Жанр: Исторические Любовные Романы » Лесли Лафой » Бесстрашная леди (страница 18)


Глинис Малдун не переставала изумлять его. Удивительной показалась ему и ее реакция на его объятия и прикосновения. Он был не первым, кто целовал ее, в этом он не сомневался. Чем еще она удивит его? Каррик задумался и глубоко вздохнул.

Глинис охватила паника, когда он убрал ее волосы несколько минут назад. Она поняла, чего он хочет, и он видел желание в ее прекрасных зеленых глазах. И в этот момент она убежала.

Кто-то, видимо, ее обидел. И очень сильно. Разум подсказывал, что ее прошлый опыт выгоден им обоим. Ее решение сохранять дистанцию между ними вполне его устраивало.

Он покачал головой. Что, черт возьми, с ним происходит? Он обычно без труда принимал важные решения. Знал, нужна ли ему та или иная женщина и стоит ли тратить силы, чтобы соблазнить ее. Бог свидетель, он никогда не испытывал нежных чувств ни к одной женщине, с которой переспал. Но с Глинис Малдун все было по-другому.

Каррик фыркнул, презирая самого себя, и отвернулся от окна. Чем скорее он расстанется с Глинис, тем лучше.


Глинис опустилась на камешек у небольшого ручейка и дала волю слезам. Ничего не могло быть хуже того, что с ней произошло. Верила она или не верила, но вынуждена была признать, что какие-то силы переместили ее во времени. И теперь неизвестно, вернется ли она на свое ранчо. Но дядя Ллойд и тетя Рия нуждаются в ней. У нее есть обязательства, она не может просто так бросить все. Она столько сил затратила на свое ранчо, что ей нельзя сдаваться без борьбы.

Ко всем ее бедам прибавилась еще одна. Мэйлер оказался прав: Каррик де Марсо чертовски хорошо целовался.

Но Джек тоже был специалистом по этой части, напомнила она себе, вытирая струившиеся по лицу слезы.

После двух лет замужества это было почти единственным его достоинством. И оно ни в коей мере не могло скомпенсировать все его недостатки.

Глинис посмотрела на чистое голубое небо. Она плохо разбиралась в мужчинах. И доказала это не только выйдя замуж за Джека Рэймера, но и дав ему второй шанс, прежде чем окончательно расстаться. Однако это не послужило ей уроком. Иначе она оставалась бы равнодушной к прикосновениям де Марсо.

— Но я сильная и должна справиться с этим, — прошептала она. — Сильная и умная.

Все образуется. Сестра Каррика с помощью магической силы вернет ее домой. А пока ей надо чем-то заняться, чтобы не думать о Каррике де Марсо.

Когда она жила у себя, работа с животными вместе с другими владельцами ранчо и их сыновьями отвлекала ее от романтических мыслей. Поскольку с Карриком такая деятельность невозможна, она должна придумать что-нибудь другое.

Умывая в ручье лицо, она нашла решение проблемы. Она потребует, чтобы ей разрешили принимать активное участие в борьбе за освобождение ирландского народа. После всего, что произошло, он не сможет ей отказать. Прошлой ночью она доказала, что предана их делу. И если она станет полноправным членом его отряда, ему придется относиться к ней как к товарищу. Обстоятельства заставят их уважать друг друга. Если же из этого ничего не получится, она просто застрелит его.

Глава 10

Глинис посмотрела на послеполуденное солнце. День выдался гораздо теплее, чем два предыдущих. Она рукавом вытерла влажный лоб и подумала, стоит ли тратить силы и снимать пальто. Плечо опять онемело, и малейшее движение вызывало невыносимую боль. Она снимет его, когда они снова остановятся напоить лошадей.

После поворота они увидели большой двухэтажный каменный дом.

— Это дом Сараид, — объяснил Роберт, ехавший слева от нее.

Первой мыслью, пришедшей в голову Глинис, была мысль о том, что сестра Каррика удачно вышла замуж. Затем она подумала, что любой человек, живущий в таком шикарном доме, должен иметь ванну и по законам гостеприимства позволить воспользоваться ею гостям. Оглядев себя, Глинис поморщилась и решила, что сестра Каррика предложит ей ванну просто из чувства самосохранения. Она попыталась посчитать количество труб. Четыре были на крыше главного здания, две на одноэтажной северной пристройке и одна на крыше южного крыла. Всего семь. Значит, там будет достаточно горячей воды.

— Как вам нравится маленький коттедж Сараид? — спросил Каррик.

— Я была бы в ужасе, если бы мне пришлось мыть все эти окна, — ответила Глинис, глядя на дом.

— Это в два раза уменьшенная копия дома наших родителей. — Он усмехнулся. — Лучшее, что смог сделать старый Гораций, но это произвело на Сараид сильное впечатление.

В два раза уменьшенная? Глинис повернулась, внимательно посмотрела на своего спутника и спросила:

— А чем занимаются ваши родители?

— Перевозкой товаров на кораблях, — ответил он, пожав плечами, — инвестициями в промышленность, немного сельским хозяйством.

Глинис не ожидала от него такой откровенности и продолжала расспрашивать:

— А чем вы занимались до того, как начали воевать с британцами?

— Когда я был чуть старше, чем Мэйлер сейчас, записался на один из кораблей моего отца и начал учиться судовождению.

— Он был капитаном корабля «Ветреный танцор», — проговорил Патрик, — отвечал за всю торговлю с Америкой.

— Патрик очень гордится тем, что был первым помощником капитана.

— А я тем, что был первым офицером на корабле, — добавил Роберт, — как мой отец на корабле отца Каррика. И если Бог нам поможет, мы поднимемся на корабль еще до конца этого месяца.

Каррик буквально окаменел, услышав сказанное Робертом, или это ей показалось? Она решила, что разумнее всего не обращать внимания на существующие между кузенами разногласия. Кроме того, у нее не было ни сил, ни желания разбираться в их сложных взаимоотношениях.

— А вы, Мэйлер, — спросила Глинис, — наверняка не остались в стороне от семейного предприятия?

— Я обслуживал Каррика.

— А вы, Ихан? — Она повернулась к высокому блондину, ехавшему позади рядом с Патриком. — Вы тоже бывший моряк?

— Нет, мисс Малдун, море никогда не привлекало меня. Я предпочитаю иметь дело с лошадьми. И всю жизнь провел с семьей де Марсо. Я и родился в замке О'Коннел, как и все остальные.

— В замке? — Она обернулась к Каррику, ожидая объяснений.

Он небрежно пожал плечами.

— Брат моей матери сжег настоящий замок, и мои родители построили новый в первый год своей совместной жизни, он окружен стенами, которые сохранились во время пожара. Только в этом смысле его и можно называть замком.

Значит, она была права в своих предположениях, подумала Глинис. Оба, и Каррик, и Роберт, родились в помещичьем доме.

— А, — медленно произнес Каррик, — нас уже обнаружили. Готовьтесь к нашествию.

Взглянув в сторону дома, Глинис увидела долговязого мальчишку с курчавой головой, который быстро взбежал по парадной лестнице, приоткрыв дверь, что-то сказал и помчался обратно.

— Это Мэтью, старший сын Сараид, — объяснил Роберт.

В следующую секунду из двери вывалилась целая куча детишек, и все они бросились вниз по лестнице.

— Марк, Лука и Джон, — говорил Роберт, указывая на каждого из мальчишек по очереди.

— Все как в Библии, — улыбаясь, заметила

Глинис.

— Это единственный способ, благодаря которому она может запомнить их имена, — язвительно улыбнувшись, заметил Каррик. — Я поеду вперед и возьму огонь на себя, — заявил он, пришпорив Молана. Мальчишки, собравшиеся во дворе, прыгали и радостно махали ему руками.

— Видимо, приезд Каррика — большая радость для его племянников, — сказала Глинис, вытирая рукавом влажный лоб.

Роберт улыбнулся, кивнул головой и добавил:

— И для племянниц тоже.

— А сколько всего детей у Сараид? — удивленно спросила она.

По последним сведениям — восемь, — усмехаясь, ответил Роберт и указал рукой на дверь. — А вот и женская компания. Это Ива, Мэри, Сара и Рейчел. Лука и Мэри близнецы, Джон и Рейчел тоже.

Глинис покачала головой и глубоко вздохнула.

— Как я могу разобраться в них и запомнить имена?

— Даже не пытайтесь, мисс Малдун, — посоветовал Роберт, — члены семьи и то пользуются записями. На вашем месте я никого из них не называл бы по именам. А если вам кто-нибудь из них будет нужен, посмотрите в список — насколько я знаю, так поступает и сама Сараид.

— Гораздо проще быть единственным ребенком, — проговорила Глинис.

— У вас нет ни братьев, ни сестер? — спросил Роберт с таким удивлением, как будто она сказала, что у нее шесть пальцев на ноге. — Но есть, вероятно, кузены?

— Нет. Только я.

— Наверное, очень одиноко жить в таком узком кругу, мисс Малдун?

— Но взамен получаешь спокойствие и порядок, — возразила она, наблюдая, как Каррик, соскочив с лошади, обнял сразу четверых племянников.

Почти в тот же момент, толкая друг друга, к нему бросились четыре девочки разного возраста.

— Он был бы хорошим отцом, не правда ли? — спросила Глинис.

— Да, — ответил Роберт, но что-то в его тоне насторожило ее.

Она повернулась и внимательно посмотрела на него.

— Насколько я понимаю, вы не одобряете его, Роберт. Лицо Роберта потемнело.

— Я не одобряю его упрямство, его нелепый фатализм.

— Если можно, объясните. В чем фатализм? — настаивала Глинис.

— Он всегда был уверен, что не проживет больше двадцати пяти лет. У нас по этому поводу были жаркие споры. Несмотря ни на что, он не желает думать о будущем и поэтому не заводит семью.

Теперь понятно его отношение к женщинам, а также готовность рисковать жизнью.

— А сколько ему сейчас лет? — спросила она, стараясь представить себе, какие жизненные планы крутятся в голове у Каррика.

— Двадцать пять. В начале ноября исполнится двадцать шесть.

Шесть месяцев. Неудивительно, почему он так торопится, воюя с церковной десятиной. Будь у нее так мало времени впереди, она тоже стремилась бы добиться чего-нибудь существенного в деле, которому посвятила себя.

— Проклятие, — пробормотала она, глядя, как Каррик поднял малыша над головой.

— Да, мисс Малдун, — подтвердил Роберт с отчаянием в голосе, — настоящее проклятие.

Они подъехали к дому.

— А вот и Сараид, — проговорил Роберт. — А этот довольно полный немолодой человек, который следует за ней, и есть ее преданный муж. Гораций. Вполне приятный мужчина, особенно если учесть все сложные обстоятельства их брака. — Роберт замолчал на секунду и пригнулся к седлу. — Бог мой, кажется, она снова ждет ребенка, — произнес он.

Глинис посмотрела на женщину, спускавшуюся по ступеням, на высокую талию ее платья и уже довольно большой живот.

— Вероятно, вы правы, Роберт, — сказала она, когда они въехали во двор.

Роберт моментально соскочил с лошади.

« — Не забыть бы мне переговорить с Горацио наедине до того, как мы уедем отсюда.

Глинис улыбнулась и наклонилась вперед, положив руку на седло. Наблюдая за Карриком, она видела, как он, освободившись от малышей, подошел к сестре и обнял ее. Роберт, поднявшись на две ступени, протянул руку Горацию. Мэйлер, соскочив с лошади, смешался с толпой ребятишек. Ихан и Патрик проскользнули мимо нее, уводя лошадей.

Она внимательно наблюдала за происходящим, понимая, что по законам хорошего тона ей следовало бы присоединиться к встречающим. Но она не принадлежала к этому обществу, не являлась членом семьи, и чувствовала себя гораздо лучше верхом на лошади.

Каррик отпустил сестру, которая тут же оказалась в объятиях Роберта, а сам обменялся рукопожатием с ее мужем. Потом, положив руку на плечо сестры, повел ее вперед. Глинис замерла в ожидании.

— Дорогая Сараид, — торжественно произнес Каррик, — я хочу тебя познакомить с нашей гостьей. — Он жестом указал на Глинис. — Это Глинис Малдун. Малдун, это моя сестра Сараид Конканон.

Голубые глаза Сараид округлились, она побледнела, и казалось — вот-вот упадет в обморок.

— Весьма приятно познакомиться, мадам, — проговорила Глинис, касаясь левой рукой полей шляпы, как это принято на Западе.

Закатив глаза, Сараид опустилась на руки брата, успев только произнести:

— О Боже!

Гораций и Роберт поспешили к ней. Передав сестру на попечение мужчин, Каррик выпрямился и посмотрел на Глинис.

— Я иногда произвожу на людей такое впечатление, — попыталась она объяснить, глядя, как мужчины уводили Сараид в дом. — Как выдумаете, она оправится?

Он уверенно кивнул.

— Она уже давно превратила обмороки в искусство, это помогает ей избегать неприятностей. Слезайте с лошади и пойдемте со мной.

Когда она слезла, он жестом подозвал Ихана.

— Постарайся что-нибудь сделать, чтобы Берт не выделялся среди других лошадей. И засунь ее седло куда-нибудь подальше. Мисс Малдун какое-то время не понадобится лошадь.

— Подождите минутку. — Глинис подошла к лошади, сняла сумки, прикрепленные к седлу, и повесила их на здоровое плечо, после чего вытащила из футляра «винчестер». — Благодарю вас, Ихан. — Она кивнула молодому человеку и потрепала коня по спине, прежде чем присоединиться к Каррику, ожидавшему ее на лестнице.

Гулливер среди лилипутов не мог чувствовать себя хуже, чем она в этот момент, подумала Глинис, глядя на окружающих. Она остановилась около дверей. Ощущая, сколько грязи скопилось на ней, видя кровоподтеки и дырки на своем пальто, она старалась ни к чему не прикасаться, даже к стенам.

— Дорогая!.. — взволнованно обратился Гораций к жене, которая откинулась на спинку розового диванчика и прикрыла глаза тыльной стороной ладони.

Роберт быстро подошел к сервировочному столику на колесах, налил в хрустальный бокал воды и предложил кузине.

— Выпей пару глотков, Сараид, тебе станет лучше.

— И тогда ты сможешь отвечать за свои поступки, — добавил Каррик, облокотившись о столик и держа в руке стакан виски.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать