользовавшегося их силой, чтобы очутиться здесь, неприятного и опасного чужака. Все чувства чоя были искажены ксенофобией. Рэнд оглянулся, как будто видя ее, и споткнулся на неровном тротуаре. Палатон протянул руку, чтобы поддержать его, и от этого движения бахдар вновь вспыхнул, устремившись к руке – Рэнд чувствовал, будто мощный поток хлынул в пересохшее русло, пропитывая его дно и не замечая, что от этого слабеет он сам.

Палатон шумно вздохнул, почувствовав этот прилив. Он взглянул на Рэнда, и его огромные янтарные глаза засияли от прикосновения к запретной силе. Оно продолжалось всего долю секунды, но за это время Рэнд успел понять, что ощущал теперь и чего лишился его друг. Горло Рэнда сжалось от невозможности помочь пилоту обрести то, что было отнято у него.

Рэнд приоткрыл рот для невольного извинения, но промолчал. Послышался крик, затем пронзительный визг. Где-то рядом загрохотали шаги. Тела чоя вокруг качнулись, и Рэнд почувствовал, как бахдар вновь разгорается в нем. Опасность! Он обхватил руку Палатона и потащил его в сторону, прочь от опасности. На них надвигались три чоя. Рэнд не видел, есть ли у них оружие – главным сейчас было уберечь Палатона.

Палатон вначале застыл на месте, наклонив увенчанную гребнем голову в сторону источника опасности – почти так же, как лось, готовящийся к поединку, – но тяжесть тела Рэнда лишила его равновесия. Рэнд почувствовал, как тело Палатона придавило его. Мысли вихрем закрутились в его голове, настойчиво призывая освободиться. Чоя, преградившие им путь, внезапно резко остановились, как будто наткнувшись на невидимую стену, и вдруг растянулись на тротуаре, как подкошенные. Мгновенно к ним подскочили охранники Йораны. Чоя резко приказала незнакомцам встать.

Рэнд почувствовал на своей руке руки другой чоя, блестящее лазурное платье которой на мгновение ослепило его. Тем временем Палатон поднялся.

– Они безоружны, – заметил Палатон, досадуя на Рэнда и собираясь с силами. Рэнд

пожал плечами.

Его бахдар еще сиял в полную силу. Чоя в голубом платье стояла возле него, и бахдар рванулся к ней, на мгновение соединив их искрящимся мостом. Незнакомое ощущение потрясло Рэнда, и он с отчаянием попытался подавить бахдар. Тот нехотя угас. Как всегда при этом, Рэнда охватила Странная пустота. Чоя в голубом платье, ростом едва ли выше него, шагнула в сторону с улыбкой, поводя ореховыми, со слабым зеленоватым отливом глазами и бормоча извинения. Повернувшись, она еще раз ослепила Рэнда голубым платьем – более пронзительного цвета, чем небо Чо. Рэнд в растерянности смотрел ей вслед.

Йорана стояла возле пленников. Палатон оглянулся, заметил, что Рэнд находится довольно далеко, и шагнул к нему. Его ноздри трепетали, и Рэнд понял, что инстинктивно пилот втягивает аромат только что сгоревшего бахдара.

– Прости, – начал Рэнд, но Палатон взмахом руки остановил его.

– Позднее. С тобой все в порядке?

– Да, – Рэнд взглянул на пленников, которых умело связывали охранники Йораны. – Никто из них даже не успел выстрелить.

– Да, – коротко отозвался тезар. – Это Заблудшие. У них нет бахдара, и потому они не знают, когда лучше всего нанести удар.

Рэнд покрутил головой в попытке расслабить мускулы шеи. Все-таки жизнь полна неожиданностей. Придется когда-нибудь объяснить это Палатону. Самые искусные убийцы галактик, ронины, не полагаются на бахдар, чтобы наносить удары, и этим троим вполне могло повезти.

Йорана отдала краткий приказ увести пленников и отправила с ними четырех охранников. Обернувшись, она нашла глазами Рэнда и Пала-тона.

– Есть проблемы? – спросила она, и ее голоса прозвучали напряженно, несмотря на беспечный тон.

– С нами все в порядке, – Палатон махнул рукой, как бы подтверждая это.

На ее лице появилось выражение облегчения.

– Мы уже почти на месте, – заметила она.

Палатон кивнул, Рэнд чувствовал понимание между ними, от чего немногие слова, которыми они обменялись, приобретали более глубокий смысл. Его вновь пронзила тоска одиночества. Он был один на Чо, и вряд ли это могло измениться. Чоя общались с представителями других народов только за пределами своей планеты или на территории Союза – например, Скорби. Чоя, не вылетавшие за пределы своей планеты, казались ограниченным, страдающим ксенофобией народом.

Рэнд попытался не думать о том, каково будет всю жизнь провести в одиночестве, привязанным к Палатону и не способным даже расстаться с ним. После нескольких минут замешательства процессия двинулась дальше.


Миск и его сообщники потерпели поражение, но Чирек не мог не порадоваться, видя, как быстро продвигается вперед чоя, используя поражение и неожиданную остановку процессии. Рэнд оказался буквально в ее объятиях. Контакт между ними не мог быть более близким. Сердце священника забилось.

После того, как процессия удалилась, он осторожно вышел из убежища, направляясь к заранее условленному между ним и чоя месту встречи. Опустив голову, чувствуя радостные подрагивание гребня, он пробрался в кафе. Успех был в его руках, и не только успех, но и надежда – близилось Преображение.

Он занял место и заказал вино бледно-желтого цвета, лучшее, какое только нашлось в кафе, попросив поставить на столик два бокала. Со своего места он видел мусор на улице, оставленный колонной. Поднимался ветер.

Бутылка вина давно согрелась, когда Чирек наконец поднялся. Он оглядел улицы, на которые вернулась привычная суета, как только закончился ритуал. Чоя возвращались к повседневным делам. Чирек не знал, что и думать – либо она не хотела, либо не могла прийти.

Чоя исчезла.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать