Жанр: Научная Фантастика » Евгений Войскунский, Исай Лукодьянов » Экипаж «Меконга» (страница 74)


— Не подходить близко! — крикнул Юра. — Ничего не трогать!

«Странно, странно, — думал он. — Уехали, а генератор оставили включенным. Даже свет не погасили… А это что?»

Рядом с генератором Ван-де-Граафа на подставке из высоковольтных изоляторов возвышалась стопка толстых, по виду пластмассовых дисков диаметром около метра. На верхнем диске лежал медный лист, от него к белому щиту управления шел кабель невиданной толщины.

— Ах, черт! Смотрите! — Юра протянул отвертку «Дюрандаль». Неоновая лампочка-индикатор в ручке отвертки светилась розовым светом. — Ничего не трогать! — повторил он. — Кажется, это батарея электретов с колоссальным зарядом от Ван-де-Граафа. Здесь все под током.

— Электреты? — спросил Валерка. — Это которыми Колтухов занимается?

Юра не ответил. Он был необычно молчалив и озабочен.

«Ничего себе! — думал он. — С каким напряжением дело имеют. Серьезная установочка. Опрятин, кажется, занимается конденсацией облаков. Должен заниматься! Ну да, снаружи антенна торчит, похожая на локаторную, — наверное, для этой самой конденсации. Для отвода глаз, вернее… Проницаемость у них в руках… Где же самое главное? Пока что сплошная энергетика…»

Он подошел к белому щиту с приборами и рукоятками управления. Поблескивали донышки электронно-лучевых трубок. Рядом на изоляторах помещалась спираль. Внутри спирали был подвешен нож среднего размера с желтоватой ручкой.

— Мой нож! — Рита шагнула к спирали, протянув руку…

— Назад! — заорал Юра. — С ума сошла? Смотри!

Лампочка в рукоятке «Дюрандаля» светилась «не своим голосом».

«Вот он, главный узел, — подумал Юра. — А эти провода куда ползут?»

От спирали провода тянулись к большой клетке из вертикальных медных трубок. Клетка была пуста, только из бетонного пола торчали две палки, соединенные перекладиной. Через перекладину был перекинут кусок не то брезента, не то парусины.

Юра поднес отвертку к одной из трубок клетки — индикатор продолжал светиться.

— Что это? — Валя указала на полуоткрытую картонную коробочку, которая лежала возле клетки.

Юра поднял коробочку. В ней поблескивали стеклянные ампулы. Не успел Юра прочитать латинское название на синей этикетке, как Рита выхватила у него из рук коробку. Посмотрела — и отшвырнула. Губы у нее задрожали. Она отвернулась. Валя и Валерка, ничего не понимая, удивленно смотрели на нее.

И один только Юра увидел, куда упала отброшенная коробочка. Пролетев между трубками, она упала на пол внутри клетки и… исчезла. Провалилась, утонула в бетоне, будто и не было ее…

Юра оторопело смотрел на место ее падения. Так вот оно что! Да, проницаемость у них в руках…

— Я хочу забрать нож, — услышал он Ритин голос.

Юра обернулся к ней.

— Нет. Брать ничего не будем.

— Но это мой нож! — Рита повысила голос. — И потом, ты сам сказал, что Анатолий решил порвать с Опрятиным и забрать нож.

— Хотел, но не забрал же…

— А я заберу.

Юра пожал плечами. В конце концов, это ее право…

— Ладно, — сказал он. — Но сперва я сделаю снимки.

Он нацелился фотоаппаратом и несколько раз снял загадочную клетку, и торчащие из пола деревяшки, и щит управления с ножом и спиралью.

Затем он внимательно осмотрел установку. Из рукоятки ножа выходил провод со штепселем, вставленным в гнездо щита управления. Прежде всего Юра выдернул штепсель. Почитав надписи над кнопками, он нажал одну из них, в центре белого щита. Осторожно выключил магнитный пускатель. Поднес отвертку к спирали — теперь индикатор не светился.

— Ну, так…

Волнуясь, он освободил рукоятку ножа из зажимов и вынул его из спирали.

Валерка жарко дышал Юре в плечо.

— Это и есть матвеевский нож? — прошептал он.

Матвеевский нож! Так вот ты какой… Пожелтевшая от времени слоновая кость рукоятки, дымчатый булатный узор клинка. Клинок, который поразил Бестелесного в храме богини Кали…

Юра провел ребром ладони по лезвию. Рука свободно прошла сквозь сталь. Валерка попытался схватить клинок, но зажал в кулаке пустоту. Глаза его сияли.

— Дай-ка мне. — Валя потрогала нож. — Значит, все правда?.. — Она тихонько и радостно засмеялась, захлопала в ладоши, потом обняла Риту.

— Здорово! — сказал Валерка. — А как же он с проводом соединен?

— А вот смотри, — ответил Юра. — Проницаемость лезвия кончается за сантиметр от рукоятки, чувствуешь? А рукоятка насажена на хвостовик из обыкновенного вещества. Они, должно быть, сняли рукоятку, просверлили ее и пропустили провод. Припаяли его к хвостовичку, потом рукоятку посадили на место — и пожалуйста… Возьми. — Он протянул Рите нож. — Смотри не теряй больше… Теперь ты успокоилась?

— Да, — сказала Рита. — Он был здесь и уехал. Пойдемте отсюда.

— Как только вернемся в город, отдай нож Анатолию Петровичу, — сказал Юра, — а то неприятностей не оберешься.

— Хорошо.

— Смотри не забудь.

— Я же сказала. — Только теперь Рита вспомнила о Николае.

— А Коля… Это очень рискованно — висеть так долго под лодкой? — спросила она.

— Доберется.

Они поднялись на верхний этаж лаборатории. В помещении, откуда выходила вентиляционная шахта, Юра задержался у стола, разглядывая кучки белых кубиков, разбросанных возле микроскопа.

— Что за кубики, не пойму, — сказал он.

— Это гистологические препараты, — объяснила Рита. — Кусочки тканей, вырезанные из организма и залитые в парафиновые блоки.

— Понятно. Иначе говоря — детали тех бедных собачек, которых оплакивал Рекс…

Юра еще раз оглядел стол. Его взгляд задержался на полуприкрытой бумагами небольшой плоской железной

коробочке. Одна из ее стенок была снята, и коробочка, казалось, злобно скалилась шипами «ласточкиного хвоста».

Юра схватил коробочку.

— Так и есть! — крикнул он. — «Ключ тайны»!

Да, это был последний из трех ящичков, эскизы которых некогда сделал де Местр на последнем листе матвеевской рукописи. Ящичек, похищенный с московской выставки! Вот и знакомая гравировка на крышке: «AMDG», «JdM».

— Товарищи! — сказал Юра немного торжественно. — Это «ключ тайны». Здесь должен быть какой-то документ, объясняющий загадку матвеевского ножа.

— Так чего же ты тянешь? Давай посмотрим.

— Я не имею права пройти мимо этого «ключа», поскольку…

— Юрка, не тяни! — воскликнула Валя.

— Хорошо. Будьте свидетелями, товарищи.

И Юра, бледный от волнения, вынул из коробочки плотный желтоватый лист, сложенный несколько раз.

Лист не шуршал.

— Пергамент!

— Правильно, — подтвердила Валя, пощупав лист. — Телячья кожа, да какой тонкой выделки! Такую употребляли для очень важных документов…

Юра развернул лист. Его выгоревшие добела брови недоуменно поползли вверх.

Странный чертеж: семиугольная звезда, обведенная кругами, радиальные линии, цифры, рисунки…

— Знаки зодиака, что ли, — пробормотал Юра.

— Ну-ка, — Валя забрала у него пергамент. — Ой, это гороскоп!

— Гороскоп? — изумился Юра.

— Да, самый настоящий. Наверно, гороскоп важного вельможи. Как чудесно!

— А зачем он? Какое имеет значение… — начал было Валерка.

Валя уничтожающе посмотрела на него:

— То есть как это — какое значение? Это же великолепный документ тех времен. Любой специалист по истории научных заблуждений с ума сойдет от восторга, когда увидит его.

Юра вдруг захохотал.

— Чего ты? — спросила Валя.

— Гороскоп… — простонал Юра. — Вот за чем гонялись… — Новый взрыв хохота. — Всех… Всех обманул старый прохвост…

Валерка тоже заливался, хотя не совсем понимал, в чем дело. Он был компанейским парнем.

— Какой прохвост? — спросил он сквозь смех.

— Жозеф де Местр… — Юра немного успокоился. — Это он назвал гороскоп «ключом тайны»…

Валя не разделяла их веселья.

— Перестаньте гоготать! — сказала она. — А вдруг здесь что-нибудь зашифровано? Видите? Латинский текст внизу.

Объяснительный текст под Гороскопом начинался словами: «Anno Domini MDCCCXV».

— Это значит: год тысяча восемьсот пятнадцатый, — сказала Валя. — А в середине текста еще цифры: «MCMXV» — тысяча девятьсот пятнадцатый. Какой-то столетний срок.

— Ты можешь перевести латынь? — спросил Юра.

— Со словарем — пожалуй.

— Здесь и на обороте какой-то чертеж, — сказала Рита, рассматривая пергамент. — Что это? — воскликнула она. — Моя фамилия…

Оборотная сторона пергамента была густо испещрена кружками, соединенными линиями. В верхнем кружке было четко написано: «Theodor Matvejeff + 1764»[51].

А в самом нижнем кружке стояло: «Marguerite Matvejeva».

— Генеалогическое дерево семьи Матвеевых, — задумчиво сказал Юра. — Начиная от флота поручика и кончая тобой…

Рита встревоженно посмотрела на него:

— Иезуиты столько лет следили за нашей семьей?..

— Разберемся. — Юра забрал у нее пергамент, сложил его и засунул в железную коробочку. Затем закрыл ее крышкой и постучал по ней, чтобы шипы стали на место. — Семь бед — один ответ, — сказал он. — Я забираю эту штуку. Она украдена из музея.

Он обмотал цепочку, к которой была прикреплена коробочка, вокруг ремешка фотоаппарата. Еще раз огляделся.

— А теперь — лезем наверх. Иди первым, Валерка.

— Больше ничего смотреть не будем?

— Нет. Хватит с нас.

Валерка ухватился за веревку, подтянулся и исчез в вентиляционной шахте. Вслед за ним полезла Валя. Рита подошла к стене, взялась за веревку и вдруг оглянулась. Ее поразило выражение Юриного лица — растерянное и напряженное. Глаза у него были остановившиеся. Рита проследила направление его взгляда, но ни увидела ничего, кроме раскладного кресла.

— Что с тобой, Юра?

— Лезь наверх, — ответил он негромко.

А смотрел Юра именно на раскладное кресло. Две палки с перекладиной, обернутой парусиной… Там, внизу, в клетке, торчит из бетонного пола верх спинки такого же кресла. Кресло утонуло в бетоне! Так же, как коробочка с ампулами, только не до конца…

Что за страшная мысль! Юра даже зажмурился и помотал головой Нет! Не может быть…

Ему стало жутко. И душно. Душно в этом холодном подвале.

— Юра! — донесся из шахты Валин голос. — Юра!

Он опомнился. Погасил свет, медленно подошел к стене, нащупал веревку.

Наконец он выбрался наверх.

Солнце висело уже над самым горизонтом. Длинные тени увалов лежали на песке.

— Какие мы грязные, исцарапанные! — сказала Валя. — Зря мы с тобой купались, Рита.

— Коля уже добрался, как вы думаете? — спросила Рита.

— Наверное, — отозвался Валерка.

— Почему он пошел на такой риск?

— Он сильный пловец. И выдержка у него знаете какая?

Рита благодарно посмотрела на Валерку.

Пошли к лагерю. Обеденный час давно прошел, впору было ужинать. Вдруг Юра остановился:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать