Жанр: Исторические Любовные Романы » Лесли Лафой » Бесстрашная леди (страница 15)


Глава 8

Какое-то мгновение Глинис стояла в темноте, слыша лишь биение собственного сердца и учащенное дыхание Мэйлера. Пронизывающий тишину ритмичный стук копыт вытеснил из ее сознания боль и усталость. Куда ушли Каррик и Роберт? Она старалась справиться с охватившей ее паникой.

— Послушай, Мэйлер, — сказала она тихо, подняв с пола шляпу и напялив ее на голову, — не знаю, как обычно ведут себя члены вашего отряда, но думаю, нам следует приготовить лошадей. Как ты считаешь?

— Согласен, — тихо ответил мальчик. — Вот только соберу посуду.

— Оставь это, — сказала она, с трудом натягивая пальто, — если только на ней нет монограмм, которые могут навести на ваш след. Потом можно будет вернуться за ней или найти другую.

— Возможно, вы правы, — с сомнением проговорил юноша.

— Если Каррик будет сердиться, скажи ему, что это была моя идея, — сказала она, направляясь к занавешенной одеялом двери в конюшню.

— Вы знаете, что нравитесь ему, — заметил Мэйлер, следуя за ней.

Глинис улыбнулась, приводя в порядок амуницию Берта.

— Ты просто спутал его с Робертом, — спокойно возразила она, проходя к лошади Каррика.

Мэйлер подтянул подпругу на одной из лошадей.

— Роберту вы действительно нравитесь, но совсем не так, как Каррику.

— Да? В чем же разница?

— Роберт поцелует вам руку и глубоко вздохнет, прежде чем отдаст за вас свою жизнь. А Каррик кого угодно убьет ради вас, а потом увезет вас на своем коне.

— Знаешь, Мэйлер, — сказала Глинис, влезая на лошадь, — мне кажется, ты слишком молод для таких романтических историй.

— Мне все это говорят, — подтвердил юноша.

— Возможно, так оно и есть?

— Наверное. Но мне нравится смотреть на мир собственными глазами, — ответил он, усаживаясь в седло. — Мои картинки всегда выглядят более счастливыми, чем у других. А вам бы не хотелось, чтобы Каррик вас похитил?

Боже, левое плечо невероятно сильно болело. Самое большее, что она могла сделать левой рукой, — это удержать поводья Молана. Она подвела Берта поближе к выходу.

— Честно говоря, Мэйлер, мне совсем не хочется, чтобы меня кто-нибудь привязал к седлу и увез на закате. Я предпочитаю сама управляться с лошадью.

Снаружи, когда лошади остановились, они услышали приглушенные мужские голоса. Издалека доносился лошадиный топот.

— Всем девицам нравится Каррик, — продолжал мальчик.

Не сомневаюсь в этом, — с усмешкой согласилась Глинис, прислушиваясь к доносившимся из темноты голосам. По сердитому тону Каррика она поняла, что он взбешен.

— Куда бы мы ни приезжали, все женщины улыбаются ему, приносят подарки, приглашают в гости. — Увлеченный разговором, юноша не замечал, что происходит вокруг.

— И он это проглатывает?

— Что вы сказали? — переспросил юноша.

— Я спросила, нравится ли ему их внимание? Глинис продолжала прислушиваться к голосам, но ничего не могла понять.

— Каррик говорит на кельтском языке? — спросила она. Парень кивнул и продолжал рассуждать на интересующую его тему:

— Он не выглядит раздраженным, когда его окружают леди, но после этого у него портится настроение, и он говорит, что все женщины ограниченные и безвкусные.

— А ты знаешь, что значит безвкусные? — Глинис сердито приподняла бровь.

— Нет, но Каррик очень часто так говорит.

— Да он просто женоненавистник.

— Что вы хотите сказать?

— Все женоненавистники считают женщин ограниченными и безвкусными.

В темноте она увидела, как сверкнули его белые зубы, когда он усмехнулся.

— Думаю, именно поэтому вы нравитесь Каррику.

— Если ты не собираешься меня обидеть, Мэйлер, тебе придется объяснить, что ты имеешь в виду.

— Вы никогда не сдаетесь, не пасуете перед трудностями. Каррик и сам такой, вы это знаете.

До них донесся топот копыт.

— Если быть до конца честной с тобой, Мэйлер, я лишь заметила, что по утрам у него плохое настроение, а в остальное время дня он держится высокомерно. Не признает ничьей независимости, кроме своей собственной. — Она улыбнулась. — Поэтому сомневаюсь, чтобы я была в его вкусе.

— Может быть, вам стоит попробовать. Я слышал, он здорово целуется.

Глинис почувствовала, что краснеет.

Доносившиеся из темноты голоса неожиданно смолкли. Слышен был только топот копыт вдалеке. Затем раздалась ругань, приказы Каррика на кельтском диалекте и ржание лошадей поблизости.

— Это, вероятно, сигнал для нас, — сказала Глинис, двигаясь к выходу и ведя за собой Молана. Миновав покосившуюся дверь, она поторопилась освободить выход для Мэйлера и лошади Роберта. В этот момент к ней подбежал Каррик и схватил поводья. Примчался Роберт, разыскивая своего коня. Еще трое всадников исчезли среди деревьев.

— Британцы обшаривают окрестности, — сообщил Каррик, вскочив в седло. — Если они обнаружат нас…

— Мы погибнем, — договорила за него Глинис, развернув коня так, что топот копыт раздавался сзади. — Куда мы направляемся? — спросила она в то время, как Роберт и Мэйлер двинулись в сторону деревьев, росших позади коттеджа.

— Держитесь за одного из нас, — быстро проговорил Каррик, прислушиваясь к приближающемуся топоту преследователей. — У нас нет времени объяснять.

— Поняла. — Глинис отпустила поводья, давая возможность Берту идти по следу Роберта и Мэйлера.

Поколебавшись долю секунды, Каррик отправился вслед за ней.

Она прижалась к шее лошади, стараясь избежать столкновения с низко растущими ветвями, прислушиваясь к

биению собственного сердца.

Предоставив свободу лошади, Глинис погрузилась в невеселые думы. Куда, черт возьми, она попала? За что ей такое наказание? Где сейчас Каррик? Если она видит скачущих впереди, то, вероятно, британцы тоже смогут их обнаружить?

Она продолжала скакать вслед за всадниками, досадуя, что не знает местности. Будь она дома, ничего подобного не случилось бы. Она проверяла бы сохранность заборов, искала молодых ягнят и время от времени останавливалась бы, чтобы попить кофе из термоса.

Но она не дома и если не выберется из этой ситуации, то погибнет. Надо быть начеку.

Скакавшие впереди Роберт, Мэйлер и еще трое всадников покинули скрывавшие их деревья и двинулись по освещенной луной равнине. Волосы на голове у нее зашевелились.

Сподвижники Каррика выехали из леса, стараясь уйти от погони. Глинис натянула поводья. Именно здесь и можно попасть в засаду.

Доверившись инстинкту, она выехала из тени деревьев и резко повернула Берта вправо. Продвигаясь вдоль опушки леса и стараясь не потерять из виду остальных, она отчаянно пыталась подавить охватившее ее чувство ужаса. Они все были на виду.

«Перестань трястись как заяц, — приказывала она себе, — следуй за ними, это их дом, они знают, что делают». Но, несмотря на все доводы, она не могла избавиться от страха.

Она оглянулась на лес, который только что покинула. Где же Каррик? Она представила его себе лежащим среди опавших листьев, раненного и беспомощного. Через секунду она повернула Берта в обратном направлении.

В этот момент грянули ружейные выстрелы, послышалось хриплое лошадиное ржание и громкие мужские голоса. Взглянув на равнину, Глинис не увидела всадников. У нее перехватило дыхание. Она снова посмотрела в сторону леса, где оставался Каррик, потом на равнину, где никого не было. Берт переминался с ноги на ногу, не зная, в каком направлении двигаться.

Тут она увидела всадников, удаляющихся друг от друга, но двигающихся по направлению к видневшимся на горизонте холмам. Ближе всех оказался Мэйлер, немного дальше — Роберт. Глинис пришпорила коня и бросилась догонять юношу.

— Это была засада! — крикнул Мэйлер, когда она поравнялась с ним.

— Где Каррик?

— Я думал, он с вами, — ответил юноша.

Глинис молила Бога, чтобы с Карриком ничего не случилось. Несколько секунд они мчались по каменистой равнине, земля и дерн разлетались из-под копыт. Когда раздался ружейный выстрел, лошадь юноши упала замертво. С ужасом смотрела Глинис, как сам он перевернулся на живот и покатился по камням, словно тряпичная кукла.

— Мэйлер! — закричала она, подгоняя Берта.

Краем глаза она видела вспышки выстрелов на фоне зеленой травы и поняла, что надо делать. Пока парень перекатывался по камням, стараясь избежать свистевших вокруг пуль, Глинис отпустила поводья и поднялась на стременах.


У Каррика перехватило дыхание, когда он заметил двух британцев, появившихся из-за холма, и увидел, как упала лошадь Мэйлера. Он еще ниже пригнулся к шее Молана, побуждая его прибавить скорость, стремясь приблизиться к врагам на расстояние выстрела из пистолета, который держал в руке. Однако, подгоняя отважное животное, он понимал, что находится слишком далеко и никак не сможет помочь ни Мэйлеру, ни Малдун.

Каррик услышал второй выстрел, увидел вспышку огня и дыма из ружья британца, и сердце его замерло. Мэйлеру удалось увернуться от пуль, врезавшихся в дерн вокруг его головы. Кровь застыла у него в жилах. Он проклинал Молана, британцев, Мэйлера, Глинис Малдун и продолжал мчаться вперед.

В это время Глинис заставила Берта присесть, и Каррик округлил глаза, увидев, как из-под полы своего пальто она достала ружье, вскинула его на плечо и нажала на спуск. Один солдат свалился на землю, а второй поднял пистолет. Глинис снова выстрелила, и второй солдат, выронив пистолет, упал замертво.

Затем она прицелилась прямо в грудь Каррика, но, к счастью, узнала его и опустила ружье. Она что-то сказала, осматривая окрестность, но он не расслышал из-за стука копыт. Мэйлер вскочил на ноги и побежал к ней. Когда она вытащила ногу из одного стремени и нагнулась к юноше, Каррик понял ее намерение.

— Молодец, Малдун, — пробормотал он, направляя Молана к лошадям британцев, которые бродили вокруг убитых солдат. Он взял поводья более молодой и направился к Малдун. — Остановитесь! — крикнул он.

Глинис придержала своего взмыленного коня. Мэйлер сидел у нее за спиной, обеими руками крепко обхватив ее за талию. Каррик поставил пойманную им лошадь между Моланом и Бертом, и вместе с Глинис они пересадили на нее мальчика.

Встретившись взглядом с молодой женщиной, он увидел в ее глазах ярость, страх и ужас, но ни тени раскаяния. Он знал, что раскаяние придет потом, когда утихнут остальные эмоции и она останется наедине со своей совестью. Тогда она будет нуждаться в нем. И он окажется рядом, как она оказалась рядом с Мэйлером.

Никто из них не произнес ни слова, когда они двинулись вперед. Каррик все еще держал в руке заряженный пистолет, на коленях у Глинис лежало ружье, а Мэйлер сидел в новом седле.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать