Жанр: Космическая Фантастика » Чарльз Ингрид » Несущий перемены (страница 52)


Глава 26

Когда Рэнду удалось открыть веки, которые, казалось, были намертво склеены, он увидел, что Чирек сидит рядом на табуретке, положив подбородок на руку и глядя в окно. Священник уже выходил из дома: от него пахло тропическим воздухом и пакетом. Рэнд с трудом сел, чувствуя неизвестно откуда взявшуюся боль в костях, не говоря уже о мышцах, он решил, что Чирек плачет.

Тут же стоял таз, наполненный чистой водой, и Рэнд снял рубашку, желая вымыться и тем временем дать Чиреку возможность прийти в себя.

Рэнд вытер руки и огляделся, с сожалением думая, что вновь придется надевать старую рубашку, но тут увидел, что Чирек протягивает ему свободную, простую тунику приятных голубовато-зеленых тонов. Рэнд благодарно нырнул в нее.

– Что случилось?

– Сегодня? – вяло спросил Чирек. – Я не уверен даже в том, что случилось вчера.

– Но это… это подействовало, верно?

– Да. Сегодня я побывал там, успокаивая и помогая, чем мог, – Чирек возбужденно встал. – Рэнд, я никогда не ожидал такого – никогда. Они ни к чему не готовы. Они не могут справиться с тем, что обрели. Это какая-то неукротимая буря. Нас ищут стражники.

– Дома, – произнес Рэнд. – Мы должны обратиться за помощью к Домам. Только они способны нам помочь.

– Помочь? Они убьют нас, едва обо всем узнают! – горько воскликнул Чирек. – Неужели ты считаешь, что они согласны поделиться своей силой? Будь так, они бы практиковали перекрестные браки, пытаясь улучшить свое генетическое наследие. Они тщательно выискивали бы среди нас всех способных, – он провел рукой по лбу, будто стараясь стереть свои опасения. – Это моя вина. Я думал, что Дорея – крайний случай.

– Так и есть, – подтвердил Рэнд. – Я еще ни в ком не чувствовал такой силы. Чирек, нам нельзя отступать. Это правильно, справедливо… – Рэнд развел руки, еще дрожащие после ночной работы, и взглянул на них. – Это похоже на молнию – в ней нет ничего дурного или хорошего, просто стихийное явление. Только и всего.

Он впервые чувствовал себя не одиноким. Он ощущал связь, когда сила проходила по нему, будя силу в других существах. Он не мог так легко отказаться от этого.

– Нам нужно кое-что изменить.

– Что же?

– Я не могу преобразить всех за такой короткий срок. Нам надо найти самых способных и ответственных, которые сумеют раскрыться и стать наставниками. – Он потряс расслабленными руками. Он не мог вернуться к Палатону – к Палатону, который боялся, что его сила истощится после возвращения к нему, который стал бы бороться руками и ногами за то, что ему принадлежало, и способен был восстать против Преображения собственной планеты.

Священник тихо проговорил:

– Нам придется уйти в подполье.

– Мы сможем?

Чирек решительно взглянул на него.

– Я могу. А ты…

– Надо искать другой выход, – возразил Рэнд.

– Это означает постоянные переезды, опасность, нищету.

– А как насчет Малаки?

Священник вздохнул и резко сел на край ложа, на котором, по-видимому, провел беспокойную ночь.

– Не знаю. Не понимаю, стоит ли преображать его, можно ли ему доверять. Малаки всегда действовал сам по себе, и хотя он мне нравится, я почти ничего о нем не знаю.

– Тогда мы решим это позднее, – Рэнд сел и натянул ботинки – они были еще мокрыми со вчерашнего дня.

Чирек наблюдал за ним.

– Ты жаждешь этого.

– Неважно, жажду я или нет – это следует совершить. Сделать это просто необходимо, – Рэнд застыл, услышав шум. Напротив него была дверь в другую комнату. – Кто там?

– Дорея и Сели, один из моих помощников. Он был одним из первых, кого ты коснулся прошлой ночью.

Рэнд не мог вспомнить ничего, кроме моря лиц чоя. Но у него не хватило времени на воспоминания, поскольку внезапно по нему прошла тревожная дрожь.

– Нет, кто-то приближается снаружи.

Чирек вскочил:

– Что?

На пороге появилась Дорея – на этот раз в чистом, простом черном платье, касающемся пола, с новой повязкой на лице.

– Бегите, – произнесла она, хватаясь рукой за дверной косяк. Появившийся сзади нее Сели поддержал ее за талию.

– Она проснулась с пророчеством, – произнес Сели, не пуская Дорею в комнату.

Чирек швырнул Рэнду его рюкзак.

– Сюда, – он указал в глубь комнаты, откуда пробивался дневной свет. Рэнд закинул рюкзак за плечо и бросился туда, священник последовал за ним, и они буквально продрались сквозь щели в задней стене строения.

Позади них послышались крики и выстрелы из инфорсера, но пули пролетали мимо. Рэнд чувствовал их жар и понимал, что подобный заряд может причинить много вреда. Чирек потащил его в сторону. Мимо с ревом промчался автомобиль, они едва укрылись.

Рэнд успел заметить лица: впереди что-то вопил Кативар с искаженным от гнева лицом. Сели быстро вывел их к висящему низко над землей в соседнем дворе бронированному автомобилю на воздушной подушке, куда он первой втолкнул Дорею. Им троим пришлось поспешно забираться внутрь. Чиреку это удалось, Рэнд сорвался с поручней, но священник схватил его за шиворот и с трудом затащил в машину.

Сели не успел вспрыгнуть и упал, покатившись по мостовой. Рэнд рванулся к пульту, желая остановить уже набиравшую высоту машину и подобрать Сели, но Чирек громко и протестующе крикнул.

Обернувшись, Рэнд увидел, что Сели лежит, раскинув руки, с выражением боли и ужаса на лице, а через его рубашку проступают красные пятна. Он вздрогнул и застыл. Кативар стоял неподалеку с инфорсером в руке, на его лице было написано

удовлетворение. Он посмотрел вверх и встретился взглядом с Рэндом.

Послышались вопли. Толпы кричали: «Вестник! Защитите Вестника!» Поток тел запрудил улицу, увлекая за собой вооруженных чоя. Еще одна желто-красная вспышка прорезала дневной свет прежде, чем нападающие скрылись в толпе. Больше Рэнд ничего не успел заметить – Чирек дотянулся до пульта, лихорадочно перебрал кнопки, и машина унеслась прочь.


Джон Тейлор Томас приказал проложить курс на Скорбь. Марен отправился к себе в лабораторию, чтобы обработать и подтвердить результаты последних двух дней. Томас вернулся к своим делам и теперь сидел, погруженный в мысли. Он не был уверен, что сможет выполнить предложение, или, вернее, требование Алексы. Несмотря ни на что, он считал себя честным человеком. Однако он мог с уверенностью сказать – ни чоя, ни абдрелики не ведут с ним открытую игру, как и с остальными представителями цивилизаций класса Зет. Он размышлял, пытаясь решить, что делать теперь. Он не был готов к удару, который неожиданно последовал из дальнего космоса.

Корабль содрогнулся. Шлюзы немедленно закрылись, сводя до минимума ущерб в поврежденном отсеке. Томас поднялся с пола. В ушах у него звенело, руки тряслись. Он включил связь, но Барос уже вызвала его, сообщая о случившемся и перекрывая спокойными голосами вой сирены:

– Посланник, с нами все в порядке. Удар нанесли эти ублюдки.

– Намеренно?

– Судя по точности попадания, да, но мы никогда не сможем этого доказать. Я как раз собиралась связаться с вами, чтобы сообщить о неизвестном преследователе, вероятно, ронине. Абдрелики ответят на обвинение тем, что просто пытались защитить нас от атаки и промахнулись. Эти негодяи умеют ловко уходить от ответа. Нам понадобится высказать предположение об их намерениях, а сделать этого мы не сможем.

Томас поднял упавший стул, поставил его и тяжело уселся. Связь перебил шум, и голоса Барос затихли.

– Что повреждено?

– Центр связи. Внутренняя связь на корабле осталась, но внешняя потеряна полностью.

Черт! Томас провел рукой по лицу, заметил, что она покрылась влагой и всмотрелся в нее в тусклом свете каюты, не зная, пот это или кровь.

– Что-нибудь еще?

– Пожар в одной из небольших лабораторий, – Барос помедлила. – Судя по сообщениям оттуда, ваш врач, Марен, задохнулся в дыму.

Томас выругался и стиснул кулаки. У него осталась только самая важная информация. Препарат в виде таблеток лежал на дне его дипломатического портфеля.

Прислушиваясь к общему сигналу тревоги и запаху дыма, просачивающемуся в каюту, он принял решение. Больше ни чоя, ни абдрелики не одержат над ним верх.

Он начнет с Паншинеа, отчаянно жаждущего удержать престол несмотря на угасающую власть. Джон Тейлор Томас задумался о том, что сможет сделать препарат с императором. Он вновь включил связь.

– Барос!

– Да, посланник?

– Доставь нас на Скорбь как можно быстрее.

– Мы уже в пути, сэр. Несколько часов, и мы сможем совершить межпространственный прыжок.

– Отлично.

Он расслабился. Наконец-то будущее оказалось в его руках.


– Я не обманываю, – повторил Рэнд, припадая к стакану с прохладным питьем. – Зачем мне врать?

– Не может быть, чтобы ты видел Кативара. Он из Дома, имеет высочайший ранг, второй после Риндалана. Чего он хотел достичь этим поступком? – Чирек вышагивал рядом с ним с покрытым пылью и потом лицом, явно не желая успокаиваться.

– Я знаю Кативара. Это был он.

Чирек раскинул руки, невольно повторяя предсмертный жест Сели.

– Этого не может быть. Послушай, ты не так давно живешь среди нас, чтобы научиться различать черты лица. Форма гребня, украшения, глаза…

– Но почему этого не может быть? Если он из Дома, почему примкнул к религии Преображения? Чего он надеялся достичь, проповедуя ересь?

– Потому, что он едва выдержал испытания. В первый раз его отослали, но семья упросила повторить испытания – на второй раз он выдержал их успешно. Его бахдар был так слаб, что казался почти несуществующим. Он избрал церковь потому, что надеялся достичь высокого положения, но Дом отрекся от него. Он понимал, что значит быть простолюдином, постоянно подвергаться унижениям, и всеми силами постарался избавиться от этого. Он знает все, что мы потеряли и чего достигли.

– Повторяю, я видел его, – Рэнд упрямо сжал губы.

Оба они не обращали внимания на прорицательницу. Она осторожно поправляла повязку.

– Чирек, – вдруг произнесла она, и когда поняла, что привлекла его внимание, добавила: – Я видела его.

– Опиши его.

Она описала внешность чоя, по всем приметам напоминающего Кативара – от ярко-голубых глаз до свободной одежды, которую он предпочитал одеянию священника.

– Он хотел убить нас, – закончила она. Чирек пошатнулся.

Он растерянно взглянул на Рэнда, и Рэнд протянул ему холодный стакан. Мимо них скользили зеленые воды залива, в воздухе стоял удушливый запах панета, рейсовая летающая лодка, на которой они теперь находились, торопливо удалялась от Баялака. Вместо того, чтобы пить, Чирек приложил холодный стакан ко лбу.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать