Жанр: Исторические Любовные Романы » Лесли Лафой » Бесстрашная леди (страница 21)


Глинис постаралась сосредоточиться, не желая пропустить ни слова из того, что говорила Сараид. К счастью, лихорадка уже не так сильно мучила ее.

— Сердце Дракона всегда говорило правду, и мать принимала ее как веление судьбы, за исключением того случая, когда носила под сердцем близнецов и увидела в Сердце Дракона гибель Каррика.

— А откуда она знала, что это именно он, а не второй близнец? — спросила Глинис, не желая смириться с неминуемой смертью Каррика.

Сараид с тяжелым вздохом объяснила:

— Фелан блондин, как наша мать, а Каррик похож на отца. Как только они родились, мать поняла, что обречен на безвременную кончину Каррик.

— Не хотела бы я оказаться на ее месте, — тихо произнесла Глинис. — Это слишком тяжело.

— Да, — согласилась Сараид, вытирая ее волосы большим льняным полотенцем, — мать спрятала Сердце Дракона в ту ночь, когда родились близнецы, и больше не прикасалась к нему. Мать и отец стараются не вспоминать о грядущей беде и относиться к обоим сыновьям одинаково.

— Это, наверное, нелегко, — проговорила Глинис. Она вдруг почувствовала себя лучше, температура спала, головокружение прекратилось.

— На самом деле почти невозможно, — подтвердила Сараид. — В десятилетнем возрасте мальчики почувствовали, что от них что-то скрывают. Каррик был более настойчивым и требовал правды.

— И ему рассказали? — прошептала Глинис.

— У них не было выбора, Каррик нашел Сердце Дракона и увидел в нем свое будущее. Родителям оставалось лишь утешать его.

Эта новая информация о способностях Каррика была интригующей и в какой-то степени обнадеживающей.

— Значит, Каррик обладает таким же даром, как ваша мать, и может в рубиновой броши увидеть будущее?

— Он единственный из всех детей унаследовал этот дар, — явно раздосадованная этим, ответила Сараид, — и не хочет его развивать, считает это бесполезным. Какая несправедливость! Я всю жизнь пытаюсь приобщиться к этому, но все, что я могу…

— Это вытащить бедную, ничего не подозревающую женщину из штата Канзас, пронести ее сквозь столетия и опустить на землю в Ирландии, — договорила за нее Глинис.

— Я испытываю сожаление и стыд. — Она намылила губку и отдала Глинис. — Мне вовсе не хотелось впутывать вас в жизнь Каррика.

Точнее, в его гибель, подумала Глинис, однако нашла в себе силы улыбнуться хозяйке дома.

— Я готова простить вас, если только вы вернете меня домой.

— Не знаю, как это сделать. — Сараид нахмурилась.

Наступило молчание.

— Мы с радостью приняли бы вас в нашу семью, — сказала наконец Сараид.

— Я хочу вернуться домой, миссис Конканон. Моя семья там, хотя и не такая большая, как ваша, — сдерживая волнение, промолвила Глинис.

— Пожалуйста, называйте меня Сараид, — попросила хозяйка. — И я обещаю сделать все, что в моих силах, чтобы вы вернулись к себе домой, мисс Малдун.

— Тогда вы тоже зовите меня Глинис. Мисс Малдун звучит слишком официально.

Глинис сдвинула повязку на плече и, хотя глаза ее были полны слез, заметила, что Сараид разволновалась.

— Ваша рана в ужасном состоянии.

— Спасибо за заботу, — поблагодарила Глинис, выдавив улыбку.

— Я говорю серьезно, рана загноилась, надо что-то делать.

У Глинис снова разыгралась лихорадка, началось головокружение.

— У меня в сумке есть какая-то мазь, — сказала она.

— Боюсь, одной мазью тут не обойтись, — возразила

Сараид. — Если бы Каррик позаботился о вас раньше, ничего подобного не случилось бы.

— Он делал все, что мог, — вступилась за Каррика Глинис. — Однако обстоятельства в последние дни были далеко не идеальными для лечения.

— Ладно, — кивнула Сараид, — кончайте мыться, а я пойду за лекарствами. Необходимо удалить гной из раны. И не пытайтесь снять повязку, я отмочу ее.

— Вы хорошо разбираетесь в медицине? — спросила Глинис.

— Гораздо лучше, чем в магической силе.

— Слава Богу, — с усмешкой проговорила Глинис.

— Вы хорошо переносите лауданум?

— Понятия не имею.

— В таком случае придется попробовать. Я вернусь через пару минут.


Какое-то время Каррик смотрел на спящую Глинис, затем пощупал ее лоб. Он был горячим.

— Сколько ты дала ей этого лекарства? — спросил он сестру.

Совсем немного, — ответила Сараид, перемешивая угли в камине. — Чтобы она не чувствовала боли, когда я чистила рану. А то, что она долго спит, это не обязательно от лауданума, может быть, и от истощения. Или же и от того, и от другого.

— А как ее плечо?

— Ужасно, — ответила Сараид. — Но Глинис молодая и сильная. Я очистила рану и положила лекарство, которое снимает воспаление. Что не смогут сделать травы, сделает лихорадка. И уже через пару дней она пойдет на поправку.

Каррик не очень доверял сестре, однако не стал больше задавать вопросов.

— Я останусь с ней на ночь, — сказал он, обращаясь не то к сестре, не то к самому себе, — на случай, если ей что-нибудь понадобится.

Сараид резко повернулась к брату.

— Она тебе нравится, Каррик?

— Не в том смысле, как ты думаешь, — раздраженно ответил он.

— Тогда объясни. Он пожал плечами.

— Я просто уважаю ее за силу характера и выдержку.

— Каждая женщина обладает силой, Каррик, в той или иной степени, — заметила сестра, — но тебя интересуют в женщинах совсем другие качества.

— Я никогда не встречал женщины, хотя бы отдаленно напоминающей Глинис.

— Ты прав, — сказала Сараид, поправляя одеяло на спящей. — Иногда вообще забываешь, что она женщина.

Каррик окинул взглядом длинные каштановые волосы, разметавшиеся по подушке, высокие скулы, густые ресницы Глинис.

— Ты, может, и забываешь, — сухо заметил Каррик.

Сестра подошла к краю постели и, усмехаясь, сказала:

— Хотя бы раз в жизни взгляни на женщину не только как на предмет для забавы.

Каррик лукаво взглянул на сестру.

— Это вы с Робертом вместе придумали, чтобы наставить меня на путь истины?

— Мы дурного не посоветуем. — Она похлопала его по руке и пошла к двери. — Если тебе что-нибудь понадобится ночью, позови меня.

Каррик рассеянно кивнул. Дверь за сестрой закрылась, и он остался наедине с Глинис и со своими мыслями. Тишину в комнате нарушало лишь потрескивание дров в камине. Глядя на Глинис, Каррик вспомнил все, что произошло с тех пор, как она словно буря ворвалась в его жизнь. А произошло многое.

Он наклонился, осторожно убрал прядь каштановых волос со щеки и шепотом спросил:

— Что в вас особенного, Глинис Малдун? Почему, глядя на вас, я чувствую что-то непонятное?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать