Жанр: Исторические Любовные Романы » Лесли Лафой » Бесстрашная леди (страница 14)


— А вы сами не спросили ее?

— Она умерла, когда мне было пять лет. — Глинис пожала плечами. — Я никогда не встречалась с ней, не разговаривала.

— А как она умерла? — взволнованно спросил Мэйлер.

Роберт укоризненно взглянул на юношу.

— Не беспокойтесь, все в порядке, мне не тяжело говорить об этом, она погибла от рук грабителей. Они избили ее до смерти и отобрали деньги.

— А вы не тосковали без матери? — спросил Мэйлер. Она покачала головой.

— У меня была тетушка Рия.

— Случись со мной нечто подобное, я бы, наверное, вечно плакал, — прошептал Мэйлер.

Роберт положил руку на плечо юноши.

— Вечность — это очень долго, парень, — сказал он, стараясь утешить Мэйлера.

— Это примерно столько же, сколько вам потребовалось, чтобы приготовить нам это жаркое, — проворчал Каррик, желая сменить тему разговора на более спокойную и наконец утолить голод.

— Оно из кролика, — гордо заявил Мэйлер, предлагая Каррику отведать приготовленную еду. — Я все сделал сам.

— А картошку и морковку, которую я там вижу, — Каррик наклонился поближе, с удовольствием вдыхая аппетитный аромат, — ты тоже сам вырастил?

— Роберт встретил эту леди… Каррик лукаво усмехнулся.

— Что, кузен, еще одна интересная история?

— Это была пожилая женщина, — ответил Роберт, тоже усмехнувшись.

Каррик моментально включился в игру.

— По твоим меркам, ей, вероятно, было больше шестнадцати. И как тебе удалось познакомиться с таким очаровательным созданием?

Это по твоим меркам, а ей было примерно девяносто пять, — объяснил Роберт, держа в руках две деревянные миски, куда Каррик пытался положить солидные порции жаркого. Передав миски Глинис и Каррику, он продолжил: — Она направлялась из своего коттеджа с полной корзиной на рынок. Мы остановили и предложили облегчить ее груз и сократить дорогу.

— Что еще вы предложили бедной, ничего не подозревавшей женщине?

— Мисс Малдун, — произнес Роберт, прижав руку к сердцу и усмехаясь, — уверяю вас, я обычно веду себя, как и полагается истинному джентльмену. Поверьте, ничего, на что намекает этот разбойник, не произошло.

Каррик выпучил глаза и громко рассмеялся.

— Он просто волк в овечьей шкуре, Малдун. Смотрите не попадитесь в его ловушку, хотя он и называет себя истинным джентльменом. Он использует этот метод со всеми дамами.

— И всегда удачно, — добавил Мэйлер, решительно кивнув.

— Прекратите! Я протестую! — с притворным возмущением заявил Роберт.

— Тебе не кажется, что ты слишком бурно реагируешь? — спросил Каррик.

— По-моему, Роберт использует вполне нормальные средства самозащиты.

— Я потрясен, Малдун, — промолвил Каррик. — Никогда бы не подумал, что вы относитесь к тому типу женщин, которых легко обмануть красивыми словами и мольбой о сочувствии.

Она посмотрела на него с видом превосходства, и он понял, что она играет, что она не только понимает их иронию, но вполне может участвовать в добродушном мужском поддразнивании друг друга. Его заинтриговала такая возможность.

— А кто тут волк, я хорошо знаю, — сказала Глинис.

— Да? И кто же он? — спросил Каррик.

— Мэйлер, — уверенно ответила молодая женщина.

Парень взвизгнул от удовольствия. Глинис, прищурившись, смотрела на рыжеволосого юношу и нарочито медленно продолжала:

— Он покоритель женских сердец, это написано на его невинной физиономии.

— Роберт передал ему свой опыт, — заверил ее Каррик.

— Этого опыта не хватит, чтобы наполнить даже наперсток, — пошутил Роберт. — Если Мэйлеру удается пускать пыль в глаза женщинам, то этому он научился у Каррика.

Мальчик вскочил.

— Вы не собираетесь возражать? — обратился он к Каррику.

Каррик прикинулся, будто взвешивает все «за» и «против» этого предложения, и наконец уверенно заявил:

— Нет, я потратил слишком много времени и усилий на то, чтобы создать себе плохую репутацию, и в настоящий момент согласен купаться в совершенно незаслуженной славе.

— Кто бы говорил о вынужденном сочувствии, — промолвила Глинис.

Роберт положил руку ей на плечо и заговорщически прошептал:

— Подумать только, мисс Малдун, в глубине души я опасался, что вы падете жертвой обаяния Каррика, когда останетесь с ним наедине. Прошу прощения за то, что недооценил вас. Теперь я вижу, что вы женщина, обладающая острым умом и тонкой проницательностью.

— И это, без сомнения, позволит вам понять, что мой кузен — пустомеля и хвастун, — с усмешкой проговорил Каррик.

Он поднял комок земли и бросил кузену, заставив того снять руку с плеча Глинис, чтобы поймать летевшую в него грязь.

— Совсем наоборот, де Марсо, — ответила Глинис, усмехнувшись. — Ваш кузен кажется мне очень остроумным и весьма

занимательным.

Роберт подмигнул ей и взял кастрюлю.

— Могу я предложить вам, мисс Малдун, еще немного жаркого?

— Благодарю вас, мистер Сент-Джон, — сказала она, протягивая ему свою почти пустую миску. — Очень любезно с вашей стороны предложить мне еще одну порцию.

Каррик протянул свою миску.

— Можно и мне добавки?

Роберт, даже не обернувшись, улыбнулся Глинис и ответил:

— Возьми себе сам, кузен, я занят.

Сделав вид, будто не заметил невежливого ответа Роберта, Каррик достал из кастрюли жаркое.

— А где Ихан, Шин и Патрик?

— Они отправились общаться с девицами, — ответил двенадцатилетний Мэйлер, лукаво усмехнувшись.

— Кузина Шина живет в соседней деревне, — объяснил Роберт. — Он поехал ее навестить, а двое других отправились посмотреть, чем все это кончится.

— Вы считаете, что это разумно? — спросила Глинис, переводя взгляд с одного кузена на другого.

Роберт пожал плечами:

— Поскольку ни у одного из них нет царя в голове, думаю, что это не очень разумно. Но их нельзя было остановить, все мои усилия оказались напрасными.

— Роберт преувеличивает, — возразил Каррик. — Все трое хорошо соображают и могут вполне трезво оценивать обстановку.

— Я помню, как Шин оценил обстановку две недели назад, — с мрачной иронией произнес он.

Каррик отправил в рот ложку жаркого и ответил с улыбкой:

— Она утверждала, что она вдова, и он поверил ей на слово. Нельзя же винить его за доверчивость.

— Не будешь ли ты так любезен объяснить мне, зачем в таком случае он велел Патрику и Ихану стоять в эту ночь на страже?

— Благоразумие и осторожность, — стараясь говорить серьезно, произнес Каррик, — еще одно свидетельство их здравого смысла. Представь, что случилось бы, не поставь он их караулить, а муж неожиданно возвратился бы с того света?

— Мисс Малдун, я должен попросить у вас прощения, — обратился Роберт к Глинис. — Разговор, невольной свидетельницей которого вы стали, не предназначен для ушей леди. В качестве оправдания разрешите мне заверить вас, что долгое время я старался быть голосом совести среди этих бандитов, но жизнь показала, что их грехи значительно сильнее моих добрых порывов. Я делаю все возможное, чтобы держать их в рамках приличия, но мои усилия тщетны.

Каррик фыркнул.

— Не верьте, все это высокопарная болтовня.

— Не беспокойтесь, мистер Сент-Джон, — проговорила Глинис, похлопав его по руке. — Я слышала и не такие разговоры. Не думаю, что мужчины девятнадцатого века так уж сильно отличаются от мужчин двадцатого, когда речь заходит о девицах.

Каррик расхохотался.

— Должен признаться, вы весьма быстро адаптировались к перемещениям во времени, мисс Малдун.

Тень набежала ей на лицо, но она тут же улыбнулась и ответила ему. Каррику показалось, что улыбка была вымученной.

— Не думаю, что я адаптировалась к сложившимся условиям, но я хозяйка ранчо, мистер Сент-Джон. И первым условием успешной деятельности на ранчо является умение приспосабливаться к изменяющимся обстоятельствам. Вторым условием — способность выбирать главную проблему из тех, что свалились на тебя. Сейчас у меня нет возможности вернуться в свой мир, так стоит ли тратить силы и биться головой о стену?

Она старается сохранить хорошую мину при плохой игре, подумал Каррик.

— Это вполне разумная точка зрения, — промолвил Роберт, — я потрясен вашим самообладанием.

— Чем? — спросил Мэйлер у Каррика.

— Ее хладнокровием, — объяснил Каррик, — умением держать себя в руках, но он не видел ее после нескольких глотков виски, — добавил он.

— Уверяю вас, мистер Сент-Джон, только для медицинских целей, — попыталась объяснить Глинис. — Прошлой ночью ваш кузен настаивал на том, что необходимо перебинтовать мою рану. И, чтобы заглушить боль, я вынуждена была использовать единственное болеутоляющее средство, которое было в моем распоряжении. Боюсь, из-за усталости и шока, который я испытала перед этим, я недооценила силу воздействия виски, которое был о у вашего кузена.

— Я вел себя вполне прилично, — с достоинством ответил Каррик.

— Не сомневаюсь в этом, — сухо заметил Роберт. Каррик вспыхнул, но не успел ответить, снаружи донесся топот лошадиных копыт.

— Тревога, — проговорил он, вскочил на ноги и выхватил из кобуры пистолет. — Погаси огонь, Мэйлер. Малдун, оставайтесь с ним. Роб, следуй за мной.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать