Жанр: Космическая Фантастика » Чарльз Ингрид » Несущий перемены (страница 41)


– О, нет! – Рэнд помотал головой. – Не пытайся сделать из меня мессию. Я не знаю, кто такая Дорея, но у меня нет ничего общего с вами и с вашей религией.

На этот раз Чирек не стал с ним спорить. Он просто открыл ящик стола, вытащил фотографию и положил ее на стол.

Рэнд не коснулся фотографии. Он взглянул на изображение молодой чоя с ореховыми глазами, в поблескивающем голубом платье с пышной юбкой – она выглядела, как любая девушка, демонстрирующая свою красоту с лукавым и невинным видом. Рэнд неожиданно вздрогнул, узнав ее. Именно эта чоя неожиданно столкнулась с ним во время парада.

Он взглянул на Чирека. Тот вытащил еще одну фотографию и положил ее поверх первой.

На фотографии вновь была Дорея, только Рэнд не сразу узнал ее – глаза у чоя были завязаны, и она сидела, прямая и неулыбчивая, в темном помещении, а нарядное платье превратилось в лохмотья, болтающиеся на ее плечах. Неужели он сделал это? Рука Рэнда затряслась, когда он взял фотографию за краешек, как будто желая оттолкнуть ее.

– Что случилось с ее глазами?

– Она вырвала их, пораженная теми видениями, которые не могла ни понять, ни контролировать.

– Я не хотел этого, – произнес Рэнд едва слышным голосом.

– Да, – согласился Чирек, разглядывая фотографию. – Это моя работа. Я и подумать не мог, что ее ощущения будут такими сильными, не предупредил ее, никак не подготовил, поскольку хотел, чтобы Преображение было реальным, а не воображаемым. Я – плохой священник, – скорбно добавил он. – Я уничтожаю свой народ, неся им то, о чем они молились.

– Я не мог этого сделать, – повторил Рэнд. Внутри у него все онемело и исказилось. – Я не тот, за кого ты меня принимаешь. Этого не может быть! – Это сила Палатона, думал он, а не моя. Он просто не мог быть таким, каким его считали. – Я даже не чоя!

– Да. За исключением нескольких дипломатов, допущенных сюда, ты – единственный инопланетянин, который появился здесь за последние триста лет, – Чирек взял снимки и убрал их. – Я ничего не могу объяснить. Я только знаю, что случилось со мной и с Дореей. И если бы ты пришел ко мне, хвастаясь своей силой, я бы не поверил тебе. Но ты этого не сделал. Последствия для тебя будут не меньшими, чем для нас, но отрицанием тут не поможешь.

– Но я даже не знаю, что такое бахдар, – тихо проговорил Рэнд.

– Не сомневаюсь. Никто из инопланетян этого не знает. Можешь вообразить себе шок исследователей Союза, если они обнаружат, что мы пилотируем корабли силой своих парапсихологических способностей? Чоя из Домов хорошо знают, какую тайну хранят. Я убежден, что ксенофобию у нас приветствуют те, кто хочет отдалить нас от других народов. И наша тайна остается тайной – так или иначе, – он сделал значительную паузу. – Рэнд, я хочу сказать тебе – твое пребывание здесь тесно связано с судьбой нашей планеты, нашего народа. Твое появление у нас не было случайным. Ты не заблудившийся чужак. Ты принес Преображение, которое дарует надежду всем нам.

– Это не я… – вновь запротестовал Рэнд.

– Докажи это. Поедем со мной в Баялак, туда, где находится Дорея, и ты прочитаешь будущее в ее незрячих глазах. Докажи то или иное, только не допускай сомнений, – и Чирек откинулся в кресле, ожидая ответа.


Йорана обнаружила, что Гатон упрямо пытается связаться с Паншинеа, игнорируя ее присутствие. После длительного ожидания она решила, что мешать ему не следует, и отправилась проведать Риндалана.

– Ну-ну, – массивный роговой гребень, увитый редкими прядями седых волос, качнулся в ее сторону, и Ринди устремил на Йорану пронзительные голубые глаза. Почти немедленно он добавил: – Похоже, это визит вежливости, – казалось, он чем-то раздражен.

– И да, и нет, – она огляделась. Ринди сидел в коляске. Ложе было убрано, большинство приборов исчезло, в глубине комнаты возились только двое врачей.

– Ты видел Рэнда? – этот вопрос вырвался у них обоих одновременно.

Ринди криво улыбнулся.

– Я думал, что смогу навестить его сегодня.

– А Палатон надеялся, что он почти весь день проведет с тобой.

Прелат поднялся с коляски. Он стоял, слегка покачиваясь, и ближайший из врачей издал предостерегающее восклицание, готовый броситься на помощь.

– Здесь много злоумышленников – даже в этих стенах.

Йорана ответила ему раздраженным взглядом, желая дать понять, что не нуждается в напоминаниях. Она отвернулась.

– Я пришлю его сюда, как только найду.

– Обязательно, – попросил Ринди, и Йорана поспешно вышла из комнаты.


Она вернулась к наблюдательному посту. Едва переступив порог, она потребовала:

– Дайте мне сведения о сегодняшних передвижениях человека, – одновременно с этим она схватила со стойки инфорсер и сунула его в карман.

Двое наблюдателей, ближайших к ней, просмотрели записи и встревоженно переглянулись.

– Никаких следов, – сказал один из них. – Ничего – после того, как он встретился с Чиреком и отправился с ним выпить брена.

Чирек! Йорана задумчиво помолчала и попросила:

– Покажите их встречу.

Угловая камера запечатлела ее довольно плохо, но лицо Чирека не вызывало сомнений. Совпадение вместе с внезапным исчезновением Рэнда насторожило ее.

– Хорошо. Где сейчас Чирек?

– Еще не снял защитное поле в своем кабинете.

Она взглянула на второго чоя.

– Проверьте записи. Я хочу знать, когда было включено поле и сколько времени его не выключали.

Вытащив инфорсер, она проверила заряды, и тут второй чоя сообщил:

– Поле включено уже почти час.

Необычно долгая защита… Йоране это не нравилось.

Что, если под этим полем спрятан Рэнд… или его труп?

– Пусть охранники с этого этажа встретят меня у лифта. Я иду туда сейчас же, – распорядилась она, направляясь к двери.


– Я не могу покинуть дворец, – ответил Рэнд. – Я слишком заметен.

– Это нетрудно поправить – несколько повязок, другая одежда, и никто тебя не узнает. Что касается поездки в Бая лак… ходят слухи, что там появилась прорицательница. К ней уже потянулись паломники, и среди них ты не станешь особенно заметным, – Чирек помолчал. Легкий шум послышался снаружи, за пределами поля – он означал, что комнату просматривают. Шум исчез, затем усилился.

– Пойдем со мной, – вновь предложил он, вкладывая в голоса всю убедительность вновь обретенного бахдара. – Доверься мне и проверь свои возможности.

Рэнд сжал губы, затем принял решение – он знал, что с трудом сумеет объяснить его Палатону.

– Хорошо, я пойду – но только чтобы доказать, что ты ошибаешься.

Чирек вскочил на ноги, убирая поле.

– Отлично! Тогда поспешим, – он схватил человека под локоть и потащил его из кабинета, свернув за первый же угол коридора.


Когда экраны сообщили, что Рэнд не появлялся, а Йорана вышла, Кативар решил, что самое время прояснить ситуацию с Риндаланом. Если представится возможность, надо избавиться от старого чоя побыстрее, пока он не окреп и его смерть еще можно приписать внезапному рецидиву болезни.

На этот раз его не остановили на пороге комнаты Риндалана – в сущности, двери были широко распахнуты, и Кативар сразу увидел, что Прелат ездит по комнате в коляске, внимательно огибая углы мебели. Кативар смущенно ступил внутрь, зная, что защитное поле может быть закрыто для него, но ничего не случилось.

Старый глупец выглядел весьма оживленным. Кативар искренне пожалел, что не расправился с ним раньше, и теперь только Вездесущему Богу известно, каких неприятностей можно ожидать от него. Однако он мрачно задумался, неужели Ринди знает, что его предсмертный бред помог подготовить надежную ловушку для Палатона. Кативар не сделал никаких попыток спрятать широкую улыбку, возникшую у него при этой мысли.

Ринди развернулся и подъехал к нему.

– Кативар! Пришел призвать меня к работе?

Молодой священник коротко поклонился.

– Да, ее накопилось достаточно.

– Врачи обещали выпустить меня отсюда через пару дней. Но большая часть работы может подождать до этого времени, верно? – бледно-голубые глаза пронзительно вглядывались в него.

– Конечно, работа подождет. Однако уже составляется комиссия для тестирования нынешнего поколения. У нас есть еще несколько дней, но, кажется, предстоящее дело надо обдумать заранее, не так ли?

Ринди запустил узловатые пальцы в растрепанные пряди волос.

– Я чуть не позабыл об этом. Ты прав. Они позволяют мне думать – хотя не слишком долго и не напряженно, пока я не захраплю чересчур громко.

Кативар удержал на лице улыбку.

– Хорошо. Теперь, когда я увидел вас, моя душа спокойна. Надо ли мне прийти завтра? Может, начнем разбирать дела?

Ринди бросил взгляд на ближайшую из врачей. Она покачала головой. Прелат вздохнул и ответил:

– Подожди еще два дня, Кативар. К тому времени я оправлюсь достаточно, чтобы избавиться от них.

Врач засмеялась.

– Отличная мысль! – она проверила хронограф и заметила: – Пора заканчивать визит. Выбирайтесь из коляски, Прелат, и ложитесь отдыхать.

Кативар попятился к выходу.

– Два дня! – произнес он. – Буду так рад вновь работать с вами!

Врач захлопнула за ним дверь, и Кативар не услышал дальнейших слов Риндалана. Пока он был свободен. Свободен, чтобы найти еще пару чоя для опытов Эрлорна и обдумать планы. Надо поразмыслить о патенте на очистку воды, принадлежащем Витерне из Небесного дома, да и рахл еще не готов, но когда это случится, ему понадобится свободный и легкий доступ к станциям очистки воды. Стоит ему побывать в постели Витерны, и этот вопрос разрешится. Он достаточно близок к ней, чтобы заслужить такое. Ей недостает всего нескольких голосов, чтобы изменить решение суда. Будучи Верховным прелатом, вторым после Риндалана, он обладает достаточной силой. Но стоит помедлить еще дольше, и Риндалан отнимет у него силу, которой Кативар так долго добивался. Что, если Ринди подозревает его? Нет, лучше нанести удар пораньше, как можно раньше, закинуть крючок и подцепить рыбку, а не распроститься со всеми надеждами.

Надо как следует подумать о Витерне. Эрлорн проследит за Чиреком и узнает, что тот замышляет. Хотя у Кативара не было доказательств, он считал, что этот скромный служащий вполне может быть главой подпольной церкви, в последнее время Чирек стал проявлять странную активность. Он заслуживал более пристального наблюдения. Вероятно, Чирека следует даже прикончить – лишь бы не вызвать подозрения Малаки.

Кативар кратчайшей дорогой направился к гаражам.


Охранники встретили ее на пересечении коридоров, сразу у кухни. Подметки их сапог гулко стучали по полу, когда весь отряд торопился к кабинету, который Чирек разделял с полудюжиной служащих. Йорана вошла туда первой, не выпуская инфорсер, на случай, если тот понадобится.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать