Жанр: Космическая Фантастика » Чарльз Ингрид » Несущий перемены (страница 23)


Глава 13

Гатон вышел из душной комнаты, сухое тепло которой вызывало боль самых разных оттенков в его старческих суставах. Заметив, что на пульте вспыхивает сигнал, он направился к нему, по пути распуская пояс летнего одеяния. Он уже не в первый раз подумал о том, не причиняет ли стресс ему не меньше боли, чем погода и возраст. Он уже потерял всякую надежду на то, что Чаролон может обойтись без Переселения и им придется собирать вещи и куда-то перебираться. Однако сейчас было бы недурно оказаться среди цветущих деревьев фити, листва которых шевелится от легкого бриза над побережьем – он не отказался бы от такого Переселения.

Склонившись, он включил пульт. На экране появилось лицо чоя из команды связи.

– Сообщение было передано на корабле, – ответила чоя на вопрос. – От императора, министр.

Гатон почувствовал беспокойство. Межпланетные переговоры иногда откладывались на несколько дней, и если воспользоваться рейсовым кораблем, Паншинеа мог бы сберечь время. Гатон проверил расписание рейсов, чтобы доставить ему ответ подобным способом – несомненно, император хотел получить его немедленно.

Министр сел.

– Включите сообщение. Воспользуйтесь системой защиты, – попросил он чоя. Она решительно кивнула и забегала пальцами по клавишам. Экран по-прежнему оставался темным, и Гатону пришлось сдерживать нетерпение.

Теперь его сон стал не таким, как в юности, ему уже не снились полеты, как тезарам, одним из которых он мечтал быть. Тем не менее, сон приносил облегчение, а сегодня он был прерван ранним появлением Палатона. Гатон удивился, не заметив проблеска в бледно-голубых глазах Ринди – очнувшись наконец, его друг с трудом узнал Гатона, который лично явился проверить новость. У Ринди всегда были совершенно необычные глаза, думал Гатон – чистые, голубые, как лужицы дождевой воды. Однако восстановить сон таким, каким он был в юности, было глупо и надеяться.

Он проснулся под утро с нудной головной болью, эхом отдающейся во всех суставах. Не проверив сообщения, он поспешил выйти из душной комнаты. А теперь он ждал сообщения Паншинеа – ибо это не вызывало у него сомнений.

Как будто по приказу, экран осветился. Паншинеа сидел, отвернувшись от него к кому-то, находящемуся рядом, в комнате посольства. Неожиданно император повернулся и сел к экрану – нетерпеливо, как всегда, подумал Га-тон.

– Гатон, я хочу знать имя тезара, который в настоящее время работает на ГНаска, – без предисловий начал император. – Я помню о секретности, но сейчас решил перехитрить Йорану. Она бы перехватила это сообщение, поэтому я решил не рисковать.

– Разумно, – признал Гатон. Но ни один из Домов не одобрил бы поступок императора.

Паншинеа помедлил, позволяя министру прийти в себя. Он потер затылок, выдавая утомление.

– Как только ты узнаешь его имя, надо установить с ним контакт. Воспользуйся телепатией. Должно быть, это чоя из Звездного дома с достаточно сильным бахдаром, чтобы суметь это сделать. Я хочу знать его нынешнее положение и место назначения. Кое-кто жаждет встречи с абдреликами. И чтобы ты не думал, что меня вновь подводит рассудок, поясняю: речь идет не о военных действиях.

У Гатона и в самом деле мелькнула такая мысль. Будучи чоя из Небесного дома, он должен был прежде всего думать о нисхождении Звездного дома на престоле Чо, но не делал этого. Он выполнял свою работу безукоризненно и толково, оставался верным императору, и падение Паншинеа было бы для него не менее досадным, чем собственное. Его самолюбие простиралось далеко за пределы Домов.

– Сделай это для меня, – продолжал Паншинеа, – и как можно быстрее. Спешка здесь чрезвычайно важна, и мы получим время, чтобы подготовиться к ответу на обвинения абдреликов и людей.

Наконец-то Гатон понял, о чем ведет речь император. Пока он обдумывал дальнейшие действия, экран погас. Записи о контрактах тезаров хранились в трех летных школах. Легче всего будет разобраться со школой Голубой Гряды – Хаторд, как сравнительно молодой наставник, не откажется дать ему информацию, на которую министр ресурсов не имеет права претендовать. Во дворце имелись сведения о контрактах, однако чаще всего без указания имен тезаров. Гатон мог бы просмотреть их, зная, кто выполняет контракт, а кто находится в отпуске, но это займет несколько дней. Телепатическая связь не давала преимуществ реального разговора, просто подтверждала, что тезару совершенно необходимо как можно скорее связаться с Домом. Но даже это было бы невозможно без знания имени пилота.

Нет, лучше всего направить усилия на робкого, тихого Хаторга. Гатон провел ладонью по пульту, выключая его. Теперь следовало поразмыслить, как осуществить свою задачу. Просьбу Паншинеа было гораздо легче высказать, чем выполнить.


Кативар услышал новость о пробуждении Риндалана в тот момент, когда вышел из машины в гараже. Голоса репортеров сообщали об этом из многочисленных динамиков внутри гаража и на улице. Сообщение было неясным и обрывочным, но прежде, чем Кативар успел о чем-нибудь подумать, к нему подошли.

– Прелат, не могли бы вы сообщить, как подействовало на вас пробуждение Верховного прелата?

Этот вопрос привел его в полное оцепенение. Кативар окинул взглядом техническую экипировку репортера, изобразил на лице приветливую улыбку, которая, впрочем, напоминала гримасу.

– Мы все надеемся, что это

будет первый шаг к полному выздоровлению.

– Из дворца сообщают, что вы проводили почти все время рядом с Прелатом.

Кативар расслабился – распространение этой вести было им предусмотрено.

– Он – глава нашей церкви, а мне заменяет и отца. Нам всем было больно видеть его в таком состоянии.

– Вы были рядом с ним, Прелат Кативар, когда на Риндалана напали?

Кативар прислонился спиной к машине, загораживая пульт, на котором он еще не успел сменить координаты места, откуда прибыл. Он загасил улыбку, напустил на лицо торжественное и смиренное выражение и ответил:

– Да. Когда начался мятеж, Риндалан был буквально потрясен. Он попросил меня выйти с ним и попробовать призвать чоя к порядку, – он откашлялся. – Если вы не против… я хотел бы застать его в сознании.

Репортер выключил камеру, пробормотал слова благодарности, затем поспешил в помещение прессы при дворце. Кативар проследил за ним, оглядел гараж и вернулся к своему делу. Его пальцы двигались машинально, а мысли были уже далеко, взвешивая все последствия. Он дважды проверил компьютер, чтобы убедиться, что ложная программа пути записалась правильно, и поспешил во дворец. Репортеры толклись на ступенях, оповещая чоя о заявлениях врачей. Кативару пришлось проталкиваться сквозь их толпу, но ни один из репортеров не узнал в нем помощника Риндалана и не остановил его.

Он поднялся на лифте прямо к комнатам Верховного прелата, и его сердце грохотало от тревоги. Охрана встретила его у дверей – два чоя в защитной одежде с инфорсерами наготове и суровыми лицами.

– Простите, Прелат, вход сюда воспрещен. Кативар резко остановился, приоткрыв рот.

– Но я его помощник! Вы не имеете права не пускать меня!

– Помещение охраняется. Доступ открыт только узкому кругу лиц.

У Кативара от спазма сдавило горло. Неужели все открылось? Но как они узнали? Судя по приборам, считывающим показания бахдара, Ринди был уже наполовину трупом.

– Но я наверняка должен быть среди допущенных.

Чоя, стоящая позади него, шагнула в дверь и исчезла, но охранники придержали Кативара, уперев ему в грудь ладони. Кативар почувствовал, как улыбка застыла на его лице, и лихорадочно стал размышлять, что могло случиться в его отсутствие. Второй стражник шагнул в комнату и тут же вышел со сдержанной улыбкой.

– Прелат Кативар, Верховный прелат рад слышать о вас, но врачи подтверждают, что доступ в его комнату сейчас для вас закрыт. Через несколько дней ситуация, возможно, изменится.

Кативар подавил взрыв возмущения. Он склонил голову, надеясь, что этот жест покажется проявлением смирения и проклял себя за то, что так и не дал смертельную дозу старому глупцу, пока была возможность.

– Прошу вас, передайте мои наилучшие пожелания Верховному прелату и скажите, что я надеюсь вскоре увидеться с ним. Нам предстоит много работы, – он повернулся и пошел прочь.

Шагая по коридору, он успокаивал себя, убеждая в том, что если бы что-нибудь открылось, если бы у охранников были доказательства его вины, его тут же схватили бы. Следовательно, они располагают только догадками, но не уликами. Он потерял одну возможность, но не все.


Йорана вернулась к себе в конце дня. Сбросив башмаки, она села, включила кондиционер, и прохладный ветер стал медленно обвивать ее тело. Она напомнила себе, что вскоре сезон жары должен пройти. Конечно, ее рабочий день при этом не станет короче, но, по крайней мере, легче. Она повернулась в кресле и взглянула на сияющее чистое небо за окном, подумав, что теперь ничто не напоминает ей о мрачных днях мятежа.

Продолжая вращаться в кресле, Йорана оглядела комнату.

На ее столе лежал конверт. Печать на нем была цела, значит, конверт только просветили на охране, но не вскрывали. Будь ее положение менее высоким, конверт бы не только просветили, но вскрыли и просмотрели содержимое. Йорана сидела, глядя на конверт и чувствуя себя слишком усталой, чтобы встать. Наконец, она собралась с силами и духом.

На нем не было никаких подписей, знаков, хотя он был обычным. Йорана смутилась, но затем, решившись довериться вниманию охраны на контроле сообщений, вскрыла конверт. В нем ничего не взорвалось, изнутри не распространился ядовитый газ, но Йорана обнаружила, что стоит в напряжении, со сжатыми плечами, ожидая чего угодно.

В ее руку скользнул дорожный билет и листок бумаги. На билете было указано место назначения – Баялак, а в записке говорилось только: «Появилась новая прорицательница. Найди ее».

Записка была нацарапана вручную, довольно. Поспешно, но Йорана не нуждалась в разъяснениях, чтобы понять, что она прислана Малаки. Его поступки не переставали удивлять ее. Каким образом она должна была исполнить его просьбу? Все следы прорицательницы уже наверняка загрязнены до неузнаваемости. Однако если Малаки прислал ей письмо подобным образом, значит, оно было слишком важным, чтобы оставлять его в нише садовой стены. А покупку билета можно с легкостью отследить.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать