Жанр: Исторические Любовные Романы » Лесли Лафой » Бесстрашная леди (страница 10)


— Опустите меня на землю, я серьезно говорю, — настаивала Глинис, с трудом переводя дыхание и злясь на себя за слабость.

— Уверяю вас, Малдун, я тоже, — ответил Каррик и осторожно посадил ее на землю так, чтобы она прислонилась спиной к седлу. — Вы будете находиться там, куда я вас посажу, мадам. И будете делать то, что вам скажут.

— Вы не можете меня заставить.

— Черта с два, не могу, — сердито заявил он, достал из рюкзака кусок вяленого мяса и твердый бисквит и всунул их ей в руку. — А теперь ешьте, пока, я не расправился с вами. Через минуту я принесу вам немного воды.

— Позаботьтесь сначала о лошадях, — ответила она, понимая, что у нее нет больше сил сопротивляться. — Я в порядке.

— Я еще должен посмотреть на вашу рану до того, как вы уснете, — проговорил он, уходя.

Глинис глубоко вздохнула. Куда девалось ее самоуважение? Она сидит в грязи в каком-то каменном убежище без крыши и позволяет постороннему мужчине командовать ею. Откусив кусок сухого мяса, она задумчиво жевала его и пыталась разобраться в том, что с ней произошло.

Плечо ее горело, мешая сосредоточиться. Она откусила еще один кусок и постаралась отвлечься от собственных ощущений. Она наблюдала затем, как Каррик чешет Берта. Делал он это умело. Она даже улыбнулась, услышав, что он разговаривает с конем.

Что же, возможно, этот де Марсо не исчадие ада. Он прекрасно скачет верхом, хорошо разбирается в лошадях. И все же он не в ладах с законом и властями, подумала Глинис, не желая сдаваться.

Она внимательно наблюдала за ним, пытаясь раскусить твердый бисквит, который он ей дал. Теперь, когда он не сидел на своем огромном коне, плечи его казались еще шире, а ноги длиннее. Пыль покрыла плечи его темного пальто, а также гладкую кожу его ботинок. Темные волосы его ложились локонами на воротник, и она подумала, что с тех пор, как он стригся, прошло уже, наверное, много времени.

— Ешьте, — раздался его голос.

Глинис широко открыла глаза. Он даже не смотрел в ее сторону, как он мог узнать, что она остановилась? Покачав головой, она откусила еще кусок мяса, положила еду на колени и сняла шляпу. Затем перевернула ее вверх полями, опустила рядом с собой и смогла положить в нее мясо и бисквиты.

Она не много знала о своем спутнике, но у нее не было ни малейшего сомнения, что он зря не бросает слов на ветер и что он действительно собирается заняться се раной, когда кончит возиться с лошадьми. Мысль о том, как он будет отодвигать ее пальто и рубашку и прикасаться пальцами к ее обнаженной коже, взволновала ее. Зная, что наиболее безопасно сделать все, что возможно, самой, и стараясь быть готовой, когда он освободится, она попыталась сама снять пальто.

От усилий, которые ей пришлось затратить, чтобы приподняться и сдвинуть пальто с больного плеча, у нее снова началось головокружение. Она крепко сжала зубы и выпрямилась. Пот струйкой побежал по спине, и она вздрогнула.

— Боже милостивый, Малдун! — пробормотал Каррик и обхватил Глинис за плечи. — Стоит вам только попросить, и я возьму вас на руки.

— Я не хочу, чтобы меня брали на руки! — резко ответила она, хотя желала этого всей душой. — Вы лучше позаботьтесь о Берте.

— Берт? Странное имя для лошади.

— Не более странное, чем Молан, — возразила она, когда он осторожно снял пальто с ее больного плеча.

— Молан означает «слуга шторма», — объяснил Каррик, усаживая ее так, чтобы она могла прислониться к стене. — Вам не кажется, что оно ему очень подходит?

— Думаю, очень подходит. Он черный, и, видит Бог, вы сами можете быть как шторм, если захотите. Несколько часов назад вы грозились меня застрелить, а теперь вдруг стали таким внимательным, предупредительным. Что произошло?

Он только пожал плечами и начал расстегивать застежки на ее рубашке.

— А что означает имя Берт?

— Берт значит «яркий, сверкающий», — ответила Глинис, ощущая прикосновение его пальцев к обнаженной коже. — И он действительно блестящий, сияющий, вы просто этого не заметили. — Она отчаянно старалась избежать контактов с его умелыми руками. — Его надо обязательно почистить. И о вашей лошади тоже необходимо позаботиться.

Каррик выглядел очень мрачным.

— Не надо мне указывать, что и когда я должен делать со своими животными.

Когда он попытался развязать узел, который придерживал ее повязку, у нее перехватило дыхание.

Она видела, как бьется пульс в выемке на его горле, ощущала тепло его тела, мягкость длинных пальцев. Боже, ей необходимо находиться как можно дальше от него.

Заведя правую руку за спину, она достала прикрепленный к поясу кожаный футляр.

— Вот! — Она достала из футляра нож и передала его Каррику. — Воспользуйтесь им, чтобы побыстрее справиться с этой проблемой.

Каррик округлил от удивления глаза.

— Черт возьми, мадам, откуда это у вас?

— Я достала его из футляра, висевшего у меня на поясе, — ответила она с улыбкой. — Это вполне обычная вещь для владельцев ранчо. Разрежьте эту проклятую повязку и не возитесь с ней.

Каррик тоже улыбнулся.

— Если для вас это не имеет большого значения, Малдун, — сказал он, внимательно глядя на нее, — я предпочел бы развязать узел. У меня нет еще одной рубашки, которую я мог бы пожертвовать вам. Кроме той, конечно, что на мне.

— Нет никакой необходимости в такой жертве, господин де Марсо. На дне моей сумки, привязанной с правой стороны седла, — проговорила она, указывая рукой на седло, стоявшее за ее спиной, — лежит аптечка. Большая белая пластиковая

коробка с красным крестом на крышке, вы сразу ее увидите.

Он перегнулся через нее, чтобы отодвинуть хомут и открыть сумку. Глинис затаила дыхание, всеми силами стараясь не восхищаться его мускулами и красивой линией бедра. Только бы он не заметил ее волнения.

— А что за перевязка у вас на груди? — спросил он, выпрямившись и снова опустившись на колени.

Она открыла глаза и с удивлением посмотрела на него.

— Перевязка? — переспросила она.

Каррик перевел взгляд на ее грудь и широко улыбнулся:

— Там розовое кружево.

Покраснев до корней волос, она постаралась спокойно ответить:

— Это называется лифчик. — И поторопилась добавить: — Обычно я не ношу ни розовые, ни кружевные. Мы были очень заняты на ранчо последние дни, прачечная не работала. Чистым остался только этот лифчик! Вообще-то я таких не ношу. Это была случайная покупка.

Озорные огоньки сверкали у него в глазах, когда он в упор посмотрел на нее.

— Я смутил вас, Малдун?

— Нет, де Марсо, — ответила она, приподняв бровь, — хотя явно хотели этого.

Он опять внимательно посмотрел на нее.

— Но вы покраснели.

— Возможно, у меня поднялась температура, — почти весело ответила она. — Если мне повезет, это окажется свинцовое отравление, и я скоро умру.

Каррик усмехнулся, ножом разрезал повязку и быстрым резким движением снял ее с раны.

— Есть какие-нибудь предсмертные желания?

— Да, есть. Позаботьтесь о моем коне.

— Обвешаю смотреть за ним, как за моим собственным, Малдун.

Он поднял коробку с медицинскими принадлежностями, несколько секунд внимательно рассматривал ее, затем открыл.

— Это выглядит многообещающе, — насмешливо проговорила Глинис, глядя, как он отставил коробку в сторону, и добавила: — Молан все еще ждет, когда вы к нему вернетесь…

Неожиданно ее пронзила такая сильная боль, что стало трудно дышать.

— Простите, — словно сквозь туман услышала она голос Каррика, — лучше сделать это сразу, чем продлевать мучения.

— Вы просто садист, — произнесла она и тыльной стороной ладони вытерла выступившие на глазах слезы. — Совсем как сестра Ратчед.

— Кто? — не поняв, переспросил он.

— Злая медицинская сестра, о которой я читала в книге. У нее каменное сердце, такое же, как у вас.

— Ошибаетесь, — возразил он и встал с оскорбленным видом. Но его сияющие глаза говорили совсем о другом. — Вы меня очень обидели, Молдун.

— Думаю, вы это переживете.

— Кстати, ваша рана выглядит не так уж плохо, бывает гораздо хуже.

Благодарю вас… — Она попыталась, скосив глаза, посмотреть на края раны, но тут же отвернулась. Ей стало нехорошо. — Вы действительно мой спаситель. А где вы научились медицине?

— На коленях моей матери, — он усмехнулся, — в качестве пациента. Она считала чудом, что я выжил в детстве.

Он опять перегнулся через нее и что-то достал из своей сумки. Это была серебряная фляга. Каррик плеснул немного жидкости себе на руки. От аромата дорогого виски у нее защекотало в носу.

— Дайте мне ее на минутку, — попросила Глинис.

Он с озадаченным видом протянул ей флягу. Глинис с улыбкой взяла флягу и подняла, будто собиралась произнести тост.

— Если вы намерены вылить эту драгоценную жидкость в дыру на моем плече, то я бы предпочла, чтобы часть ее сначала попала мне в кровь.

Она сделала несколько больших глотков, задохнулась и вздрогнула, когда виски согрело внутренности.

— Вы буквально лишили меня дара речи, мадам.

— Всего на несколько мгновений, — проговорила она, отдышавшись.

— А ваши подруги тоже любят виски?

— О нет. — Она улыбнулась и сделала еще один, на этот раз маленький, глоток. — Они его разводят, всовывают туда бумажную палочку, а потом медленно потягивают, вытянув губки.

— А что они думают о вас, Малдун?

Считая, что в лечебных целях ей нужно еще выпить, она снова глотнула.

— Я для них загадка, и меня это вполне устраивает.

— А мужчины?

Глинис какое-то время рассматривала замысловатый узор на старинной фляге, после чего ответила:

— Половина из них считают, что мне не под силу справиться с хозяйством, и ждут, когда я продам ранчо. — Она попыталась поставить флягу себе на колено. — А вторая половина жаждет жениться на мне из-за моих достоинств.

— По крайней мере они не слепцы, — с удовлетворением констатировал Каррик.

Она улыбнулась и покачала головой:

— Совсем не из-за того, о чем вы подумали. Из-за моей земли и рогатого скота.

— Сколько же у вас земли и скота, что они смогли затмить ваши личные достоинства.

— Да, — проговорила она и, не выдержав искушения, еще раз приложилась к фляге, — предполагаю, что большинство мужчин смирились бы со многими личными недостатками жены ради того, чтобы завладеть семью тысячами акров земли и всем, что находится на ней.

Каррик ушам своим не поверил и даже изменился в лице.

— Семь тысяч акров? Это же больше семнадцати тысяч гектаров!

— О, де Марсо, — проговорила она с иронией, возвращая ему флягу, — наконец-то мне удалось завладеть вашим вниманием.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать