Жанр: Научная Фантастика » Евгений Войскунский, Исай Лукодьянов » Экипаж «Меконга» (страница 77)


Катера плясали на волнах, их швыряло из стороны в сторону, но стволовые — по большей части бывшие морские артиллеристы — не отрывались от штурвалов наводки и скрещивали струи на основании факела, чтобы оторвать пламя от поверхности моря.

Ночь или уже день? Не понять…

Но вот клинки водяных мечей срезали под корень огненный столб. В последний раз пламя взметнулось к небу — и потухло.

И сразу — темно. Нет, не темно: уже занимается рассвет. Неужели целая ночь прошла?..

Еще ревел потухший фонтан, но рев ослабевал с каждой минутой. Море успокоилось, стало гладким. Только в месте выхода газовых струй еще бурлила, вода.

Боцман Мехти попросил капитан-лейтенанта подойти как можно ближе к отмели. Он долго разглядывал черный остов яхты.

Капитан-лейтенант тронул его за плечо. Мехти молча отдал бинокль. Медленно спустился в каюту, лег на маленький диванчик, повернувшись к стене.

Взревели моторы. Катер пошел прочь от острова Ипатия, которого больше не существовало.



9. Юра, подобно Александру Македонскому, разрубает веревку, чтобы выйти из затруднительного положения

Хочешь послушать, как дрались в старину на морях?

Хочешь узнать, кто выиграл сражение при свете луны и звезд?

Уолт Уитмен, «Песня о себе»


Юра лежал на шершавых бревнах, закинув руки за голову и глядя в ночное небо. Над обвисшим парусом медленно плыл желтый и словно бы надутый ветром парус луны. Легкие дымчатые облачка то и дело наползали на полумесяц. Там, в вышине, ходил ветерок. Но внизу, над морем, было тихо.

Третья ночь на плоту…

Не забыть ту ночь, когда огненный столб встал над Ипатием. Он, Юра, изо всех сил наваливался на рулевое весло, чтобы быстрее отогнать плот от острова. Ветер гнал их на юг, вдоль восточного берега Ипатия. Нестерпимый жар опалял лица и кожу. Валерка схватил брезентовое ведро и, беспрерывно черпая воду, окатывал всех. Один раз плот чуть не занялся: огоньки пробежали по доскам, зашипела кора бревен.

— Парус! — заорал Юра. — Обливай парус!

Если бы сгорел парус — тогда конец. Тогда — прыгай в воду. А долго ли продержишься?.. Валерка ведро за ведром выплескивал на парус. Молодец, не растерялся. Женщины помогали ему — зачерпывали воду котелком и кастрюлей. Дымились бревна. Юра повис на рулевом весле, пытаясь хоть немного отжать плот к востоку.

И вот пылающий остров остался за кормой. Они плыли в ночь, в неизвестность. Сидя и лежа на бревнах, долго смотрели туда, на север, где вполнеба размахнулось зарево.

На рассвете зарево потухло. Плот уже был далеко от острова. В девятом часу утра парус заполоскал и обвис. Плот неуклюже развернулся боком и медленно поплыл по течению. Без ветра управлять им было невозможно.

Томительные, жаркие, безветренные дни…

Еды было достаточно. Хуже было с водой. Поспешное бегство помешало им наполнить анкерок, и там осталось на дне совсем немного. Теплую затхлую воду разбавляли морской. Она почти не утоляла жажду. К счастью, сохранилась ионообменная смола. Вчера обработали ею морскую воду — получилась относительно пресная, но противная на вкус вода. А когда и она кончится?..

— Перейдем на методы Бомбара, — сказал Юра. — Сырую рыбу будем кушать.

Валя сделала брезгливую гримасу.

А Валерка вспомнил зимний дрейф четверки наших солдат в Тихом океане.

— Ребята семь недель выдержали! — сказал он. — И в каких условиях: шторм, холод… Нет, нам все ж таки полегче. Каспий — не Тихий океан.

«А если налетит шторм? — подумал Юра. — На Тихом океане ходят волны-горы длиной метров в четыреста, их крутизна не грозит плоту опрокидыванием. Другое дело — каспийская волна, короткая, крутая, злая. Еще неизвестно, где опасней…»

Но вслух он этого не сказал.

Однажды далеко в стороне прошел вертолет. Прошел и скрылся, не заметив плота.

— Нас, конечно, ищут, — говорил Юра. — Колька всех там на ноги поднял.

Он водил пальцем по истрепанной карте. Свое место он знал только приблизительно: по компасу определял направление дрейфа, но скорость движения даже на глаз не мог прикинуть, потому что плот двигался вместе с течением и был неподвижен относительно воды.

— Нас несет к иранскому берегу. Вот сюда, наверное, в район Шахсевара, — говорил Юра, тыча пальцем в самый низ карты.

— И что тогда? — спросила Валя.

— Ты же знаешь фарсидский язык?

— Чуть-чуть понимаю, но разговаривать не могу.

— Ничего, столкуемся. Английский немного знаем. Свяжемся с нашим посольством…

Но Юра знал и другое: течение следует вдоль береговой липни и может скоро повернуть к пустынному восточному берегу…

Этого он тоже не сказал вслух.

И вот — третья ночь на плоту…

Валя откинула одеяло, села рядом с Юрой.

— Не спится. — Она тихонько вздохнула. — Страшно подумать, как там мама…

Он взял ее руку, погладил. Валя заглянула ему в лицо.

— Усатый, бородатый… Озабоченный… — Она прижалась к нему теплым плечом. — О чем ты думаешь?

— О нас с тобой, — сказал он. — И о Кольке.

— Скучно тебе без него?

— Непривычно.

— Скажи мне что-нибудь…

— Ты и так знаешь.

— Нет, скажи.

— Ты — хорошая, — шепнул он ей в ухо.

Валя закрыла глаза. Лицо ее, слабо освещенное лунным светом, было усталое и счастливое. Они долго сидели, прижавшись друг к другу, и молчали. Плот медленно несло в неизвестность.

Валя задремала. Юра прикрыл ее одеялом. Он посидел еще немного, потом разбудил Валерку.

— Твоя вахта, — сказал он, передавая ему часы. — В пять разбуди

меня.

— Зачем?

— Кажется, на рассвете должен пролететь спутник. Хочу посмотреть.

— Ладно, — сказал Валерка.

Он потрогал обвисший парус, прошел в носовую часть плота и сел, обхватив руками колени. Мучительно хотелось пить. Но пить можно будет только в семь утра — три глотка противной теплой воды…

Рита слышала, как Юра попросил Валерку разбудить его. Она невольно улыбнулась: такая обстановка, такая опасность, а он беспокоится, как бы не проспать пролет спутника. Великовозрастный мальчишка… Впрочем, такое мальчишество от возраста не зависит. Юру, должно быть, и в пятьдесят не покинет вот этот неистребимый интерес к жизни.

Вот он спит на голых бревнах, посреди капризного, переменчивого моря. Что ему снится? Спутник? Трубопровод? Ремонт яхты? Межпланетные путешествия?..

И Николай такой же. Посерьезнее немного, но, в сущности… Зачем он предпринял этот рискованный, безрассудный заплыв? Добрался ли?.. Что он делает сейчас? Мечется, наверное, по морю со спасательной партией…

Как там Анатолий? Нелепо разминулись они на острове… Слава богу, он развязался с Опрятиным. Лаборатория их погибла. Тем лучше! Теперь она, Рита, возьмется за его лечение. Он тоже беспокоится там, дома… Ох, скорей бы уж добраться домой…

Рита отбросила одеяло, села. О, какой туман наплывает!

Ей в плечо ткнулось что-то влажное и холодное. Это проснувшийся Рекс приветствовал ее, тронув носом. Она потрепала собаку за уши. Но Рекс вдруг решительно высвободился, отошел, насторожился. Ноздри его раздувались.

— Валерик, посмотри на собаку, — тихо сказала Рита.

Туман наполз и поглотил плот. Ничего не видать. Но в собачьем носу помещалась чувствительная приемная станция, и в радиусе этой станции было нечто заслуживающее внимания. Рекс стоял в напряженной позе и внюхивался в туман.

Валерка тронул Юру за плечо.

— Что случилось? — Юра вскочил на ноги.

Валя тоже проснулась. Валерка молча кивнул на пса.

— Да, что-то есть, — сказал Юра. — Он чует. Может, нас несет к берегу? Тогда надо ждать, пока рассеется туман. А если судно — надо поднимать шум. Впрочем, сейчас…

И не успела Валя ахнуть, как он прыгнул с плота в воду. Через минуту он вынырнул и, отфыркиваясь, взобрался на плот.

— Это не судно, — сказал он, сгоняя ладонями воду с тела. — В такую тихую погоду я бы услышал шум винтов.

— Обязательно для этого надо было прыгать? Сумасшедший! — сказала Валя.

— Обязательно. В воде звук распространяется впятеро быстрее, чем в воздухе.

Рекс тихонько рычал, стоя на краю плота.

— Почему ты не умеешь говорить, старина? — Юра положил ладонь на голову собаки.

Вдруг раздались какие-то металлические звуки, приглушенные туманом и расстоянием. Нет, это был не колокол, обязательный для судна, стоящего на якоре в тумане. Звуки падали в туман неравномерно — они были похожи на звяканье металла о металл. Кто-то хрипло откашлялся… Отчетливый возглас:

— Загер мард!

— Иранская речь, — негромко сказала Валя. — Загер мард — это, кажется, яд змеиный. В общем, ругательство…

Тот же голос, злобный и высокий, произнес длинную фразу. В ответ послышался другой голос — хриплый, виноватый.

— Переругиваются, что ли? — сказал Валерка.

— Погоди! — Валя напряженно вслушивалась в чужую речь. — «Лживый сын собаки, ты говорил, что понимаешь мотор», — перевела она. — А второй отвечает: «Я не виноват, хозяин… Это наделал поганый иноземец, когда чинил его…» Что-то еще — не поняла…

Иранское судно, болтающееся в море с испорченным двигателем!

— Давайте крикнем, ребята, — сказал Юра, — «Эй, на судне!» Три-четыре!

— Эй, на судне! — прокатилось над морем.

Металлический стук и перебранка сразу смолкли.

— На судне!

Томительная пауза, потом — негромкий гортанный окрик.

— Они стоят без хода, — сказал Юра. — Кажется, недалеко. Попробуем подгрести к ним.

Гребли чем попало: досками, стланями. Гребли на звук, стоя по краям плота на одном колене, как на каноэ. Через четверть часа в клубящемся тумане смутно проступил низкий борт судна, стоящего без огней. Человек в мягкой шляпе перегнулся через фальшборт, пытаясь разглядеть людей на плоту.

— Скажи ему: «Потерпели крушение, просим помощи», — шепнул Юра Вале.

Она, запинаясь, произнесла несколько слов. Получилось нечто довольно бессвязное, но, кажется, человек в шляпе понял. Он немного помедлил, потом кивнул и сделал рукой жест: поднимайтесь, мол.

Плот приткнулся к борту.

Валерка ступил на привальный брус судна и, легко перемахнув через фальшборт, помог женщинам взобраться на палубу. Юра быстро завернул немногочисленное имущество в одеяла, обвязал сверток веревкой и передал его Валерке.

Человек в мягкой шляпе исчез куда-то. Юра высадил Рекса на палубу, взобрался сам и живо осмотрелся. Затем он сунул сверток с вещами в закоулок за носовым трапом и велел Рексу сидеть там.

Иранец вернулся с фонарем. Он приоткрыл заслонку и бегло оглядел пришельцев. Валя и Рита были одеты кое-как: одна в рваном красном сарафане, вторая — в одеяле, накинутом на плечи, но обе автоматическим жестом поправили волосы. Парни были в купальных трусах.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать