Жанр: Научная Фантастика » Евгений Войскунский, Исай Лукодьянов » Экипаж «Меконга» (страница 82)


— Ложь! — закричала она яростно. — Он уехал с острова вместе с вами! Что вы с ним сделали, негодяй?

— Я не могу продолжать этот разговор.

В трубке щелкнуло, посыпались частые гудки отбоя.

Рита медленно опустила трубку на рычаг. Минуту или две она стояла, уронив руки, в мертвой тишине пустой квартиры. В открытую форточку влетела муха и стала биться о стекло.

— Точить ножи-ножницы! — донеслось со двора.

Рита схватила трубку и быстро набрала Юрин номер. Неторопливые гудки. Выждав немного, она снова закрутила диск. Юра не отвечал.



Из больницы Юра примчался домой на такси. Он заперся в ванной, погасил свет и принялся проявлять последнюю фотопленку.

За дверью скулил голодный Рекс. Надрывался телефон. Юре было некогда. Валька, наверное, звонит. Подождет. Потом он ей сам позвонит.

Выхватив мокрую пленку из фиксажа, он зажег свет и нетерпеливо просмотрел ее кадр за кадром. Странно выглядели негативы снимков, сделанных в островной лаборатории. Вот! Клетка, перекладина, торчащая из пола, а ниже — какое-то смутное белесое пятно… Что за чертовщина! Аппарат схватил то, что было под бетоном?!

Юра включил вентилятор, чтобы быстрее высохла пленка.

Теперь — печатать. Он продернул пленку сквозь увеличитель так, чтобы кадр с клеткой стал перед окошком. Подложил бумагу, дал свет. Бросил бумагу в проявитель. В красном свете фонаря на бумаге медленно, словно нехотя, проступила клетка, потом верхняя перекладина кресла… Смутные контуры самого кресла и…

У Юры по спине пробежали мурашки.

На снимке проступили туманные очертания человеческого тела. Оно полулежало в кресле, снятое странным ракурсом — сверху вниз.



Вова чувствовал себя скверно. Официальное лицо, вызвавшее его к себе повесткой, знало многое из его биографии. Знало даже о том недолгом периоде, когда Вова после демобилизации сделался автоинспектором…

Тогда он, Владимир Бугров, любил стоять на шоссе вблизи колхозного рынка. Он хозяйски оглядывал проносящиеся мимо машины и останавливал иные из них мановением руки. Просмотрев документы шофера, он говорил:

— Ты хороший мужик. Езжай себе. Только сначала давай выпьем.

Они шли к ларьку. Вова заказывал себе двести граммов, а шоферу пить было нельзя: за рулем не положено. Шофер только платил. Вова залпом выпивал стакан, молодецки крякал, возвращался на шоссе и выбирал очередную жертву.

Вскоре стоустая молва донесла до управления милиции весть о богатыре-автоинспекторе, который целый день глушит водку чайными стаканами без закуси и при этом сохраняет бодрость и зоркость. Начальство, зная, что Бугров человек непьющий, заинтересовалось. Выяснилось, что Бугров заключил с ларечником соглашение, по которому ему наливалась чистая вода, в то время как шоферы платили за водку. На этом автоинспекторская карьера Вовы кончилась…

— Давно было, — угрюмо сказал Вова, когда официальное лицо напомнило об этом печальном эпизоде.

— Согласен. А спекуляция икрой?

— Тоже бросил…

У официального лица манеры были добродушные, голос тихий и даже задушевный, но Вове от этого легче не стало. Наоборот, у него на душе вовсю скребли черные кошки.

— Допустим, — опять согласилось официальное лицо. — А наркотики?

Вова молчал, царапая ногтем край следовательского стола.

— Я спрашиваю: у кого вы покупали наркотики?

— Фамилию не знаю. Махмудом его зовут, — хмуро сказал Вова.

— Это на углу Девятой Параллельной? Возле автоколонки?

— Да.

— Арестован ваш Махмуд. И его ленкоранские сообщники арестованы. Там рыбачок один был, принимал в море иранскую контрабанду. Распутали наконец узелок…

Вова исподлобья взглянул на следователя:

— Я, между прочим, не для себя покупал.

— Знаю. — Голос у официального лица вдруг стал жестким. — Покупали не для себя, а человека угробили.

Вова так и подскочил на стуле.

— Кто угробил? — выкрикнул он. — Сам он себя угробил. Вы, товарищ следователь, бросьте… Я по его сильным просьбам покупал… Думаете, мне…

— Успокойтесь, — негромко сказал следователь. — Я не обвиняю вас. К сожалению, он не мог обходиться без этого… Вы мне расскажите, какие были отношения между Опрятиным и Бенедиктовым.

— Не было у них отношений, — твердо сказал Вова. — Грызлись они меж собой. Как на остров идем, так всю дорогу грызня.

— Из-за чего?

— Это — не знаю. За науку не могу сказать. Меня дальше отсека, где двигатель стоит, Опрятин не пускал. По-моему, не клеилось у них что-то.

Следователь предложил Вове подробно рассказать о последней поездке на остров.

— Значит, вы оставили Бенедиктова в лаборатории, — заметил он, когда Вова кончил рассказ, — запломбировали дверь и уехали, так?

Вова с искренним удивлением уставился на официальное лицо:

— Кто ж будет пломбировать дверь, если внутри живой человек остался?

— Н-да, живой человек… — Следователь внимательно разглядывал щекастую физиономию собеседника. — Перед отплытием с острова вы к доту не подходили?

— Нет, я с мотором возился.

— А какой у вас с Опрятиным разговор был на обратном пути?

— Вроде не было никакого. Молчал он как сыч…

— Был разговор. Когда вы остановили моторку, чтобы выкупаться.

Вова еще больше удивился.

— Верно, — вспомнил он. — Говорили, что медленно сегодня идем.

— А еще?

— А еще он спрашивал, на какой пристани сел ко мне Бенедиктов. И не видел ли кто.

— Вот-вот, — кивнул следователь и записал что-то.

«Так говорит, будто в моторке был с нами, — подумал Вова. — А может, Николай Ларионыч

ему рассказал?.. Ну нет, станет такой гусь по следователям ходить, как же…»

Следователь осторожно вынул из ящика стола плоскую железную коробочку на цепочке и положил ее перед Вовой:

— Узнаете?

Вову прошиб пот. «Влип!» — подумал он и полез в карман за платком.

— Лично мне, — сказал он скучным голосом, — эта железка не нужна. Я ее для научных целей взял.

— Украл, — поправил следователь.

— Пусть по-вашему… — Вова презрительно откинул мизинцем цепочку. — Я ее чуть кусачками тронул — и все… Не для себя брал.

— За кражу из музея придется отвечать.

Вова отвернулся к окну. Вот на чем попался…

— Весьма печально, Бугров. Отзывы о вас в институте положительные… Ну ладно. Пока идите. Вот здесь — подпишите о невыезде.



Опрятин побарабанил пальцами по черному чемоданчику, который лежал у него на коленях, и сказал ровным голосом:

— Вы не смеете возводить на меня такое обвинение. Это клевета.

Следователь молча положил перед собой папку. Немало дней прошло, немало изучил он документов и поразмыслил над ними, прежде чем вызвал на допрос Опрятина.

— Предупреждаю — вы понесете ответственность за клевету.

— Отвечайте на вопросы, гражданин Опрятин, — сухо сказал следователь. — Часто ли вы ссорились с покойным Бенедиктовым?

— Это не имеет значения. В любой работе бывают разногласия, тем более — в научной.

— Почему вы заперли и запломбировали дверь, когда уезжали с острова?

— Неправда. Ключ и пломбир я оставил Бенедиктову.

Следователь тяжелым взглядом посмотрел на Опрятина. Тот спокойно выдержал его взгляд.

— О чем вы спрашивали Бугрова, когда тот на обратном пути остановил моторку для купанья?

— Ни о чем.

Следователь нажал кнопку и сказал вошедшему сотруднику:

— Свидетеля Бугрова.

Вошел Вова. Опрятин даже не взглянул на него.

— Спрашивал, видел ли кто, как Бенедиктов ко мне в моторку садился, — ответил Вова на вопрос следователя. — Они на разных пристанях сели…

— Такого вопроса я не задавал, — спокойно сказал Опрятин.

— Как это — не задавал! — вскричал Вова.

Но следователь жестом остановил его.

— Есть еще один свидетель, — сказал он и опять нажал кнопку.

В кабинет вошел Николай Потапкин. Опрятин смерил его безразличным взглядом, потом демонстративно посмотрел на часы.

Николай подтвердил, что разговор между Опрятиным и Бугровым был.

— Смешно и нелепо! — Опрятин пожал плечами. — Даже если между нами был какой-то разговор, то как мог его там, посреди моря, слышать этот молодой человек?

— Свидетель Потапкин плыл с острова Ипатия до города, прицепившись к носу вашей шлюпки, — сказал следователь. — Это проверено. Еще вопрос, товарищ Потапкин: какой разговор произошел между Опрятиным и Бенедиктовым в подземной лаборатории перед… перед исчезновением последнего?

Николай подробно рассказал. Вова недоуменно смотрел на него, приоткрыв рот.

— Признаете, что был такой разговор? — спросил следователь, в упор глядя на Опрятина. — Признаете, что вы крупно поссорились с Бенедиктовым?

Опрятин ответил не сразу. Пальцы его нервно барабанили по чемоданчику. Мальчишки были на острове?.. Он не ожидал этого. Никак не ожидал… Смутное беспокойство не покидало его с того момента, когда жена Бенедиктова позвонила ему и крикнула, что он лжет. Он не стал ее слушать, отнес ее выкрик за счет расстроенных женских нервов… Но теперь оказывается… Что они могли еще видеть там? Впрочем, в лабораторию-то они никак не могли проникнуть… Нет у них никаких доказательств. Лаборатория погибла, и Бенедиктов тоже…

— Н-не было такого разговора, — глухо сказал Опрятин.

— Может, вентиляционной шахты тоже не было в вашем доте? — зло выкрикнул Николай.

Следователь нажал кнопку и вызвал остальных свидетелей. Вошли Юра и Валерик. Каждый из них подтвердил сказанное Николаем.

Все взгляды были устремлены на Опрятина. Он медленно провел ладонью по жидким влажным волосам. Медленно, подбирая слова, проговорил:

— Хорошо. Допустим, мы по-поссорились с Бенедиктовым… (Спокойнее! Взять себя в руки!) Что из этого? Мы поссорились, я уехал, а он остался завершить работу. В тот же день произошло извержение, выброс газа. Лаборатория погибла, и Бенедиктов тоже…

— Вы его убили! — крикнул Юра.

— Ложь! — Опрятин повернул к нему бледное лицо. — Это ложь! — с силой повторил он. — Подлая ложь!

— Вы включили установку и убили его! — Юра шагнул к столу. — Покажите ему снимки!

— Не торопитесь, Костюков, — властно сказал следователь. — Гражданин Опрятин, в вашей лаборатории были устройства, не имевшие отношения к конденсация облаков. У меня есть фотоснимки оборудования и заключение вашей дирекции. Извольте посмотреть.

Он стал аккуратно выкладывать перед Опрятиным крупные фотоснимки. Опрятин молча скользил по ним взглядом. Вдруг у него задрожали веки. Остановившимися глазами смотрел он на последнюю фотографию. Клетка, смутные контуры кресла, очертания человеческого тела, снятого странным ракурсом — сверху вниз…

Он прижал пальцы к глазам. Под левым глазом билась жилка. На выбритых щеках его проступила синева.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать