Жанр: Научная Фантастика » Евгений Войскунский, Исай Лукодьянов » Экипаж «Меконга» (страница 73)


— Слушай, старик, все будет в порядке, за меня не беспокойся. Когда уплывем, ты пойди к Бенедиктову, поговори с ним. И Рита… пусть с ним встретится. А я сегодня же вечером пришлю за вами яхтклубовский катер. В крайнем случае, завтра утром. Все.

Спорить было бесполезно: Юра хорошо знал упрямство друга.

Они переползли на противоположный склон большого грифона — здесь текли теплые грязевые ручьи — и спустились к пляжу восточного берега.

Прибежал Валерка.

— Ничего не спрашивали? — сказал Николай, забирая у него спаренные баллоны.

— Валя спросила, зачем масло понадобилось.

— А ты что?

— Сказал — потом объясню. Они стирают там…

Николай налил из бутылки на ладонь янтарной жидкости и начал втирать ее в кожу. Тело его стало блестящим и скользким. Посмотрел на манометр акваланга: сто сорок атмосфер, почти полный запас. Затем он закинул баллоны за спину, Юра помог ему застегнуть ремни и пояс со свинцовыми грузами.

— Ну… — Николай стиснул Юрину ладонь, потом пожал руку Валерке. — До встречи, ребята.

— Смотри, Колька…

Только это и смог сказать Юра. Вид у него был несчастный. Николай хлопнул его по спине, улыбнулся.

Он смочил в воде маску и взял в зубы загубник, от которого к легочному автомату шли два гофрированных шланга, а вверх отходила трубка-шноркель для обычного дыхания. Натянул маску, закрывшую нос и глаза. Затем, укрепив на поясе кусок веревки, он, неуклюже переступая ластами, вошел в воду.

Когда вода дошла до подбородка, Николай переключил дыхание на баллоны, нырнул и поплыл над самым дном, усеянным мелкими ракушками.

Он обогнул обрывистый берег мыска и оказался в южной бухточке. Медленно, экономно расходуя воздух, он плыл вдоль берега, пока не увидел над собой темное, обросшее зеленью дно моторки. Тогда он подвсплыл, осторожно повел рукой по скользкому днищу. В носовой части он нащупал спасательный леер, свисавший с правого борта.

Вдруг моторка закачалась, грузно осела на корму: видимо, те двое вошли в нее.

«Только бы пузырьков не заметили», — подумал Николай, крепко ухватившись за леер.



7. На острове Ипатия происходят важные события

Я уже сказал и должен повторить еще раз — это было непостижимо и чудовищно.

Д.Лондон, «Рейс на „Снарке“


Некоторое время Юра молча стоял на берегу, глядя на пузырьки воздуха, отмечавшие путь Николая под водой.

Валерка тронул его за локоть:

— Ветерок поднимается, Юрий Тимофеевич.

Юра послюнявил палец, поднял его вверх.

— Верно, — сказал он тусклым голосом. — Есть небольшой. Только, похоже, северный.

— Он ведь хороший пловец, правда?

— Угу.

Тишина взорвалась: в бухточке застучал мотор.

Юра встрепенулся и полез вверх на увал. Галька шуршала пол его босыми ногами, сыпался песок.

Они взобрались на склон большого грифона и увидели, как моторка выходит из бухточки. Вот она скрылась за мыском. Снова появилась. Мотор застучал чаще, лодка задрала нос и быстро стала удаляться от острова.

Юра прилип к биноклю. Вова и Опрятин сидели в корме. А под носом моторки торчала над самой водой голова в маске.

— Ловко пристроился, — пробормотал Юра.

— Ау! Мальчики! — донесся из глубины острова Валин голос. — Где вы?

Она и Рита появились на гребне соседнего песчаного увала. Юра встал, помахал им рукой.

Женщины вскарабкались на склон грифона.

— Какой-то звук, — выдохнула Рита. — Мы услышали, будто мотор стучит…

Валерка молча показал на моторку — темный штришок на синей воде.

— Это шлюпка? — воскликнула Валя. — Она идет сюда?

— Наоборот, — сказал Валерка.

— Так почему же вы не сигнализировали?

— И где Николай? — добавила Рита.

— Слушайте! — И Юра коротко рассказал о событиях, которые произошли сегодня на острове.

— Так Анатолий здесь?.. — Рита сорвалась с места и побежала вниз, к железобетонному куполу.

Он на острове!.. Это он экспериментировал тут — она сразу подумала об этом, когда узнала о зарытых трупах собак…

Рита спрыгнула в углубление перед входом в дот — и остановилась, переводя дыхание. Страшная бледность проступила сквозь загар на ее щеках. Стальная дверь была заперта на замок, в ушках засова болталась свинцовая пломба…

Прибежали остальные.

— Заперто! — изумился Валерка. — Как же так?..

— Значит, он передумал и ушел с теми. Мы же не видели, как они садились в моторку, — сказал Юра.

— Как садились, не видели, — сказал Валерка, — но…

Юра перебил его:

— Наверное, он прилег отдохнуть на дне моторки.

— Ты уверен? — Рита беспокойно посмотрела на Юру.

— Куда ж еще ему деваться?

— А вдруг Опрятин запер его здесь? — Рита забарабанила кулачками в стальную дверь.

— Не выдумывай! — сердито сказал Юра. — Они ругались, это верно, но запереть его… Чепуха!

— Где вы слушали их разговор?

— Там. — Юра мотнул головой. — С той стороны.

Они обогнули купол и подошли к шахте вентиляции.

— Толя! — крикнула Рита сквозь решетку в темный провал шахты. — Толя!

Гулко откликнулось эхо. Тишина…

— Я говорю тебе, он уехал, — сказал Юра.

«Бенедиктов мог выйти из лота позже, — лихорадочно соображал он. — Когда мы обряжали Кольку на берегу. В моторке его, правда, не видно было, но он действительно мог прилечь на дно…»

— Юра, я должна попасть сюда.

— Пломбу срывать нельзя.

— Я не успокоюсь, пока не посмотрю сама.

В темных глазах Риты была тревога. Юра отвел взгляд. Потрогал рукой ржавую вентиляционную решетку. Постоял в раздумье.

— А,

была не была!..

Юра огляделся, взгляд его упал на обломок старого весла. Он вставил его меж прутиков и стал их расшатывать. Решетка заскрипела и подалась. С помощью Валерки он вывернул расшатанные прутики из бетона и отогнул их кверху. Теперь в шахту можно было пролезть…

Юра чувствовал за спиной напряженное дыхание Риты.

— Я полезу! — азартно сказал Валерка.

— Нет. Полезем я и Рита, — ответил Юра. — Конечно, и ей не следовало бы, руки и плечи обдерет, но раз она настаивает…

— Мы все полезем, — заявила Валя. — Нам тоже интересно. И не командуй, пожалуйста!

— Все с ума посходили сегодня! — проворчал Юра. — Ладно… Валерка, тащи веревку.

Он привязал веревку к бетонной трубе и спустил ее в шахту.

— Лезть будете по моему сигналу, — сказал он. — Валерка полезет последним.

Он протиснулся в отверстие и, перебирая руками веревку, полез в прохладную тьму. Он сразу ободрал плечи и локти о шершавый бетон. Мешал фотоаппарат, висевший на шее. Шахта оказалась неглубокой — метра два с половиной. Дальше она поворачивала горизонтально. Прижимаясь к бетону, Юра пополз ногами вперед. Ползти пришлось недолго, ноги ощутили пустоту. Согнувшись и держась за веревку, он выполз из шахты и спустился в темное помещение. Ага, вот и пол. Юра стал на ноги, вытер тыльной стороной ладони пот с лица.

— Юра! — услышал он взволнованный Валин голос. — Почему ты молчишь?

— Все в порядке! — крикнул он. — Сейчас осмотрюсь!

Глаза немного привыкли к темноте. В слабом сумеречном свете, проникавшем сюда сквозь вентиляционную шахту, проступили неясные очертания приборов на полках. Юра осторожно шагнул и ударился босой ногой обо что-то твердое. Чертыхнулся. Нащупал стол, зашарил руками. Бумаги… Книги… Кубики какие-то… Ага, настольная лампа! Он нажал кнопку. Вспыхнул свет. Юра живо огляделся…

— Ты зажег свет? — донеслось сверху. — Ну, можно наконец?

— Лезьте! — крикнул Юра и, подойдя к отверстию шахты, которое зияло под низким потолком, объяснил, как нужно ползти.

Первой приползла Рита. Он помог ей выбраться из шахты.

— Ты все уже осмотрел? — спросила она, оглядываясь.

— Нет. Подожди немного.

Приползла Валя, а за ней Валерка.

Все были исцарапаны, на загорелых руках и ногах белели полоски ссадин.

Осмотрелись. На стеллажах, вделанных в стену, стояли электроизмерительные и оптические приборы, банки с химикатами, катушки с сердечниками и без сердечников («бессердечные», как их называют лаборанты), панели электронных приборов и множество других предметов лабораторного обихода. Длинный стол был завален книгами, белыми кубиками, свертками миллиметровки, исчерченной графиками. Раскладное парусиновое кресло довершало убранство помещения.

— Вот что, — сказал Юра. — Прошу ничего не трогать.

Он был серьезен и озабочен, сознавая, что взял на себя большую ответственность. Никому не дозволено совать нос в секретные лаборатории. Даже если они используются не по назначению…

Узкий проем вел в другое, темное помещение. Рита решительно направилась туда.

— Подожди, — сказал Юра. — Первым иду я.

Он осторожно спустился в проем — здесь было несколько ступенек — и нащупал на стене выключатель. Сильные лампы вспыхнули под сводчатым перекрытием — очевидно, тем самым куполом, что выходил наружу. Посредине круглого каземата стоял двигатель внутреннего сгорания, соединенный через муфту с электрическим генератором.

Юра наклонился к фирменной табличке генератора: ого, шесть тысяч вольт!

Дальше узкий длинный коридор вел к лестнице, упиравшейся в стальную наклонную дверь — ту, что снаружи была запломбирована. В коридоре стояли стеллажи с аккумуляторами — вот откуда свет!

— Да, — сказала Рита, — его здесь нет.

«Спущусь вниз», — вспомнил Юра подслушанные слова Бенедиктова. Он вернулся в круглый каземат, поискал взглядом. Так и есть: люк в бетонном полу! Он решительно потянул за кольцо, крышка люка откинулась. По скобам, вделанным в стену, Юра спустился в нижнее помещение. Здесь горел свет.

— Спускайтесь! — крикнул он и стал осматриваться.

За низкой перегородкой высились две белые колонны изоляторов. Верхушки колонн уходили в перекрытие и там, в особой камере, увенчивались большими металлическими шарами. Внизу, в глубокой яме, у основания колонн, виднелся электромотор с валиком, через который была перекинута широкая шелковая лента.

Мотор работал, слышался слабый шелест бегущей ленты. В помещении пахло озоном.

— Это Ван-де-Грааф? — почему-то шепотом спросил Валерик.

Юра кивнул.

Электростатическая машина Ван-де-Граафа построена на принципе, открытом Фарадеем: электрические заряды всегда скапливаются только на внешней поверхности проводника.

Электромотор приводил в движение бесконечную шелковую ленту, вертикально растянутую на двух валиках. Верхний валик помещался внутри большого полого металлического шара. Напряжение от генератора, расположенного наверху, в круглом помещении, подавалось через металлическую щетку на шелковую ленту, которая несла заряды вверх, внутрь шара. Так между внешней поверхностью шара, где собирается заряд, и землей создается разность потенциалов в несколько миллионов вольт.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать