Жанр: Научная Фантастика » Евгений Войскунский, Исай Лукодьянов » Экипаж «Меконга» (страница 75)


— Где Рекс? — Он свистнул в два пальца. — Рекс!

Собаки нигде не было видно.

— Ладно, вы идите, готовьте ужин, — сказал Юра, — а мы с Валеркой поищем.

Они нашли Рекса на берегу южной бухточки. Пес сидел у самой воды. Он лишь на мгновение обернулся, когда Юра позвал его, беспокойно перебрал лапами и снова уставился в воду.

Юра и Валерка сбежали с увала на пляж — и остановились пораженные: вся бухта кишела водяными змеями. Подняв над водой головы, они уплывали в открытое море. А с берега сползали еще десятки, а может быть, сотни змей. Они торопились, свивались а клубки, мешали друг другу.

Водяные ужи — отличные пловцы. Они часто кочуют с острова на остров в поисках птичьих яиц и могут проплывать большие расстояния. Но такое массовое переселение…

— Странное бегство, — сказал Юра. — И Рекс какой-то неспокойный.

Он лег на песок рядом с Рексом — и вдруг ощутил слабые и редкие подземные толчки. Юра вскочил на ноги. Чертов островок!..

— Пошли на большой грифон, — сказал он. — Рекс, за мной!

Обычно из кратера грифона ползла, медленно переваливаясь через край воронки, серая и теплая вулканическая грязь. Сейчас она застыла: выделение прекратилось.

— Грифон закрылся, — сказал Юра. — Привет!

— А это плохо? — спросил Валерка.

— Плохо. Пошли посмотрим тот, что поменьше.

Второй грифон тоже не пульсировал. Юра лег и приник ухом к пласту застывшей грязи. Он услышал глухой рокот: будто глубоко в недрах земли шла танковая колонна.

Они сбежали к восточному берегу — здесь всегда бурлила вода, лопались пузырьки газа. Теперь поверхность воды была спокойной и гладкой: закрылся и подводный грифон.

— Дело дрянь, — бросил Юра.

Вернулись в лагерь. Женщины возились у очага; Валя рассказывала что-то о гороскопах, Рита слушала, наблюдая за тем, как поспевает уха.

«Они спокойны, — подумал Юра. — Тем лучше. Не стоит их пугать преждевременно. Может быть, еще обойдется. Во всяком случае, до прихода катера… Катер сегодня вряд ли придет. Скорее, завтра утром. Как там Колька? Упрямый, дьявол!.. Ну и денек, однако!..»

Ели осточертевшую рыбью похлебку.

— Что с Рексом? — спросила вдруг Валя. — Не ест, и вообще… какой-то бледный, если так можно выразиться о собаке.

— Он немного переутомился, — сказал Валерка.

Валя засмеялась:

— Не иначе. — Она оглядела компанию. — Да что вы все скисли, товарищи робинзоны? Завтра мы будем дома! Подумать только: горячий душ, чистые простыни, еда, не пахнущая рыбой…

— Подожди, Валюша… — Рита напряженно выпрямилась, прислушиваясь к чему-то. — Не знаю, может у меня галлюцинация, но, по-моему, земля дрожит.

Некоторое время у очага было тихо.

Юра прервал молчание.

— Послушайте, ребята, — сказал он, ковыряя рыбьей костью в зубах. — Нет смысла скрывать от вас…

И он коротко изложил обстановку. Что-то произошло в недрах земли, и грифоны — отдушины для газа, сжатого огромным пластовым давлением, — закрылись. Теперь в глубине газ клокочет и ищет выхода…

— И где он найдет выход? — спросила Валя.

— Если бы знать, где!.. И когда… Может, еще сто лет ничего не случится, а может — каждую минуту. — Юра встал. — В общем, так, — сказал он, помолчав. — Забираем шмотки и перебираемся на плот. Оно спокойнее будет.

Через полчаса лагерь был свернут. Население острова Ипатия со всем своим имуществом перекочевало на плот.

Дул легкий северный ветер. Море было спокойное, чуть колыхался на отмели плот. В сгустившейся темноте неподалеку от плота слабо белел «Меконг».

— Давай отплывем, Юрик, — тихо сказала Валя.

— Подождем. Ветер с севера, на плоту против ветра не попрешь. Да ты ложись, спи. До утра, пожалуй, ничего не случится. А утром катер придет.

Медленно текло время.

Подземный рокот вдруг резко усилился. Рекс прижался к Юриной ноге и заскулил. Во время стихийных бедствий самые смелые собаки падают духом.

Страшный удар потряс остров. Из развороченной земли с ревом вымахнул призрачно-белый столб газа. Дождь гальки и кусков глины забарабанил по плоту. Свирепым жаром опалило лица. Полыхнуло огнем…

Гигантский ревущий огненный факел взметнулся в небо.



8. Про воду и огонь

Я стоял с сигарой у левого борта, наблюдая, как за оконечностью Апшеронского полуострова исчезает бакинский порт. От моей сигары остался лишь окурок. Затянувшись последний раз, я бросил его за борт. И в ту же минуту корпус «Астры» окружила огненная пелена.

Ж.Верн, «Клодиус Болебарнак»


Когда моторка осела на корму, Николай подождал немного и осторожно высунул голову у самого форштевня. Он знал, что сидящие на корме не могли его заметить.

Концы уже были отданы; с кормы доносилось железное позвякивание: должно быть, Вова сажал на место распределитель зажигания.

Николай услышал ворчливый Вовин голос:

— Рыбку хотел половить — так нет!.. Вечно горячку порете!.. Здесь рыбки полно. Видали, сколько пузырьков на воде?

Жесткий голос Опрятина:

— Меньше разговаривайте.

Так. Они ничего не подозревают. «Не теряй-ка времени, — скомандовал себе Николай. — Надо получше устроиться под форштевнем».

Он тихонько пропустил один конец захваченной с собой веревки за спасательный леер, свисавший с правого борта моторки. Затем проделал то же самое с леером на левом борту. Связав под водой концы, он пролез между днищем и веревкой. Она пришлась на уровне груди. Теперь заспинные баллоны акваланга уперлись в дно моторки так, что килевой брус вошел в промежуток

между ними.

«Удобно получилось, — подумал Николай, взявшись за веревку полусогнутыми руками. — Меньше будет болтать».

Несколько раз «чихнул» мотор. Николай вдруг испугался: а что, если с мотором все еще неладно и они опять вылезут на берег?

Но вот мотор ровно загудел. Лодка пошла — сперва тихо, потом все быстрее. Проплыл и исчез мысок.

Теперь, когда мотор работал на полных оборотах, нос лодки задрался, и Николая чуть ли не по грудь подняло над водой. Он дышал через трубку, не расходуя воздуха из баллонов. Он испытывал чудесное, ни с чем не сравнимое ощущение полета над водой. Ему пришла в голову забавная мысль: он сейчас выглядит, должно быть, как аллегорическая фигура, какие во времена парусного флота помещали у княвдигеда[52], под бушпритом корабля…

Николай проделал в уме небольшой расчет: до города около пятидесяти миль. Часов за пять моторка дойдет. В баллонах акваланга около двух тысяч литров воздуха. Когда он добирался до моторки под водой, он израсходовал примерно двести литров. Акваланг работает, пока давление в баллонах не опустится до тридцати атмосфер, — значит, еще четыреста литров нельзя использовать. Вблизи города придется отцепиться и плыть минут десять под водой. Итак, на дорогу останется около тысячи литров — иначе говоря, немного больше тридцатиминутного запаса воздуха. Это на случай, если встречная волна не даст дышать через шноркель. Надо держаться неподвижно и экономить дыхание: меньше чем на тридцать литров воздуха в минуту человек не проживет.

Вначале все шло хорошо. Николай, идя бреющим полетом над гладкой водой, получал только удовольствие от водяных струй, с силой обтекавших его тело. Ноги, поддерживаемые широкими ластами, волоклись по воде. Спина через баллоны плотно упиралась в киль.

Но вскоре пошла встречная волна. Моторка ритмично плюхала по волне, то опускаясь, то поднимая нос. Пришлось приноровиться и делать вдох только в момент подъема носа. Но все-таки вода попадала в шноркель, и Николай не всегда успевал продуть трубку.

В один из моментов, когда нос моторки высоко поднялся над водой, Николай увидел слева черные камни, окруженные белым кружевом прибоя и ярко освещенные солнцем.

Камень Персианин!

Казалось, он бесконечно долго несся под килем, захлестываемый волнами, — а пройдено всего пять миль! Десятая часть пути…

Нет, он не жалел, что затеял это дело. Знал, что потребуется предельное напряжение сил. Но только теперь он представил себе, что предстоит ему вынести…

Волна была небольшая, но корпус моторки гнал перед собой высокий бурун. Скорость шлюпки складывалась со встречной скоростью ветра. Он притерпелся к ударам волны, но тело его, непрерывно омываемое волной и обвеваемое потоком воздуха, быстро теряло тепло. Масло, впитавшееся в кожу, видимо, начало смываться. Николай мерз. Веревка, за которую он держался, резала ладони. И ветер свистел в ушах.

Николай потерял чувство времени.

Резкая боль скрутила большой палец левой ноги и быстро перекинулась на икру. Переменить положение!.. Николай с трудом повернулся на правый бок. Сгибая и разгибая ногу, он отчаянно боролся с судорогой.

Дышать, лежа на боку; было легче — трубка шноркеля реже захлестывалась водой, но положение было неустойчивым, приходилось сильно напрягать руки, а судорога в руках — самое страшное…

Он начал устраиваться по-старому, как вдруг услышал: такты мотора стали реже. Нос опустился, и Николай погрузился под воду. Моторка остановилась.

Дыхание сразу стало свободным, а неподвижная вода показалась теплой. Николай осторожно высунул голову из воды.

— Что за прихоть? — услышал он раздраженный голос Опрятина. — Неужели нельзя потерпеть?

— А чего терпеть, если жарко? — возразил Вова. — Да я быстренько окунусь. Видите, слева остров Булла? Значит, полдороги.

— Полдороги? Что-то очень медленно сегодня.

— Медленно, — согласился Вова. — Не пойму почему.

Снова раздался голос Опрятина:

— Между прочим: где к вам сел в городе Бенедиктов?

— Как я с ним сговорился, у шестнадцатой пристани, — ответил Вова. — А потом за вами пошли, на двадцать четвертую.

— Там никого больше не было, на шестнадцатой? Видел вас кто-нибудь?

— Вроде нет. А что?

— Ничего. Быстрее купайтесь.

Моторка накренилась, раздался всплеск — это Вова прыгнул в воду с кормы. Николай высвободился из-под веревки, переключил кран на баллоны и, перевернувшись головой вниз, нырнул поглубже.

Вова плескался возле кормы. Николай держался в стороне, на трехметровой глубине. Из-за того, что этому бегемоту жарко, приходилось растрачивать драгоценный воздух. Впрочем, нет худа без добра: можно хоть немного размять затекшие руки и ноги. Согреться немного. Вот только не обратили бы они внимание на пузырьки… Не опоздать бы занять свое место. Впрочем, будет слышно, когда он станет заводить мотор: с полуоборота не заведется… Пить хочется. С утра не пил и не ел ничего. Во рту мерзостно: наглотался соленой воды… Полдороги еще. Часа два? Это немного. Это страшно много… Горячего бы чаю сейчас! Как у Мехти на яхт-клубе. Крепкого горячего чаю…



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать