Жанр: Научная Фантастика » Михаил Немченко, Лариса » Пари (страница 2)


Так состоялось знакомство.

- Так это вы написали "Свет голубой звезды"? - оживился американец, когда Вагин назвал свою фамилию. - Читал, читал...

Он говорил по-русски вполне правильно, хотя и с сильным акцентом.

- Где же вы могли читать? - удивился Вагин.

- Где? В "Знание - сила", разумеется. Я постоянный подписчик этого журнала... Удивлены? - Тилтон неопределенно хмыкнул. - Видите ли, мне не доставляет особого удовольствия говорить комплименты, но сегодня трудно писать о науке и технике будущего, не читая московских журналов. Думаю, что их выписывают все, кто здесь присутствует. За исключением разве что мисс Флай...

Едва заметным кивком головы он указал на высокую худощавую даму с ярко накрашенными губами, которая, дымя сигаретой, прогуливалась по залу, под руку с каким-то господином.

- Слышали о ней? Неужели нет? - Тилтон изобразил на лице притворное изумление. - Мисс Флай - автор нашумевшей трилогии о любви канадского астролетчика и пылкой марсианки. Мастерская обрисовка самых пикантных подробностей...

Американец закурил и вдруг спросил:

- Ну а мое вы что-нибудь читали? "Тилтон... Тилтон... - мучительно припоминал Вагин. - Ах да, про конец света..."

- Читал один рассказ, - проговорил он. - Названия, правда, не помню...

- Я и сам не запоминаю названий, - усмехнулся его собеседник. - Впрочем, мне это, пожалуй, простительно: как-никак их набралось уже около четырехсот... А о чем был тот, что вы прочли?

- О том, как космонавты, возвращающиеся на Землю из далекого путешествия, узнают, что в их отсутствие наша планета завоевана какими-то чужезвездными чудовищами...

- А, припоминаю... - Тилтон кивнул. - Ну и, разумеется, он вам не понравился. Ведь так?

- Если честно, - я не мог оторваться, - признался Вагин. - Ничего не скажешь, вы умеете брать читателя за жабры. Но сама идея... Да, я считаю подобные прогнозы в принципе неверными.

- О да, я знаю это из вашего романа... - начал было американец.

Но в этот момент участников встречи пригласили в зал, и "самое большое собрание вывихнутых мозгов" - как выразилась в те дни одна нантская газета - было объявлено открытым.

Вечером того же дня Вагин и Тилтон ужинали в ресторане.

Собственно, они уже поужинали и теперь допивали кофе, не без любопытства поглядывая на своего соседа по столику, грузного молчаливого немца, с сосредоточенным видом поглощавшего третью порцию какого-то замысловатого бретонского рагу. Вагин уже успел узнать, что этому человеку дважды присуждалась первая премия на традиционном "Конкурсе леденящих новелл", ежегодно проводимом мюнхенским "Клубом ужасов".

- Так я хочу вернуться к нашему утреннему разговору, - заговорил Тилтон, поставив на стол пустую чашку. - О вашем "Свете голубой звезды". Должен сказать, что прочел я его, в общем, с интересом. Но, понимаете, все портит этот ваш пресный дистиллированный оптимизм. Особенно в сцене встречи землян с "синими великанами". Все такие миленькие и добренькие, как в сказках для маленьких девочек.

- Зачем же утрировать? - не выдержал Вагин. Тилтон остановил его нетерпеливым жестом.

- Погодите, я еще не кончил. Я хочу спросить: почему, собственно, вы так уверены, что встреча с обитателями других миров не будет трагической для людей Земли?

- Если она вообще когда-нибудь состоится, - неожиданно проговорил немец, перестав жевать. - В моей новой повести астронавты, из конца в конец пересекшие Галактику, ощутят ужас космического одиночества, ибо они поймут, что Земля - единственная искорка жизни, теплящаяся во мраке Пространства.

Он замолчал и снова принялся за свое рагу.

- Ну, это было бы еще не так плохо, - заметил Тилтон. - Но, к сожалению, большинство астрономов считает, что мы не одиноки. В Галактике наверняка есть существа сообразительнее нас, и встреча с ними не сулит нам ничего хорошего. Убежден в этом. А вы что скажете, мистер оптимист?

- Скажу, что в космосе способны путешествовать лишь существа, находящиеся на высшей ступени развития Существа высокоразумные и, значит, гуманные.

- Гуманные... - американец иронически усмехнулся. - Мы часто забываем точное значение этого слова. А между тем гуманность - это всего лишь уважительное, доброжелательное отношение к себе подобным, не больше. Человечность - как говорите вы, русские... Заметьте: к себе подобным. А сочтут ли пришельцы нас, землян, себе подобными - это еще вопрос... Вот мы с вами тоже считаем себя гуманными, и, однако, нас ничуть не возмущает, когда наших двоюродных братьев по эволюции, человекообразных обезьян, держат в железных клетках и проводят над ними всякие эксперименты. Но кто может поручиться, что пришельцы не будут превосходить нас по уровню развития в такой же степени, в какой мы превосходим шимпанзе и орангутангов?

- Ну, это уж вы хватили лишку, - улыбнулся Вагин. - Обезьяны - животные. А мы говорим об отношениях между разумными существами. И смею вас уверить: наше человечество, уже сегодня оседлавшее атом и посетившее Луну, не будет выглядеть слишком уж бедным родственником даже рядом с самыми всемогущими звездными соседями.

Король ужасов покончил с третьей порцией и, кивком головы попрощавшись с собратьями по перу, неторопливо направился к выходу.

- Как видно, производство кошмаров требует повышенной затраты энергии, подмигнул Вагину американец.

- Вы что, знаете это по собственному опыту? Тилтон рассмеялся, шутливо

погрозив пальцем.

- Ну, ну, не язвить... А что касается гостей из космоса, - его лицо снова стало серьезным, - я думаю, все будет зависеть от того, придется ли им по вкусу наша планета. Если она им понравится - пришельцы вряд ли станут с нами церемониться.

Он замолчал, глядя в окно, за которым густели синие сумерки. В полупустом зале было не по-ресторанному тихо.

- Вы смотрите в будущее сквозь призму "борьбы всех против всех", - Вагин старался говорить как можно сдержанней, но чувствовал, что ему это не очень удается. - Вот вам и мерещится в космосе все та же вековечная грызня конкурентов. А мне хочется верить в другое! В добрую волю...

- Но ведь будущее не отделено от настоящего какой-то резкой гранью! почти выкрикнул Тилтон. - Вот мы с вами живем на заре космической эры. Технически люди уже доросли до полетов к другим планетам. А морально?! Посмотрите вокруг. Мы живем в мире, раздираемом ненавистью и подозрительностью. Преступность растет как на дрожжах... Кровавые расовые конфликты... И над всем этим зловещая тень застывших на взводе ракет с ядерными зарядами... А если так обстоит дело у нас, то где гарантия, что и неведомые астронавты далеких звезд не вышли на своих кораблях в просторы вселенной, отягощенные таким же или еще более страшным грузом зла?

- Давайте пройдемся, - вместо ответа предложил Вагин.

Они вышли из ресторана и неторопливо зашагали по тихой вечерней набережной.

- До полетов к звездам еще далеко, - заговорил Вагин. - Но давайте предположим, что наши или ваши космонавты обнаружили сегодня где-то в Солнечной системе мир разумных созданий, уступающих землянам по уровню интеллекта. Думаю, вы согласитесь, что этих существ не станут истреблять или обращать в рабство. И не потому, что все мы на Земле такие уж хорошие. Кандидаты в космические конкистадоры, возможно, и нашлись бы, - но им не дадут самоуправничать. Правительства, ученые, общественное мнение, наконец...

- Общественное мнение, - фыркнул Тилтон. - Можно подумать, что кто-то с ним считается!

- Оно заставит с собой считаться. И чем дальше - тем больше. Только при этом условии люди смогут когда-нибудь полететь к звездам. Да, я верю в это. И убежден, что таков закон развития любого вида разумных существ, где бы они ни обитали...

- Знаете что, - Тилтон вдруг остановился и протянул собеседнику руку, давайте пари!

- Что ж, давайте, - улыбнулся Вагин, скрепляя соглашение рукопожатием. А какую награду получит победитель?

- Какую? - американец окинул его критическим взглядом. - Ну, например, вот эту черную авторучку. Она будет напоминать мне об одном русском фантасте, оскандалившемся в своих космических прогнозах... Впрочем, - он усмехнулся, - в случае вашего проигрыша моим трофеем, к сожалению, некому будет любоваться...

- Вот видите, - весело подхватил Вагин, - мы, оптимисты, и тут в более выгодном положении!.. Итак, если человечество встретит в космосе врагов мистер Тилтон получает мою авторучку. Если же это будут друзья - он отдает мне свой лилово-огненный галстук. Кстати, дорогой коллега, ваш костюм от этого, пожалуй, только выиграет. Ну как, договорились?

- О'кей, - засмеялся Тилтон.

Так было заключено это шутливое пари.

* * *

- Приближаемся, - раздается за спиной голос профессора.

Вагин наклоняется к иллюминатору. Яркий сноп света от верхнего прожектора по-прежнему теряется в густой тьме. Но вот где-то там, в глубине, возникает слабое матовое сияние. Дно!

Теперь батискаф опускается совсем медленно: профессор включил гидротормоз, видимо боясь врезаться в мягкий грунт. Легкий толчок... Это цепь - гайдроп, висящая под гондолой, - коснулась дна. "Подводный дирижабль" встал на якорь.

Тилтон снимает наушники и, с трудом повернувшись, делает шаг к креслу профессора. Один большой шаг. Таково расстояние от задней стенки до пульта управления.

Вагин не отрываясь смотрит в иллюминатор. Так вот оно какое, загадочное ложе океанской впадины... Собственно, ничего загадочного как раз и не видно. Обычный желтоватый песок. Множество низеньких холмиков, в которых виднеются маленькие круглые отверстия, Чьи-то норки... Значит, и здесь, под шестикилометровым прессом воды, есть жизнь! Вернее, была...

Профессор и Тилтон о чем-то тихо говорят, склонившись над приборами. Вагин слышит отдельные фразы:

- Видите, за сутки почти на метр...

- Невероятно!.. Выходит, скорость возрастает... Они явно не собираются посвящать его в суть дела. Ну что ж, это их право. В конце концов, он всего-навсего случайный экскурсант... И Вагин продолжает внимательно рассматривать дно.

Но тут о нем наконец вспоминают.

- Ну, какое впечатление производит впадина на нашего пассажира?

Профессор произносит английские слова, по-парижски грассируя.

- Довольно тягостное, - обернувшись, сознается Вагин. - Эта пустота...

- Да, молодой человек, на акватории, равной четверти Франции, исчезла всякая жизнь. И самое печальное, что причины до сих пор остаются неизвестными.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать