Жанр: Исторические Любовные Романы » Лесли Лафой » Бесстрашная леди (страница 27)


— Роберт говорил мне, что вы второй сын, и это определило вашу судьбу. Что он имел в виду?

На этот вопрос было несложно ответить.

— По закону старший сын наследует все имущество отца. Младшего воспитывают и обучают на тот случай, если со старшим что-нибудь случится. Он как будто лишний. А с Феланом все будет в порядке.

— Но родители не могут считать своего ребенка лишним. Такое просто в голове не укладывается.

Проклятие. Он всеми силами пытался сменить тему, но это ему не удавалось.

— С годами я понял, что родители знают о моей ранней кончине, и этим определяется их отношение ко мне. Они дали мне хорошее образование, потворствовали мне, прощали мои провинности.

— Но мне кажется, вы не употребили это во зло.

Ее слова согрели ему душу.

— Глинис, милая, скажите об этом моим родителям, когда встретитесь с ними.

— А вы действительно думаете, что они направляются сюда? — спросила Глинис, когда они уже въезжали во двор.

Он кивнул, радуясь, что разговор перешел на более спокойные темы.

— В тот день, когда мы добрались до Сараид, я послал Патрика встретить их пароход. Мать найдет способ вернуть вас в ваш мир. Она весьма энергичная женщина.

Глинис бросила на Каррика взгляд и вдруг представила его себе на ее ранчо. Он и она, скачущие рядом по полям так, как сейчас. И возвращающиеся домой в конце дня. Ведь она может отправить Каррика вместе с Глинис. И тогда ему не будет грозить безвременная кончина. Это прекрасное решение проблемы. И совсем простое.

Она остановилась у конюшни, ожидая, пока Каррик заведет туда Молана. При слабом свете фонарей глаза его казались совершенно темными. Сердце Глинис сжалось.

— Когда ваша мать отошлет меня домой, Каррик, пусть отошлет и вас вместе со мной.

— Это невозможно! — отрезал он, слез с лошади и вошел в конюшню.

Она была обескуражена его решительным тоном. Ведь только что они беседовали по душам, и он был откровенен с ней.

— Каррик!

Он даже не обернулся, и Глинис пошла за ним.

— Вы даже не хотите обсудить такую возможность, — укоризненно проговорила она, заводя Берта в конюшню.

— И вам не советую, — ответил он, не поднимая головы.

— Почему?

— Потому что, теша себя надеждой, — сказал он, расстегивая ремешки на лошади, — вы испытываете боль. Так что будьте благоразумны.

— Но…

— Идите в дом, Глинис! — Он снял седло с Молана. — Я сам позабочусь о лошадях. — Его взгляд был красноречивее всяких слов.

Глинис была в отчаянии. Ей безумно хотелось бросить что-нибудь тяжелое в него, заставить его вернуться во двор и закончить этот вечер чем-нибудь более приятным. Но она не хотела, чтобы он знал, как больно ранил ей душу. Проходя в дверь, она бросила через плечо:

— Спокойной ночи и приятных сновидений.

— Добрый вечер, мисс Малдун, — услышала она, выходя из конюшни.

— Привет, Роберт, и всего хорошего.

Каррик поднял голову как раз в тот момент, когда его кузен сошел с дорожки, по которой быстро прошла Глинис. Он спокойно начал снимать седло с Берта, ожидая, когда Роберт присоединится к нему.

— Как прошло все у Макенна?

— Нормально. А что тебе удалось узнать в Грейстоуне?

— Имя офицера, который допрашивает Шина, Каннингем. Капитан Джеймс Каннингем. Он в ярости, потому что ничего не смог добиться от Шина. Всем известно, что этот сукин сын настоящий садист, он так же омерзительно относится к

британцам, как и к местным жителям.

Каррик кивнул головой и начал расчесывать Молана.

— Я разберусь с негодяем.

— Либо я, — ответил Роберт, взяв щетку и направляясь к Берту. В любом случае следует подождать с возмездием. Британцы ждут его и будут готовы к отпору.

Пусть они немного успокоятся, тогда риск будет не столь велик.

Сменив тему, Роберт, лукаво усмехаясь, спросил:

— Как случилось, что ты вернулся вместе с решительной мисс Малдун?

Каррик стиснул зубы. Роберт был таким же упрямым и настойчивым, как Глинис. Поскольку уйти от разговора было невозможно, ему оставалось лишь выбирать слова и рассказывать как можно меньше.

— Между домом Макенна и виллой Джулии Конрой я наткнулся на британский патруль. Случайно Малдун оказалась поблизости и спасла меня.

— И твои слова благодарности невероятно ее обидели?

— Бога ради, Роберт, не приставай ко мне, — взмолился Каррик, — вечер и так был нелегким и слишком длинным.

— И то, что она оставила тебя заботиться о лошадях, возмутило и разозлило тебя. Хочешь знать, что я думаю о тебе и Глинис?

— Нет, не хочу.

— Первый раз в жизни тебе встретилась женщина, которая не позволит тебе прятаться.

— Я не понимаю, о чем, черт возьми, ты говоришь? — Каррик повернулся к Роберту.

Продолжая расчесывать лошадь, Роберт спокойно продолжал:

— Я был с тобой в ту ночь, когда ты увидел картинку в Сердце Дракона. Это страшное предсказание изменило всю твою жизнь. С тех пор я наблюдаю за тобой и знаю тебя лучше, чем ты сам себя. Ты спишь с женщиной не только для того, чтобы получить наслаждение, для тебя это возможность избавиться от сомнений и неуверенности. Скрасить свое одиночество.

— Благодарю за подробный диагноз, — проворчал Каррик.

— Я еще не все сказал, Каррик.

— А с меня больше чем достаточно.

— Успокойся, я все равно выложу тебе все, что хотел. Последние четырнадцать лет ты жил в полной изоляции от внешнего мира. Когда ты бросался чинить снасти во время шторма, многие считали, что ты храбрец, но ошибались. Ты делал это потому, что это было страшнее, чем то, что ты увидел в Сердце Дракона.

Каррик с трудом сдерживал ярость.

— И вот появилась женщина, которая заглянула тебе в душу. Она не верит в неотвратимость предсказанной судьбы, она верит в тебя.

— С твоей проницательностью и ее решительностью из вас получилась бы хорошая пара, — ехидно заметил Каррик.

— Я не тот мужчина, которого она любит.

— Мне не нужна ее любовь, — проворчал Каррик, отложив щетку и взявшись за поводья.

Каррик молча наблюдал, как Молан устраивался в стойле. Он чувствовал на себе взгляд Роберта, но не повернулся к нему. Если бы их взгляды встретились, Роберт продолжил бы разговор. Но Каррик нынешней ночью получил столько советов, что был сыт ими по горло.

— Боже мой, Каррик, — прервал молчание Роберт, — Глинис может спасти тебе жизнь. Предоставь ей эту возможность.

Каррик смотрел вслед Роберту, который выходил из конюшни. Он никогда не думал, что кузен знает всю его подноготную. Он прислонился к стойлу и тупо уставился на покрытый соломой пол. А что, если кузен прав?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать